Структурная эволюция


После спада первой волны увлечения российских инвесторов структурными продуктами у последних обнаружился ряд недостатков. Однако финансисты поработали над ошибками и сегодня предлагают клиентам усовершенствованный продукт, во многом превосходящий своего предшественника. Олеся Кириленко раскрывает подробности работы обновленных структурных продуктов и рекомендует их как один из эффективных способов выстраивания стратегий по принципу разумной осторожности.

26.08.2014




Image005
Олеся Кириленко

Руководитель направления по разработке инвестиционных продуктов УК "Промсвязь"

Несмотря на то что индекс волатильности VIX, называемый еще «индексом страха», уже несколько месяцев находится на исторических минимумах, а рискованные активы выглядят достаточно дешево, повода для оптимизма и входа в такие активы пока нет. Поэтому при управлении капиталом следует руководствоваться понятиями «осторожность» и «здравый смысл».

В связи с этим хотелось бы остановиться на особенностях структурных продуктов. Сегодня, в период неопределенности рынка, они переживают свое второе рождение как инструменты адаптации портфеля инвестора к непростым требованиям по генерации дохода в таких рыночных условиях и защите капитала инвестора от различного вида рисков. Именно благодаря своей «настраиваемости» по множеству параметров структурные продукты способны решать практически все эти задачи. После первой волны популярности структурных продуктов в России в 2006–2008 годах эти инструменты попали под шквал острой критики. Им приписывали и повышенный по сравнению с традици­онными формами инвестиций уровень риска, и низкую ликвидность, и отсутствие дивидендных выплат по базовым акциям. К тому же при неблагоприятном исходе принято считать, что зарабатывает на структурных продуктах только эмитент или провайдер. Этим обвинениям не было конца.

Мы хорошо усвоили уроки прошлых лет, к тому же рыночные условия и спрос со стороны инвесторов, а также высокая конкуренция диктуют новые требования. Поэтому и предлагаемые нами структурные продукты претерпевают ряд трансформаций по сравнению с продуктами, скажем, пяти-семилетней давности.

Во-первых, срок обращения становится длиннее. Все мы знаем, что рынки цикличны. Срок обращения структурного продукта – это один из способов контроля над рыночным риском. В случае просадки рынка до погашения структурного продукта будет достаточно времени для восстановления. Поэтому оптимальным сроком инвестирования я бы назвала два-три года, а не один и менее, как это было несколько лет назад.

Во-вторых, от российских депозитарных расписок, которые были самым популярным базовым активом в 2006–2009 годах, акцент сместился в сторону активов развитых рынков. Как бы соблазнительно ни выглядела ожидаемая доходность продуктов с привязкой к российским акциям или депозитарным распискам, следует очень осмотрительно отнестись к инвестициям в российский рынок. К сожалению, пока не урегулирована ситуация на Украине, никто не может оценить в полной мере ее политические и экономические последствия для России. Да и замедление темпов экономического роста в нашей стране не оказывает поддержки акциям российских компаний. Уход от этих рисков лежит в выборе перспективных активов динамически растущих компаний развитых рынков.

Немаловажным становится то, что популярность продуктов, зарабатывающих только на росте или только на падении, остается в прошлом. В период затянувшейся неопределенности инвестор выбирает продукты, которые позволяют получать купоны не только при росте, но и при стабильности и даже снижении цен базовых активов, либо еще более консервативные варианты, когда выплата купонов не зависит от динамики цен базовых активов.

При этом видов защиты капитала в структурных продуктах по-прежнему осталось три: безусловная, условная и вовсе отсутствующая. Но если раньше продукты с условной защитой капитала, так называемые «барьерные» ноты, различались лишь типом барьера – он был либо американским, который наблюдается постоянно, либо европейским, который возникает лишь в конце срока обращения, – то теперь в нашем распоряжении множество других опций, повышающих вероятность положительного результата по продукту. Например, барьер может понижаться в течение срока обращения, может быть задано не одно, а два и более условий по защите капитала и прочее.

Что касается продуктов с безусловной защитой капитала, то и они претерпевают трансформацию в эпоху низких процентных ставок. Помимо гарантий самого эмитента структурного продукта для защиты капитала все чаще используются дополнительные инструменты с фиксированной доходностью: депозиты, облигации, кредитные ноты. Подобная гибкость позволяет выбрать оптимальное соотношение риска и доходности в продуктах с защитой капитала, чтобы при всей своей консервативности они не потеряли инвестиционной привлекательности и экономической целесообразности.

Надо сказать, что российские инвесторы за прошедшие лет десять уже получили достаточно как негативного, так и позитивного опыта. А с опытом, как известно, приходят и знания.
Финансовому советнику нужно максимально полно выявить инвестиционные потребности клиента, определить риск-профайл и предложить ему именно то решение, которое предельно точно соответ­ствует его ожиданиям. Прежде чем инвестор примет решение, ему необходимо предоставить как можно более полную информацию о продукте, объяснить возможные риски и результаты, которые может показать продукт при различной динамике. Ведь большинство инвесторов, имевших негативный опыт инвестиций в структурные продукты, были недовольны не финансовым результатом, а тем, что он оказался для них неожиданным, поскольку они просто-напросто не были осведомлены обо всех возможных сценариях и степени риска.

Лично мне кажется, что самым простым и честным критерием при выборе структурного продукта и его рекомендации инвестору для финансового советника будет ответ на вопрос: а инвестировал бы я в этот инструмент собственные деньги?

Современный рынок требует все более тонкого и прицельного подхода при выборе инвестиционного продукта, так как традиционные составные портфелей – акции и облигации – уже не могут удовлетворять высоким требованиям инвестора. Конечно, и структурные продукты не панацея, но они представляют собой один из эффективных способов выстраивания стратегий по принципу разумной осторожности.

Материалы по теме



26.08.2014

Источник: SPEAR'S Russia #7-8(40)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.