Соковый король


Основатель крупного многоотраслевого холдинга Казахстана Раимбек Баталов – представитель первой волны предпринимателей, построивших дело в тот период, когда республика провозгласила свою независимость. Сегодня Raimbek Group работает в России, Казахстане, Китае и в большинстве стран СНГ, а годовой оборот компании превышает 400 млн долларов. В интервью Алине Проскуряковой один из самых влиятельных бизнесменов страны поделил PBWM на «наш» и «их», сравнил специфику предпринимательства в России и Казахстане и рассказал, почему в России с коррупцией даже хуже.

20.11.2013





Раимбек Баталов не жалеет денег на благотворительность, поддерживает спорт и многочисленные социальные проекты, состоит в топ-50 самых влиятельных бизнесменов Казахстана по версии Forbes, а местный глянец неизменно начинает с него списки самых элегантно одевающихся представителей света. Он любим и популярен в стране, возможно, поэтому может позволить себе то, что вряд ли сошло бы с рук любому другому ультрахайнету патриархальной президентской респуб­лики. Например, интервью журналу о частном банковском обслуживании и управлении крупным капиталом.

Низкий старт

В 26 лет Раимбек Баталов уже входил в число управляющих директоров крупного металлургического комплекса «Ридер Инвест», владевшего, в частности, Лениногорским полиметаллическим комбинатом (ЛПМК). Потом участвовал в руководстве химическим комплексом «Новоджамбульский фосфорный завод» и возглавлял Шымкентскую ТЭЦ-3. В 1992 году Раимбек Баталов создал компанию «Раимбек» (позже Raimbek Group) и занялся прямым импортом электроники в Казахстан и Россию. Так в Алма-Ате появился торговый дом «Раимбек» с небывалым по тем временам ассортиментом электроники и оргтехники, а еще через год компания открыла магазин по продаже европейской мебели. В 1993-м Баталов активно занялся приватизацией госпредприятий, в частности выкупил «Ремстройтехнику», производившую строительные материалы, «Мунай Аспаб» (оборудование для АЗС) и швейную фабрику «Кыз-Жибек», а в середине 1990-х создал Raimbek Food (теперь это крупнейший в республике производитель соков, молочной продукции и алкоголя). Raimbek Group развивает три направления: пищевое, ритейл и девелопмент, ей принадлежит сеть оптовых магазинов «Арзан», ставших одним из первых дискаунтеров на рынке Казахстана. Другая компания Баталова – Stroy-Logistic – известна в Казахстане и России по коттеджному городку Marina Club на берегу Капшагайского водохранилища и поселку таунхаусов «Лесной городок» в Одинцовском районе Подмосковья.

Свой первый бизнес-опыт Раимбек Баталов получил еще в школьные годы, занимаясь фарцовкой: фотографировал конверты от пластинок группы Beatles и продавал снимки по три рубля за штуку. Потом «дорос» до джинсов, финских спортивных костюмов и кроссовок adidas. Когда пришло время «серьезных дел», повез в Красноярск машину яблок, персиков и абрикосов, объединившись с алма-атинским заготовителем фруктов. Вспоминает, что за первую поездку заработал себе на «Жигули». Говорит, можно было заработать даже больше, но по дороге рефрижераторы вышли из строя и половина фруктов сгнили – пришлось сдать в Продторг по 3 рубля 50 копеек за килограмм. На последнем курсе Баталов решил бросить учебу в Архитектурно-строительной академии, чтобы вплотную заняться бизнесом, и взял «академ». Из-за этого случился первый серьезный конфликт с родителями: «Для них это стало трагедией». Несмотря на то что защиту диплома пришлось отложить, Баталов вспоминает учебу в «настоящем советском вузе» как время, проведенное с пользой: институт дал друзей и парт­неров по бизнесу, а главное – системность мышления. «Я учился промышленно-гражданскому строительству, а это математические расчеты на 70 страниц и чертежи на бесконечных листах ватмана, теоретическая механика, сопротивление материалов – предметы, которые тогда казались ненужной мутью, но учили напрягать мозги».

Большой бизнес

Раимбек Баталов давно отошел от оперативного управления компанией, но не стал пассивным акционером. «Если вижу проблему по какому-то направлению, то ищу, где система дала сбой. Я мало внимания обращаю на объяснения моего управленца – защитный механизм человеческой психики заставляет его найти сто оправданий, в то время как есть отлично придуманный и хорошо прописанный бизнес-процесс, и мой топ-менеджер обязан знать его назубок. Но по факту какой-нибудь катастрофы выясняется, что он заглянул в него только дважды: при приеме на работу и перед аттестацией». Любую управленческую проблему Баталов раскладывает до линейного менеджмента, чтобы потом поменять – бизнес-процесс или человека. По его наблюдениям, в большинстве случаев проблема оказывается в человеке. Как считает основатель Raimbek Group, главная задача собственника – не позволить системе «забюрократизироваться и коррумпироваться». Он называет ритейл одной из самых коррумпированных отраслей: «Кэш, закупки, переговоры, в общем, постоянный соблазн». Поэтому старается поддерживать порядок, при котором меньше возможностей украсть. Для этого все департаменты – финансовый, операционный, коммерческий – должны косвенно контролировать друг друга. Есть в компании и служба собственной безопасности. Она состоит по большей части из бывших следователей и оперативных сотрудников милиции, поэтому и работает по милицейской схеме: «Есть у них и агентурная сеть, и навыки общения с подозреваемыми».

Противнее всего, говорит Баталов, мелкая коррупция чиновников, которые стараются «снять» с тебя денег за каждый тендер. Он тратит время на работу на Форуме предпринимателей Казахстана, стараясь сократить число административных барьеров: десятки обязательных для заполнения форм перевели в электронный вид, отменили лицензирование более сотни видов деятельности и много дублирующих друг друга документов. «Теперь чиновники хотя бы берут взятки за одну печать, а не за две одинаковые печати, – смеется Баталов, хотя и отмечает, что в России с коррупцией хуже: – В Казахстане больше советской власти. В России крутой крутым погоняет, а у нас аким области – это власть, и его слово что-то значит. Если он пообещал, например, подвести коммуникации к месту застройки, это будет сделано. В России по-другому. Мэр или губернатор могут быть на твоей стороне, но это мало что значит. Если ты столкнулся с федералами или другими олигархами, то застрял надолго».

Восток – Запад

«Я бы не сказал, что бизнес в России менее клановый, чем в Казахстане», – заключает Раимбек Баталов. Он знает, о чем говорит: соки Raimbek Bottlers продаются не только в Азербайджане, Таджикистане, Грузии, Туркмении и Киргизии, но и в восьми регионах России. Сравнивая, как работают дистрибуторские компании в Москве и регионах, Баталов делает вывод, что современные подходы к корпоративному управлению, которым учат в бизнес-школах, реализуются весьма условно, в основном на крупных предприятиях российской столицы и лишь в некоторых регионах. Он убежден, что в пересчете на количество компаний казахстанский бизнес более продвинут, чем российский: «Как страна с меньшим объемом экономики, мы не можем конкурировать с российским производителем по цене, поэтому вынуждены улучшать условия для ведения бизнеса: сокращать административные издержки, совершенствовать логистику». Кроме того, казахстанский бизнес, по его мнению, менее изощрен в грязных технологиях, рейдерстве и черном пиаре: «У нас он менее “акулистый”, потому что устроен проще, контрагенты лучше знакомы друг с другом, оттого все как-то добрее».

Советник премьер-министра Казахстана Раимбек Баталов 10 лет возглавляет Форум предпринимателей, много работает с правительством и говорит, что хорошо изучил, как действует государственный механизм принятия решений. «Внедрение чего-то нового происходит крайне долго. Бывает, предлагаешь передовые вещи, в ответ тебе кивают, но видно, что не до конца понимают. В общем, муторная, но важная и нужная практика. В основном занимаюсь тем, что даю советы по развитию той или иной отрасли. Многое не воспринимается с ходу, но со временем все равно реализуется.

К примеру, Казахстан – родина яблочных садов, а мы вынуждены покупать яблочный концентрат за рубежом. Вот, засадили 25 гектаров яблонями и 5 сливами – ради эксперимента. Но чтобы полноценно развивать садоводство и другие конкурентоспособные отрасли в масштабе страны, нужен новый государственный подход». На вопрос о пользе для бизнеса родственных связей смеется: «Смотря кто твои родственники. Если под родственными связями понимать связь с президентом и его окружением, то это дорогого стоит».

«Наши» и «их» банки

Говоря «наши банки», Баталов имеет в виду финансовые организации постсоветского пространства: «Чтобы обслуживать сделки с недвижимостью на Лазурном Берегу, яхтой или самолетом, у банка как минимум должен быть собственный консьерж-сервис. Не многие банки Казахстана могут этим похвастать». Поэтому он предпочитает сравнивать private banking России и Швейцарии: «Разница в том, что в России даже в банке категории А можно нарваться на не самого эффективного менеджера. За хорошими менеджерами клиенты кочуют из одного банка в другой. Это вопрос защищенности персональной информации, доверия и личного комфорта. Мне важно, что мои персональные менеджеры всегда на связи: для меня private banking – один из каналов инвестирования. Что касается клиентов, которым не нужны эксклюзивные яхты, то у них, по-моему, вообще нет причин быть недовольными российским частным банковским обслуживанием».

Несмотря на то что большая часть активов основателя Raimbek Group сегодня находится в бизнесе, он успел узнать швейцарскую банковскую систему, знаком и с private banking СНГ и Азии, внимательно следит за динамичным развитием банковского сервиса Гонконга и Сингапура. «Я начинал заниматься бизнесом в период наибольшей экономической нестабильности Казахстана», – объясняет Раимбек Баталов. По его убеждению, у каждого крупного бизнесмена должна быть подушка безопасности в виде нескольких депозитов или набора низкорисковых финансовых продуктов. Главный вопрос – где это хранить. Разница между private banking Швейцарии и СНГ, по его мнению, такая же, как между системами образования этих регионов. Первая – сложившаяся и классифицированная, где ты можешь выбрать школу для ребенка, основываясь на рейтингах, вторая – без определенных стандартов качества, полная как очень хороших, так и очень плохих примеров. «Конечно, финансовое планирование в Швейцарии на высоте, – добавляет Баталов. – А персональный менеджер обладает навыками психолога. Возможно, поэтому ты и впускаешь его с такой легкостью в свою жизнь. К тому же ни один российский или казахстанский банк не может предложить мне инвестирование в equity-инструмент по всему миру без привлечения иностранных партнеров. Для меня как для клиента это дополнительные издержки». Швейцарская банковская система, с его точки зрения, не лишена недостатков: «Многие мои друзья, например, недовольны, что результат управления деньгами всегда примерно один и тот же из года в год, как будто на рынке нет волатильности. Вроде бы швейцарцы такие гибкие и предлагают такую широкую линейку продуктов, в итоге все сводится к набору проверенных, давно зарекомендовавших себя продуктов и к цифрам доходности, которые едва перекрывают инфляцию.

В то время как наши банки динамичнее развиваются и постоянно изучают свой рынок».

Наследники

Баталовы живут в одном из самых красивых районов Алма-Аты рядом с гольф-полем курорта «Жайляу». Соседи по кондоминиуму, который Баталов предпочитает называть маленьким аулом, – друзья. Среди них супруга бизнесмена Мухтара Джакишева, бывшего главы компании – национального оператора Казахстана по экспорту урана и его соединений «Казатомпром», обвиненного в хищении местным судом и приговоренного к 14 годам лишения свободы (Раимбек Баталов – один их немногих, кто продолжал поддерживать Джакишева и в ходе судебного процесса).

Двухэтажный дом выдержан в лаконичном европейском стиле. Его Баталов строил с расчетом на большую семью: в конце прошлого года он женился во второй раз. На момент официального заключения брака у Раимбека и Ленары уже было двое общих детей, теперь их трое: еще один сын родился в сентябре.

«Я глубоко убежден, что женщина должна один раз в жизни надеть фату, – объясняет Баталов. – И хотя Ленара не намекала на свадьбу, я, как опытный мужчина, понимал, что это ей необходимо. К тому же в Казахстане сильно давление традиционных ценностей».

Младшим детям 5 и 3 года, они ходят в частный детский сад «без жестких правил». Это сад смешанного типа: вместе со здоровыми его посещают дети с нарушениями развития. «Для меня важно, чтобы мои дети воспитывались в атмосфере лояльности и уважения к другим, непохожим на них людям, умели общаться с любым человеком», – говорит Раимбек Баталов. Другое значимое для родителей условие – отсутствие подавления индивидуальности ребенка со стороны педагогов. Поэтому штат нового дошкольного заведения укомплектовали самыми квалифицированными детскими психологами Казахстана, часто приво­зят иностранных специалистов – из Европы – тренировать персонал и работать с малышами. «Там очень дружественная, семейная атмосфера, – радуется Баталов. – К примеру, младшая дочь может без проблем зайти в старшую группу, чтобы пообедать, порисовать или поиграть с сестрой. Это было особенно актуально в период адаптации в новом коллективе».

Старшие дети Раимбека Баталова живут и учатся в Европе, сын – в University of Reading («Номер один в области FMCG», – отмечает Баталов), дочь – в бизнес-школе Лозанны (Business School Lausanne). Они прилетают в Алма-Ату четыре раза в год на каникулы, а сын еще и на стажировку в подразделение городской алма-атинской дистрибуции Raimbek Group. Баталов называет это работой в полях. Отец высоко ценит математические способности сына и хочет, чтобы в будущем он работал в компании: «В конце концов, Анвар еще в школе умел просчитывать эффективность работы точек продаж».

Материалы по теме



Алина Проскурякова
20.11.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.