Смотрители капиталов


«Проседают» акции или портфелю требуется встряска? Тогда это те, кто вам нужен, утверждают Джулия Камбьери и Алекс Мэтчетт – и представляют топ-50 британских wealth-менеджеров, которые работают с хайнетами. Список составлен на основе комментариев коллег и независимых экспертов и данных исследовательского отдела SPEAR’S.

13.02.2015




Джон Джопп, Vestra Wealth


Десятка лучших от SPEAR’S

Никола Барбер
James Hambro & Partners

Выдающийся специалист

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,6%

Барбер – опытная управляющая. Коллеги и конкуренты ее уважают (не исключено, что за легкий подход к делу, который всем помогает расслабиться). В James Hambro & Partners она пришла в 2012-м,
а до этого работала в Barings Asset Management и 20 с лишним лет – в Rothschild, где стала одной из самых молодых женщин, попавших в совет директоров. Большинство ее нынешних клиентов – из Британии. В числе прочего Никола управляет активами благотворительных организаций, а также трастовыми, офшорными и пенсионными активами хайнетов.

В James Hambro, у которой под управлением 1,34 млрд фунтов, ей импонирует структура. «У нас парт­нерство, – делится менеджер. – Мы можем мыслить долгосрочно и ставить себя на место клиентов». Но, разумеется, большую часть HNWI привлекают стабильные результаты бутиковой фирмы. В первом полугодии динамика защитного портфеля компании оказалась лучше динамики индекса ARC.

Барбер любит бегать и проводить время у себя в саду. Она – член совета попечителей и председатель инвестиционного комитета пенсионного фонда Бюро консультации населения. Структура, которой ей выпало управлять, недофинансирована, а регулирование в сфере жесткое. Эту сложную работу, куда входит взаимодействие с регулятором, актуариями и работодателями, специалист выполняет бесплатно.

Стивен Форд
Brewin Dolphin

Выдающийся специалист

  • Комиссия 0,3%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 23,8%

Форд, курирующий управление инвестициями в крупнейшей британской независимой wealth-management-фирме, чувствителен, как и все, к порывам бюджетных ветров. «Пенсионные реформы приветствую, хотя то, насколько непонятным мы сделали формирование пенсионных накоплений, стоит обсудить шире, – считает он. – Удобство пенсионного контракта для сегодняшнего поколения – это, по-моему, серьезный вопрос».

К подобным проблемам добавляются цена, в которую индустрии обходится программа по защите потребителей инвестиционных услуг (Retail Distribution Review, RDR), и тревожное расширение «консалтингового вакуума». Стивен честен («Нам пришлось трезво взглянуть на вещи и пересмотреть то, в каких сегментах мы не консультируем. Дискуссии были болезненные») и ответственен («Также пришлось озаботиться тем, как заполнить этот вакуум, заняться выявлением рисков. Мы бы хотели стать частью решения данной проблемы»).

Нарастив активы под своим управлением до 650 млн фунтов, Форд, в прошлом ритейлер, теперь уверенно готов воспользоваться «увлекательным и интересным периодом», который настает за публикацией Управлением по финансовому надзору (Financial Conduct Authority, FCA) документа об упрощенном консультировании. Однако лейтмотивом предстоящего года менеджер называет Шотландию и то, как предоставление ей фискальной автономии повлияет на налоговую систему королевства.

Джереми Херви
Cazenove Capital

Выдающийся специалист

  • Комиссия 0,5–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 12,9%

В Cazenove Херви с 2002-го, а общая протяженность его карьерного пути – двадцать лет. За это время он открыл несколько интересных инвестиционных возможностей, в частности в секторе технологий. Но важнее, наверное, то, что параллельно ему удалось избежать существенных промахов: разных Мэдоффов и прочих сомнительных схем, за которые управляющие расплачиваются репутацией.

Отвечая на вопрос об аллокации клиентского капитала, Джереми не спеша объясняет, почему одни классы активов кажутся ему выигрышными для хайнетов с коротким горизонтом, а другие – для тех, кто смотрит вдаль.

«Если горизонт короткий, а это в моем понимании один-два года, нужно просто смириться с мыслью, что риски, возможно, перевешивают потенциальную выгоду, – замечает специалист, говоря об экономической неопределенности. – А если вы долгосрочный инвестор, можете так же уверенно вкладывать в рынки акций. На ряд развивающихся рынков и часть азиатских мы теперь смотрим позитивнее, а на рынки гособлигаций – по-прежнему с достаточной опаской».

Херви управляет примерно 400 млн фунтов (в интересах 45 клиентов) и, судя по всему, все делает правильно: защитный портфель Cazenove за три года набрал 12,9% против 11,2% у ARC.

Крис Кенни
Smith & Williamson

Выдающийся специалист

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 14,4%

За три года Smith & Williamson вышла в ноль, и в этом большая заслуга Кенни, который реорганизовал корпоративную структуру и открыл при фирме семейный офис. Но менеджеру это не кружит голову. «Как-то неловко подчеркивать достижения после пяти лет роста стоимости активов, – полагает он. – Мы ожидаем волатильности и новых кризисов, какими бы те ни были».

Ирландец в компании уже 17 лет и убежден, что ближайшие месяцы «наглядно покажут, кто из частных консультантов чего стоит».

В мир частного обслуживания Крис пришел через бухгалтерское дело и налоговый консалтинг. Поэтому неудивительно, что сервис и наследие он ставит выше смелой игры на рынке. Децентрализованный подход к работе защищает от угрозы потерять главное в погоне за мелочами. «Инвестиционного директора у нас нет, – рассказывает управляющий, – и это не позволяет нам расслабиться и уверовать в собственную гениальность». Кенни управляет сотнями миллионов, а без ясного ума это делать невозможно. AuM, по словам специалиста, быстро растет, особенно за пределами Лондона, однако веру вселяет то, что есть, а не то, чего хочется, и он об этом не забывает. Крис продолжает «помогать и оказывать поддержку широкому кругу клиентов», и это ему приятнее всего. А еще он «рад видеть, что клиенты стали больше доверять» их рекомендациям.

Иэн Марш
Fleming Family & Partners

Серый кардинал

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

До прихода в FF&P Марш 20 лет провел в Credit Suisse. На новом месте он сфокусировался на искренности сервиса, которая, по его мнению, наблюдается в индустрии лишь в относительно небольших структурах. «Такая искренность позволяет подстроиться под клиентов», – свидетельствует он.

К счастью, тот инвестиционный мотор, с которым Иэну приходится иметь дело сейчас, работает не менее интенсивно, чем предыдущий, и, выражая осторожность, управляющий это подтверждает: «Рынки начинают выглядеть растянутыми, мы и правда так считаем. Но поскольку облигации очень дорогие, вкладываться, по сути, больше не во что. Держим акции (как и прежде, неохотно)». То есть кризис закончился? «Нет, не думаю».

Менеджер видит аномалию: «Сейчас плохие новости – это хорошо». А траты инвесторов остаются низкими благодаря количественному смягчению. Все это – еще больший повод взять долгий горизонт и определить клиентские потребности. «Беседы на данную тему становятся гораздо актуальнее, ведь чтобы просто обогнать инфляцию, в нынешнее время приходится рисковать куда больше».

Марш – председатель совета попечителей благотворительного траста «Уганда», который содействует развитию спорта и образования. Менеджер и сам увлекается спортом: переводит дух «в седле или с ра­кеткой».

Алан и Джина Миллер
SCM Private

Выдающиеся специалисты

  • Комиссия 1,16%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 14,3%

Открывая SCM Private, Миллеры вряд ли подозревали, насколько сильно встряхнут рынок. Недовольные уровнем прозрачности в индустрии, в 2012 году они возглавили кампанию «За правдивость и честность» (True & Fair Campaign), чтобы заставить игроков раскрывать общие расходы на инвестирование в одной общей цифре.

В феврале этого года в ЕС приняли вторую директиву «O рынках финансовых инструментов» (Markets in Financial Instruments Directive II), и с января 2017 года компании, управляющие инвестиционными и пенсионными фондами, будут обязаны раскрывать общую стоимость своих инвестиций в виде единой цифры. Принятия директивы настойчиво добивались Алан и Джина. Кроме того, они предложили сделать веб-калькулятор, с помощью которого частные инвесторы смогли бы сравнивать продукты и поставщиков. Европейские власти обсуждают и эту инициативу.

«В каждом портфеле – большие суммы наших собственных денег, – рассказывает Джина. – Мы вкладываем бок о бок с клиентами, на тех же условиях и при тех же комиссиях». Один из клиентов сообщил, что ценит нашу “прямоту, честность и искреннее желание предлагать лучшее по сравнению с тем, что есть у конкурентов”».

Инвестиционная стратегия SCM Private основана на диверсификации модельных портфелей и строится вокруг ETF (чтобы минимизировать риски и издержки, максимизировать ликвидность и увеличить диверсификацию портфеля). Нестандартный подход позволяет фирме сфокусироваться на тех возможностях, которые упускают другие, и уже пять лет она демонстрирует превосходные результаты.

Оливер Орт
Julius Baer

Выдающийся специалист

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,3%

Орт начинал в инвестбанкинге и утверждает, что ему там нравилось. Но wealth management всегда привлекал его больше. «Однажды я подумал: “Ведь мне правда нравится клиентский бизнес” – и в 2006 году поменял стезю. Это не было сделано из необходимости – рыночные возможности для перекрестных продаж между инвестиционным и частным [банкингом] были тогда фантастические», – вспоминает он.

Переход оказался полезным и для Оливера, и для его нового рынка. Merrill Lynch попросил специалиста проконтролировать реорганизацию своей структуры по работе с частными клиентами. Впоследствии структуру купил Julius Baer, и набранных клиентов Орту пришлось переводить (AuM удалось сохранить на впечатляющие 92%). «Это пошло на благо, потому что банковская платформа здесь шире и больше соответствует потребностям моих британских и европейских клиентов», – аргументирует управляющий.

Еще одним испытанием для его в значительной степени международной клиентской базы могла стать волна новых регуляторных реформ, но немец не находит ее такой уж сокрушительной: «Для моих клиентов не стало никакой проблемой наличие счетов в Швейцарии, Германии или на Гернси. В общем и целом они не против сегодняшнего обмена информацией».

Раньше Оливер читал лекции в лучших бизнес-вузах Германии, а теперь наставляет новобранцев Julius Baer («особенно в том, что касается работы с клиентами, потому что этому научиться сложно»).

Алджернон Перси
Waverton

Выдающийся специалист

  • Комиссия 0,8–1,2%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 11%

У Перси большие планы на Waverton. Управляющий директор фирмы с Сент-Джеймсес-сквер, которая в начале 2014 года сменила название с JO Hambro Investment Management, хочет расширить ее фокус.

«В центре у Waverton остаются частные клиенты, однако за последние несколько лет мы выделили немало ресурсов на расширение других сегментов, таких как благотворительность, управляемые фонды и специальные мандаты, в том числе для фондов и международных институциональных структур», – перечисляет менеджер. От этого будет лучше и частным клиентам: у компании появятся новые знания.
Но Алджернон, предпочитающий проводить свободное время за ловлей лосося в Нортумберленде или за изучением Крымской войны, и так управляет примерно 400 млн частных клиентских фунтов, включая активы флагманского Portfolio Fund, который нацелен на долгосрочный прирост капитала.

По его признанию, хайнетов беспокоят рыночная волатильность, геополитические риски и предсто­я­щие выборы. Впрочем, сильная статистика инвестиций в успешные мировые компании вселяет уверенность в клиентов Waverton. «Мы не можем уклониться от всех рыночных коррекций, но мы можем убедиться, что клиентские портфели в хорошей форме, и сделать так, чтобы от любой коррекции они выигрывали», – настаивает Перси.

Ли Робертсон
Investment Quorum

Выдающийся специалист

  • Комиссия 0,75–1,25%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 24,9%

На вопрос о том, что важнее – доходность или отношения с клиентами, – Робертсон отвечает категорично: «Отношения с клиентами. Всегда. Ни один клиент не ушел от меня из-за низкой доходности. Да она, к счастью, и не была у нас низкой».

Не исключено, что это результат его усердных исследований. Бывший моряк-разведчик подчеркивает значимость бесед с правильными людьми и готовности к тяжелой работе. «В противоположность тому, что показывают в фильмах, разведка – дело довольно мучительное. Нужно идти по нитям. К этому, по сути, сводится и построение сети контактов для успеха в wealth management».

Ли гордится инклюзивным подходом к финансовому планированию, которого придерживается Investment Quorum. Тех, кто в индустрии не для того, чтобы заработать доверие, а чтобы нарастить AuM, шотландец критикует: «Как я понимаю, некоторые wealth-management-структуры сейчас финансируют бракоразводные процессы, с тем чтобы на выходе получать инвестиции. По мне, так это конфликт интересов… И еще массу игроков нужно было затащить в таблицу прозрачности, а многих до сих пор так толком там и нет». Так что хотя управляющий и сторонник RDR, непредвиденные последствия программы его волнуют.

Дэвид Скотт
Vestra Wealth

Выдающийся специалист

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,8%

Столь быстрым ростом Vestra Wealth прежде всего обязана видению Дэвида, который и основал ее семь лет назад.

В 2013 году, после обвала британского рынка и принятия в Америке FATCA (закона о соответствии иностранных счетов требованиям налогового законодательства), Скотт учредил Vestra US – отдельное предприятие, зарегистрированное как в FCA, так и в SEC и ориентированное на американцев, которые находятся в Соединенном Королевстве. Кроме того, специалисту принадлежат ключевые роли в открытии при Vestra частного офиса, где предлагают нечто вроде услуг доверенных советников, а также в запуске Vestra Markets, где клиентам помогают торговать валютой и деривативами.

Дэвид не управляет какими-то конкретными активами – он стратегический консультант отдельных клиентов (в основном богатейших и тех, у кого самые запутанные дела). Скотт помогает им со всеми финансовыми вопросами. Здесь приходится присматривать за гораздо большими деньгами, нежели те 500 млн фунтов, которые держат эти клиенты в Vestra.

Но Дэвид, некогда гонявший на Aston Martin, не только разбирается в финансовых проблемах хайнетов. В рамках сотрудничества с основанной Аленом де Боттоном «Школой жизни» он приложил руку к ряду работ о вопросах нефинансовых, таких как амбициозность, этика, риск и семья.

«Мною двигала вера в то, – поясняет специалист, – что управление инвестициями – это просто часть управления делами клиента, а чтобы быть доверенным советником, нужно знать и понимать все чувства клиентов: их амбициозность, ценности, притязания и представления о риске».

SPEAR’S рекомендует

Крис Альберт
Canaccord Genuity

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 29,4%

«Вам, что, правда интересно? – смеется Альберт в ответ на вопрос о своем пути к wealth management. – 27 лет я занимался всем, от private banking и портфельного менеджмента до продажи полисов страхования жизни».

«Так, видимо, и привязался к финансам, – продолжает управляющий. – Я люблю эту сферу, потому что это тот элемент жизни, где людям нужна профессиональная помощь, как помощь адвоката, бухгалтера или психиатра».

В предыдущей беседе со SPEAR’S Крис упоминал, что об акциях его фирма скромного мнения. Прагматичен он и сейчас: «Не думаю, что у нас непременно есть оптимизм по отношению к какому-то конкретному классу активов. Главное – как класс соотносится с той скорректированной с учетом риска доходностью, которую мы хотим для своего портфеля, в кратко-, средне- и долгосрочной перспективах». В том, как специа­лист оказывает услуги глобального налогового планирования растущему числу международных клиентов, этот прагматизм тоже прослеживается. Проявился он и во внедрении новой банковской системы Avaloq, которую Canaccord взяла на вооружение первой из числа не банков. Технология дополнила ее бизнес после слияния с Collins Stewart. «Это действительно большой шаг вперед», – полагает менеджер-южноафриканец.

Семь дней в неделю и 24 часа в сутки, шутит он, «я прикован к рабочему столу». Но музыка, путешествия и масляная живопись все же помогают расслабиться.

Крис Бун
Close Brothers Bespoke

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 16,5%

Прагматичный и деловой Бун, управляющий директор Close Brothers Bespoke, не рекламирует свою компанию модными словами. Вместо этого он указывает на ее самый последний клиентский опрос, результаты которого свидетельствуют: клиенты одобряют методику построе­ния своих портфелей и ценят тот факт, что общаются непосредственно с управляющими.

Крис известен своим консервативным и нерисковым подходом. И этот подход работает: за последние 12 месяцев AuM вырос на 10%, до 800 млн фунтов, в то время как рынок едва сдвинулся с места. Рост обеспечили доходность инвестиций и мощный приток клиентов, пришедших по рекомендациям профессиональных посредников и советам других подопечных. На данный момент Бун обслуживает около 70 HNW-семей.

«Для рынка год неурожайный, но у нас все было в полном порядке», – делится специалист и констатирует, что «долги Запада продолжают серьезно тормозить рост, а Китаю приходится отвязывать экономику от тусклых рынков экспорта». В такое время Крис не дает рукам воли (хотя рыба, которую он ловит на Итчене, могла бы поспорить).

Руперт Кальдекотт
Dalton Strategic Partnership

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1% (варьируется)
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 3,8%

Кальдекотт – один из самых опытных действующих wealth-менеджеров и один из немногих, кто предсказал кризис 2008-го. Широкий спектр знаний и большая база контактов помогли ему выявить угрозу, исходившую от обеспеченных активами ценных бумаг, и существенно сократить доли рисковых активов в портфелях клиентов в преддверии худшего из рыночных обвалов. Его подопечные ушли в минус примерно на 1%, тогда как в некоторых конкурирующих фирмах люди теряли вплоть до 30%, говорит он. В последнее время, однако, показатели не такие хорошие, и доходность защитного портфеля у Dalton значительно ниже, чем у других компаний сектора.

Менеджер управляет 150 млн долларов, которые доверили ему 20 клиентов. Рост глобальной экономики (или отсутствие такового) не дает ему спать по ночам. «Картина очень неясная, – сетует он. – Данные неубедительны, и порой лучше проявить некоторую сдержанность. У нас все очень сбалансированно. Акции диверсифицированы по географии. Приличной остается доля бондов, и, к счастью, это себя оправдывает».

Руперт, любитель шахмат, считает, что коммерческую привлекательность Dalton обеспечивают опыт и рассудительность команды. «Опыт, безусловно, у нас есть, в этом нет никаких сомнений. Я уже 40 лет работаю, – отмечает управляющий. – И мыслим мы довольно здраво, в 2008-м большую проверку прошли». Интересно, что немногие из клиентов поблагодарили его после обвала. Может, именно поэтому ему нравится общаться дома со своими двумя собаками – вот где безграничная благодарность.

Джордж Карбатт
Investec

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,4%

Год выдался хорошим, сообщает нам Карбатт из своего обожаемого сада. Анонсированное в 2012-м слияние Investec с Williams de Broë приносит плоды.

Впрочем, есть нечто более важное: портфельная динамика, вопреки всему, хороша. Это все «наша стратегическая инициатива – продолжать верить в развивающиеся рынки, особенно в азиатские, вкупе с решением не отказываться от высококачественных инструментов с фиксированной доходностью, таких как страховые полисы», объясняет специалист.

Свой участок работы Джордж явно знает. В этом году компании пока не блещут результатами, но, по словам менеджера, в последнем квартале нас ждут приятные денежные сюрпризы. Процентные ставки низкие, и Карбатт заключает, что рынок акций еще не выдохся.

Такое понимание подчеркивает его убежденность в том, что wealth management – это не только слова, но и дело. «Эта мысль укрепляет внутри чувство ответственности, как нам кажется. Отношения с клиентами становятся прочнее, а портфельная динамика не размывается», – заявляет управляющий. Динамика, о которой идет речь, достигается благодаря «лучшей команде аналитиков в нашей нише. Управляем ли мы деньгами? Да, но опираясь на важнейшие исследования».

Крис Коул
Towry

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,75%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 22%

Этот Коул не рассказывает сказок о волшебных бобах. В Towry он уже 13 лет, а прежде работал пенсионным консультантом в частном семейном офисе.

Его цель – рациональная доходность, не радикальная.

Поэтому грядущее повышение ставок не потребовалось оправдывать перед клиентами, среди которых у Криса адвокаты из «магического круга» и бизнесмены. «Клиенты у нас достаточно осторожные. Они сделали себе состояние, и с аллокацией капитала мы не слишком рискуем. Их все вполне устраивает», – говорит специалист.

Коул опекает всех клиентов и для каждого открыт. «Наша основная работа – это сверху донизу распланировать финансы клиента и встроить туда wealth management. Но многие приходят к нам за общим советом», – д­елится он.

Крис, гольфист и лучник, стал в этом году исполнительным партнером. Управляя 220 млн фунтов, он хочет добавить в свой лук еще одну стрелу: расширить сервис. А числом клиентов он доволен. Менеджер работает с 50 семьями и обслуживает их по всему миру. Недавно он забронировал билет в Гонконг, куда летит на встречу с азиатскими клиентами, хранящими активы под сенью британской юрисдикции.

Эдвард Коллинз
Hanson Asset Management

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 27,7%

Крушение иллюзий в результате финансового кризиса 2008 года породило множество интересных фирм. Семейный офис Hanson (см. промышленный конгломерат Hanson plc) не хотел, чтобы злоключения крупных банков касались его богатства, а теперь управляет капиталом избранных HNWI и даже UHNWI. Коллинз входит в династию Хэнсон, и это естественно, что у руля встал он.

Эдвард взял на вооружение private-equity-подход Hanson plc: «Объединив свой опыт, мы получили фундамент для инвестиционного консультирования других… Вначале не было ни средств, ни продуктов, и мы занимались сделками в сферах недвижимости и прямых инвестиций. Вели и так называемые клубные сделки».

В 2010 году рынок private equity стал регулироваться, и Коллинз с партнерами решил параллельно управлять внешними ликвидными активами. Его команда осторожна в инвестициях и аккуратна в отношениях с клиентами: ко всем относятся одинаково, «будь у человека миллион долларов или миллиард… Не должно быть никаких различий, потому что в индустрии людей иногда “сбрасывают”, а это неправильно, как мы считаем».

Иэн Дембински
Credit Suisse

Серый кардинал

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

Строить отношения с клиентами на одних только брошюрах и выездных мероприятиях для Дембински не вариант. «Чтобы заработать доверие, нужно, чтобы клиент почувствовал, что у вас есть свое мнение о рынках, – уверен специалист, – что вы знаете что-то особенное об инвестиционных решениях».

И каково же его мнение? «Худшее, что можно сделать на таком рынке, это пойти и вложить в какой-нибудь очень широкий индекс или фонд. Вместо этого найдите хороших менеджеров в конкретных областях и нацельтесь на отдельных эмитентов, – советует Иэн. – Мы такой методики и придерживаемся». Прошлогодний «здоровый рост» показателей доходности придает ему уверенности в своей тактике, и другие эту уверенность разделяют. «Рисковать клиенты определенно не расхотели и не перестали… В Британии вернулись к созданию богатства», – констатирует управляющий.

Карьера Дембински, обладателя диплома по современной истории, начиналась в инвестбанке UBS, где он проработал до 2010-го. В свободное от общения с клиентами время он готовится к благотворительным м­ероприятиям вроде Credit Suisse Has Talent («В Credit Suisse есть таланты»), где в прошлом году пел Fever. Кроме того, Иэн – попечитель благотворительного фонда, который действует при банке и сфокусирован на Европе, Ближнем Востоке и Африке. «Чрезвычайно важно возвращать деньги в общество, – уверен менеджер. – Если общество не будет стабильным, то и бизнес не будет стабильным».

Чарльз Диксон
Brooks Macdonald

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 17,4%

Диксон начинал во времена корпоративных бухгалтерских скандалов 2001–2002 годов и работать под давлением привык. Похоже, он из тех, кто всегда остается спокоен. В wealth management это ценное качество.

В середине 2014-го динамика портфелей Чарльза за три года была лучше, чем у индексов ARC. Такой результат – следствие диверсификации по классам активов и регионам. «Недавно мы начали сокращать доли некоторых инструментов с фиксированной доходностью. Последние пару лет они проявляли себя исключительно хорошо», – комментирует специалист и добавляет, что стал вкладывать в азиатские развивающиеся рынки, хотя предпочтение до сих пор отдает Западу.

У менеджера 155 млн фунтов под управлением и 118 клиентов. Большинство – лондонские хайнеты. Впрочем, Brooks Macdonald стремительно зарабатывает репутацию и в UHNW-сфере. А еще Диксон руководит командой из шести управляющих (AuM – 410 млн фунтов) и возглавляет пять лондонских дискреционных групп, которые управляют 2,2 млрд фунтов, в том числе в виде частных, офшорных, пенсионных и благотворительных средств.

Энергичный Чарльз – председатель попечительского совета и сооснователь благотворительного фонда Brooks Macdonald.

Руперт Элвес
Waverton

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,8–1,2%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 11%

Элвес пришел в Waverton, а точнее еще в JO Hambro Investment Management, в 2001 году и сыграл ключевую роль в поднятии ее престижа. И не только потому что привлек 200 млн фунтов под управление. Он еще и повел за собой корпоративную команду по крикету («удивительно хорошую для небольшой компании»).

Сегодня Руперт управляет 420 млн фунтов, обслуживает 45 семей и изу­чает британские компании средней капитализации. Помимо этого менеджер руководит бизнесом фирмы на Нормандских островах и группой, управляющей счетами недомицилированных резидентов.

Несмотря на ряд тревожных факторов, включая надвигающиеся выборы, перспективу ужесточения монетарной политики Банка Англии и повышенную геополитическую напряженность, Элвес продолжает с оптимизмом смотреть в будущее, особенно – в будущее рынка акций. «Что касается долгосрочных вложений в акции, то мы по-прежнему полны энтузиазма относительно возможностей обеспечить инвесторам лучшие показатели доходности с поправкой на риск. Но если речь идет о более коротком горизонте, то мы понимаем, что для волатильности здесь есть все основания», – утверждает специалист.

Этот прагматизм и ценят в нем клиенты. По словам одного из них, Руперт способен находить «решения там, где они нужны». Другой клиент дополняет картину: «Он вселяет в меня большую уверенность: в нем никогда не бывает и намека на панику – лишь спокойный и при этом невероятно эффективный ум в работе». А если ваш wealth-менеджер не паникует, с чего паниковать вам?

Дэниел Фридман
London & Capital

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,8–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 16%

У Фридмана, сооснователя London & Capital, большая часть карьеры связана с американскими частными клиентами. Много лет назад, управляя деньгами голливудских звезд, он увидел пустую нишу на рынке для экспатов из США. И в конце 1980-х открыл при фирме «американский» (а по факту лондонский) семейный офис. Этот офис работает с американскими семьями, которые живут в Британии, Европе и Гонконге.

Однако и тех, кто живет в США, компания также может обслуживать: ее деятельность регулируется SEC. Многие выбирают L&C из-за ее консервативной тактики и того факта, что портфели формируются за счет предоставления клиентам прямого (а не через фонды) доступа к акциям.

В данный момент у офиса свыше 150 клиентов, некоторые – с активами свыше 50 млн фунтов. Всего же под управлением компании – 1 млрд долларов. «Это сложный сектор, но за последнее десятилетие мы стали в нем специалистами и поэтому растем», – отмечает Фридман. По его мнению, у американцев, живущих в Британии, трудности с тремя вещами: налогами (нужно соблюдать как американские, так и британские нормы), инвестициями (они еще рассчитывают на доходность) и отчетностью (перед американскими и британскими властями).

Дэниел – страстный собиратель марок и первых изданий современных книг (в его коллекции одна из первых ста копий «Улисса»). Клиентские деньги он сейчас вкладывает в «самые безопасные сегменты рынка», инструменты с фиксированной доходностью, в частности банковские и страховые, и акции мировых компаний с мегакапитализацией, таких как Coca-Cola, Nestlé, Procter & Gamble и Unilever.

Питер Гейл
C Hoare & Co

Лучший в своем классе

  • Комиссия – фиксированная сумма
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 14,5%

Геополитическая и экономическая неопределенность, может, и волнует лондонских wealth-менеджеров, но в C Hoare & Co, замечает Гейл, частные клиенты склонны видеть в сложные времена безопасную гавань.

«Беспокойство вызывают ситуация в Европе, в частности на Украине, и разные конфликты на Ближнем Востоке, – констатирует управляющий. – В Шотландии референдум создал большую неопределенность. Обстановка нервная, но мы как бизнес вполне можем от нее выиграть. В такие смутные времена многие клиенты ищут безопасности, и наша форма собственности, семейная и с неограниченной ответственностью, делает нас очень привлекательным вариантом».

Питер управляет средствами 200 хайнетов и ультрахайнетов. Он работает в основном с бизнесменами. Гейл – один из инициаторов предпринимательского проекта C Hoare & Co. Проект направлен на совершенствование обслуживания клиентов соответствующей категории и привлечение новых. «Наша цель – стать главным банком для успешных предпринимателей, – заявляет менеджер. – И пусть мы ее еще не достигли, но движемся к ней уверенно».

Карьера специалиста начиналась необычно: в Carlton Television (ныне – ITV). Однако там он задержался ненадолго и вскоре перешел в консалтинговую фирму, где стал постигать финансовое планирование. Затем он работал в Barclays Wealth, а в 2008 году, в разгар финансового кризиса, присоединился к C Hoare & Co в качестве менеджера по работе с клиентами. Сегодня же Питер, фанат авиаспорта, адаптируется к новым серьезным переменам: у него недавно родились близнецы.

Джонатан Голд
RBC

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,3%

Голд, один из директоров RBC Wealth Management, управляет деньгами ряда блистательных HNWI, включая знаменитостей, звезд мирового спорта, бизнесменов, членов парламента и тех, чьи имена связаны с самыми видными в Британии земельными владениями.

В RBC он пришел четыре года назад, а до того был вице-президентом в AllianceBernstein и помог ей наладить работу новой структуры: лондонского офиса для частных клиентов. Но карьера Джонатана, в свободное время тренирующего футбольную команду сына и участвующего в управлении британским отделением благотворительной организации «Разные» (Variety), начиналась в сферах телекоммуникаций и потребительских товаров (в числе работодателей – Coca-Cola и Unilever). Так что менеджер способен понимать не только финансовую, но и бизнес-сторону клиентских дел. «Доверие он завоевывает тяжелым трудом. А завоевав, удерживает», – рассказал нам один клиент. Другой же ценит в нем «спокойствие и собранность».

Но что дает ему преимущество, особенно в глазах людей с интересами в разных юрисдикциях, так это, судя по всему, глубокое понимание налоговой системы, в частности того, что касается планирования в режиме remittance (когда облагаются только те зарубежные доходы, которые переводятся в Британию).
«Неважно, сколько вы зарабатываете. Важно, сколько остается после уплаты налогов, – подчеркивает Голд. – Предположим, вы сделали 10%. Как это будет облагаться: как доход или как прирост капитала? Для выполнения общих задач wealth planning такие вещи очень важны».

Контроль посленалоговой прибыли хайнетам крайне необходим. Особенно когда сложно много заработать.

Джеймс Хорниман
James Hambro Capital Management

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1–1,15%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,6%

Джеймсу нравится подход «сделай сам». И не только в ремонте дома, но и в построении сильных портфелей, в котором ему помогает сотрудничество с James Hambro Capital Management. Оно дает прямой доступ к менеджерам этой международной компании. «У нас есть возможность присутствовать на собраниях, участвовать в них, задавать вопросы о бизнесе, – перечисляет Хорниман. – И, мне кажется, это огромное преимущество, если говорить о частных клиентах».

В настоящее время специалист предпочитает вкладывать напрямую в компании, которые могут воспользоваться дешевизной нефти в Америке, а также в технологические фирмы, британские предприятия, связанные с сектором недвижимости, и компании, способные выиграть от некоторого роста процентных ставок. В его команде – четыре человека, и управляет она 300 млн фунтов. Это деньги 50 семей с британскими и офшорными портфелями. Сам Джеймс управляет 160 млн фунтов. Все эти средства он привлек с нуля с момента своего прихода, который состоялся в феврале 2013-го.

За уровень сервиса своей фирмы поручится почти каждый wealth-менеджер, но Хорниман идет на шаг дальше. «Клиентов, которых я привел за последние 18 месяцев, впечатлила наша атмосфера, – делится он. – Их впечатлила та радость, которая витает в офисе и которую практически можно почувствовать. Один поинтересовался, можно ли ему у нас работать».

Гай Джонс
Ashcourt Rowan

Серый кардинал

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

«Wealth management, – размышляет Джонс, – это одна из тех чудесных областей, где можно заглянуть в мир другого человека, в его жизнь». А это накладывает ответственность. Гай просит клиентов иметь план на любой случай, а также детализировать активы, доходы и страховые данные. «Если вы понесли тяжелую утрату или попали в кризисную ситуацию, последнее, что вам хочется, – это за ночь становиться финансовым экспертом», – полагает управляющий.

Ashcourt Rowan, куда он перешел в минувшем году из Towry, предлагает инвесторам готовые и bespoke-портфели, но Джонс не лукавит и не говорит, что это истина в последней инстанции. «Нужно ясно представлять, где кончается ваша компетентность и когда лучше позвать кого-то другого», – уверен специалист. Как бы то ни было, его явно высоко ценят. Он отвечал от имени компании на материал Минфина о пенсиях, который ведомство представило для обсуждения. «Мои комментарии касались прежде всего последствий для женщин, диспропорционального распределения пенсионных средств в системе и того, как это может привести к росту уровня бедности среди женщин старшего возраста», – вспоминает любитель гончарного ремесла и ловли нахлыстом.

Но его общественные заботы этим не ограничиваются. Недавно Гай взялся бесплатно содействовать Дому правосудия в работе с пострадавшими от судебных ошибок.

Джон Джопп
Vestra Wealth

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 15,8%

Возможно, 2008-й оказался не лучшим годом для присоединения к wealth-management-стартапу.
«С точки зрения рынков обстановка, конечно, была тогда сложной, – признает Джопп. – Но сейчас осознаешь ее в некотором роде бесценность… Участвовать в развитии и заниматься стратегией с самого рождения фирмы – этот опыт был просто отличным». И не только на личном уровне. Джон наблюдал, как активы под управлением Vestra выросли до 4,3 млрд фунтов. Сам он управляет 160 млн фунтов.

Основная доля в портфелях сегодня обычно приходится на акции. И управляющий держит руку на пульсе переоценки: «Отчасти мы ее уже видим. Бумаги небольших и средних компаний сдали в динамике». Европейские же котировки, «пожалуй, чуть вышедшие за рамки в ходе прошлогодней переоценки, потихоньку возвращаются в норму». Но Британии это не гарантирует статуса безопасной гавани, ведь надвигается повышение процентных ставок.

Джон, заядлый автомобилист, недавно внес коррективы в работу комитета по оценке инвестиционных рисков, который действует в Vestra, – процедура оценки усовершенствована. Авторитет шестилетней фирмы, и без того высокий, такая осмотрительность лишь укрепляет.

Максим Хлудеев
Citi

Лучший в своем классе

  • Комиссия не выше 2%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 21%

Вначале Максим занимался кредитами и «более традиционным банкингом», а желание работать с частными клиентами появилось у него по пришествии в мир инвестиций, где он пустился в «долгое путешествие» между Москвой и Владивостоком.

В 2011 году Хлудеев перебрался в Лондон и теперь помогает клиентам делать то же самое. Внимание к этому вопросу в нынешнем году было серьезным, но менеджер, проходящий подготовку в Институте CFA, не теряет фокус. «Мне кажется, идет большое давление со стороны и тех, и других СМИ. К счастью, мои клиенты – натуры более аналитические и быстрых решений принимать не любят», – рассказывает он. Подобные события подчеркивают необходимость избегать риска, а также сосредотачиваться на таком «стратегическом» подходе, как предохранение, ведь «трудности в наше время – это путь к потере денег».

Клиентов у специалиста масса, и они из разных стран. Ему хочется быть первым, к кому они обращаются. Максим – в той же мере lifestyle-, как и wealth-менеджер. Он пришел на помощь, даже когда жену одного клиента укусил клещ: позвонил своей маме – врачу. «В этом, по-моему, нет ничего экстраординарного, – рассуждает управляющий. – Если у моего друга проблемы – разумеется, я ему помогу. Это нормально».

Аннамария Кёрлинг
C Hoare & Co

Лучшая в своем классе

  • Комиссия – фиксированная сумма
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 14,5%

Кёрлинг возглавляет в банке сегмент wealth management и утверждает, что к этой роли шла всю карьеру. (а карьера эта охватила Morgan Stanley, Schroders, Cazenove и Merrill Lynch). Но клиентам она и сейчас уделяет 20% времени. Аннамария старается понять их нужды и, что важно, довольны ли они банком.
Довольны. Как показал опрос, проведенный по заказу Hoare, это можно сказать о 92% ее клиентов. Средний показатель по индустрии – 67%.

Равно как и Питер Гейл, управляющая убеждена, что семейный, старейший в Британии независимый банк к тяжелым временам готов. «Есть риск, что подъем процентных ставок пройдет быстрее, чем ожидается, и это, нам кажется, может дестабилизировать рынок», – отмечает она.

«Осознание и контроль рисков у нас в приоритете, – добавляет менеджер. – Многое из того, что мы делаем, от управления клиентскими портфелями и до управления самим банком, концентрируется вокруг этих задач. Ключевой момент в том, чтобы осознавать риск, ведь когда речь идет о доходности, без некоего обдуманного риска не обойтись».

Аннамария – квалифицированный спасатель-подводник. Ей нравится чешское искусство XX века, а также уроки кулинарного мастерства, которые она берет с дочерями.

Чарльз Маккиннон
Ingenious Asset Management

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,75–1,25%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 16,3%

«Марку Твену принадлежат замечательные слова: “История не повторяется – она рифмуется”, – говорит Маккиннон. – И в ближайшие несколько лет она будет отталкивающе скучной».

Но не беспокойтесь: этот садовник-энтузиаст сеет семена роста. Ingenious недавно слилась с Thurleigh – и получила доступ к более дешевым бумагам и «новым, очень смекалистым и опытным кадрам».

Чарльз, бывший «голдмановец», продолжает верить в акции и советует клиентам ждать роста зарплат: «Это явный признак восстановления экономики, это хорошо. Но для банкира он опасен, поскольку предвещает ускорение инфляции. В целом мы прогнозируем волатильность и низкие цифры доходности, а это худшее из возможного».

И это скорее прагматизм, чем пессимизм. Маккиннон, строивший вместе с Дэвидом Розье Thurleigh, покупает лишь то, что может оценить: «Я ни капли не сомневаюсь, что большие массивы данных в силах изменить наш труд и нашу жизнь. Однако я не уверен, что в это можно инвестировать. Хорошие вещи – это еще необязательно хорошие инвестиции».

Менеджер видит толк в упорстве и недавно преодолел олимпийскую триатлонную дистанцию. «Это как управлять деньгами, – свидетельствует он. – Нужно просто не останавливаться».

Адам Мартин
Smith & Williamson

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 14,4%

Последние 12 месяцев выдались для Мартина непростыми. Геополитическая неопределенность заставляет людей снова «фокусироваться на сохранении богатства, а не на приращении».

Особенно чуток управляющий к многочисленным клиентам-землевладельцам. Низкие процентные ставки и глобализация ценообразования в сельском хозяйстве вносят, по его словам, свой негатив. Люди все больше хотят, чтобы «дополнительный доход выжимался энергичнее» из других активов.

Иметь на своей стороне этого приятного ольстерца – не худший вариант в таком затруднительном положении. Тридцатитрехлетний Адам, партнер Smith & Williamson, не только разбирается в земельных вопросах, но и специализируется на акциях промышленных и машиностроительных компаний.

«У меня есть возможность встречаться с руководством многих машиностроительных предприятий, британских и мировых, и строить мнение об их пригодности для инвестиций, что вкупе с активным внешним анализом позволяет мне быть для других менеджеров инвестиционным гидом по сектору», – сообщает Мартин.

Регбийные бутсы, возможно, придется повесить на гвоздь: недавно Адам получил травму. Но, как и для всякого хорошего инвестора, это означает новую возможность. Появилось «больше времени на теннис и сквош, и я этим пользуюсь. База низкая, поэтому практики нужно много!»

Ник Милн
HSBC Private Bank

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля переменная

Милн – старший менеджер по работе с клиентами и двигатель роста HSBC Private Bank. В HSBC Ник пришел в 2007-м, а до этого 22 года провел в Barclays Wealth. У него 40 клиентов и 450 млн долларов под управлением. Сотрудничая с коммерческим и корпоративным сегментами банка, он ищет потенциальных клиентов среди тех, кто подумывает о продаже бизнеса.

«Если мы хорошо обслуживаем клиента по корпоративной части, у него нет абсолютно никаких причин не захотеть одновременно воспользоваться нашим private-banking-опытом», – настаивает специалист, которому принадлежит ключевая роль в укреплении общих позиций в означенных регио­нах. У одного него за прошедшие полтора года AuM вырос более чем на 30%.

В данный момент Ник рекомендует клиентам отдавать предпочтение акциям, а кэш и инструменты с фиксированной доходностью ставит ниже. «На рынках акций нам представляются ценными бумаги крупных компаний, в частности европейских, – делится он. – Любое количественное смягчение со стороны ЕЦБ должно пойти на пользу континентальным рынкам». Кроме того, управляющий наращивает долю хедж-фондов. Хедж-фонды, а также другие альтернативные классы активов – это то, в чем он разбирается особенно хорошо (как и в дрессировке лабрадоров, которой занимается в свободное время).

Стефан Монье
Lombard Odie

Лучший в своем классе

  • Комиссия варьируется
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 8,8%

Монье – обаятельный и общительный француз. Свое дело он знает, но не хвастается этим.
В Lombard Odier Стефан пришел в 2009-м с почти 25-летним опытом управления активами. В ту четверть века он курсировал между Парижем, Нью-Йорком, Абу-Даби и Лондоном, а внимание концентрировал на валюте и fixed income. Карьера в швейцарском банке началась с институционального направления, однако в октябре 2013 года менеджера повысили, и он стал инвестиционным директором европейского подразделения private banking.

Специалист дал банку новую стратегию аллокации, привлекательную для клиентов, которые не любят рисковать. «В частных банках традиционно старались классифицировать клиентов исходя из их склонности к риску, – рассказывает он и поясняет, что хайнетов всегда делили на осторожных, нейтральных и нацеленных на рост. – Мы же смотрим с другого угла. Встречаясь с новым клиентом, мы стараемся узнать, сколько он готов потерять богатства».

Это умный и нестандартный способ задать тот же вопрос и при этом куда лучше прояснить отношения.
Предусмотрительному частному банкиру Стефану нравится работать в банке, который не занимается ничем, кроме управления активами: никакого кредитования, никакого трейдинга, никакого инвестбанкинга. На досуге он, однако, рисковее и занимается верховой ездой, конкуром и конным троеборьем.

Дэвид Нельсон
Fleming Family & Partners

Лучший в своем классе

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

«Я всегда хотел быть предпринимателем», – признается Нельсон. В университетские годы (Дэвид изучал машиностроение) он открыл несколько предприятий, чтобы опла­чивать учебу.

Где применить свои способности, он толком не знал, и, учитывая его драйв, дядя посоветовал ему попробовать себя в финансовом консалтинге. «Для меня эта работа невероятно предпринимательская, – говорит специалист. – Мне никогда не было особенно интересно получать клиентов от кого-то. С клиентом, которого ты привлек сам, отношения гораздо приятнее и теснее».

Нельсон – триатлет, и в его словах слышится мантра о «мелких улучшениях», принесшая успех британской команде по велотрековым гонкам: «Все, что мы делаем для клиентов, по отдельности добавляет чуточку ценности. Но если все это сложить, за несколько лет могут получиться громадные изменения».

«Многие приходят к нам, когда им уже под 60, и золотое для планирования десятилетие успешно потеряно, – продолжает менеджер. – Однако в этот период можно сделать для человека уйму всего, чтобы эти последние 5–10 лет работы выдались у него по-настоящему легкими».

Марк Рэйуорд
Veritas Investment Management

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,75–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,5%

Имея за плечами почти 30 лет работы в сфере инвестиций, Рэйуорд знает, как выстроить качественный wealth-management-сервис. По его мнению, это значит сбалансировать инвестиции с личными отношениями.

Подобное сведение клиентских и менеджерских целей этот бывший брокер считает критически важным: «Если сначала делать упор на отношения, а потом становиться “продажником”, от этого будут проб­лемы». Тихая, но уверенная поступь «продажников», возможно, и объясняется его настороженностью тем, как на сектор влияют RDR и требования об адекватности стратегий и трансакций. «Безусловно, это громадное испытание, – замечает Марк. – Требования об адекватности еще не до конца подействовали на индустрию (с точки зрения бизнес-моделей). Нам нужны куда большие перемены».

Следующие 12 месяцев рост также будет подавляться, ожидает управляющий. А это значит, что теоретизированию стоит предпочесть определенность. «Для нас все очень просто, – констатирует менеджер. – Нужно очень четко представлять, чем владеешь. Нужно стараться обеспечить высокий уровень безопасности и постоянно соблюдать дисциплину в том, что касается покупок и оценки акций».
В нерабочее время Рэйуорд вливается в растущий пелотон Сити, наслаждается лыжными спусками и ходит под парусом.

Джонатан Раффер
Ruffer

Серый кардинал

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

Мнение Раффера о будущем экономик спрашивают ответственнейшие лица из таких далеких стран, как Япония, – вот насколько тот известен в мире финансов. Однако многие, кажется, думают, что с клиентами он перестал регулярно работать. Такие версии Джонатан быстро отметает.

«Это, наверное, больше запугивание, чем заверение, но в фирме я все еще бесстыдно активен, – заявляет он и уточняет, что ряд клиентов опекает лично. – CEO – Генри Мэкси, а я отвечаю за аллокацию капитала. Труд неимоверный: под управлением у нас 17 млрд фунтов».

На счету менеджера несколько громких, удачных ставок: например, перед кризисом 2008-го он был «медведем». Его дар – в способности чувствовать риск, как он сам заключает: «Если бы мне пришлось быть зверем из джунглей, то я бы был антилопой, потому что у меня очень развито чувство опасности».

Много собственных средств управляющий вложил в проект «Одиннадцать арок» (Eleven Arches) – исторический парк развлечений, который должен появиться в Бишоп-Окленде. Джонатан надеется, что парк будут ежегодно посещать миллионы людей.

Оливер Селвин
Banque Havilland

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

Говорят, размер не главное. Но нельзя не изумиться коэффициенту капитала первого уровня в Banque Havilland: 50%. Любой шторм этот банк стойко перенесет. Селвин, перешедший сюда в 2012-м из Citi Private Bank, гордится той уникальностью, которую это дает работодателю.

Banque Havilland – «семейный офис с банковской лицензией», гибкий и прагматичный, дает характеристику специалист. «Нас не ограничивают in-house-продукты или м­ногослойная бюрократия, – подчеркивает он. – И мы можем очень быстро принимать решения». А если вам понадобится кто-то из семьи Роу­ланд, основавшей Havilland, то этот человек будет к вашим услугам.

Деньги Роуланды держат в своем банке, и клиенты могут инвестировать вместе с ними, в том числе в британскую клубную недвижимость. Крупные банки, комментирует Оливер, такого предложить не могут, поскольку привязаны к продуктам, а у Banque Havilland еще и ставки могут оказаться ниже.

Банк, названный в честь гернсийских владений семьи, строился через серию умных приобретений, совершенных сразу после кризиса. В частности, были куплены люксембургский сегмент Kaupthing и монакские подразделения Dexia и Banque Pasche. Остальным банкам лучше смотреть в оба: Banque Havilland планирует расти дальше, сигнализирует менеджер.

МэттШарп
Psigma

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,5%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 17,3%

«Если катить снежный ком с горки размеренно, то он и получается больше. В этом-то и состоит наша методика», – излагает Мэтт. Доказывая, что это не просто маркетинговое пустословие, он выворачивает свой средний портфель: внушительные 47,5% отведены акциям, а недвижимости менеджер избегает (ликвидность низкая). Хотя в генерации доходов она все же участвует: через обеспеченные активами бумаги.

В Psigma Шарпа пригласил Джон Говард-Смит. Это случилось в 2002 году, когда специалист работал в HSBC Investment Management. Этот момент в карьере он считает примечательным. «Я мог бы сидеть в большом банке, перебирать пальцами и важничать, – рассуждает управляющий. – Здесь же я получил шанс окунуться в процесс, и не только в смысле формирования предложения, но и в плане взаимодействия с клиентами и консультантами».

Сервис непременно должен быть комплексным, уверен Мэтт. Ему не нравятся менеджеры, которые ахают и изображают понимание, а в итоге идут за помощью в отдел инвестиций.

Недавно Psigma открыла офисы в Бирмингеме и Эдинбурге, и Шарп, тренер юниорской регбийной команды, смотря в будущее, в облаках не витает: «Бизнес у нас рисковый, мы всегда чему-то учимся».

Марк Шервуд
Bordier & Cie

Серый кардинал

  • Комиссия 0,2–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 9,4%

Кого-то из wealth-менеджеров, может, и беспокоит регулирование. Но Шервуду, с его преданностью делу, будущее не страшно.

«У нас всегда была хорошая привычка собирать информацию о ситуациях и бэкграунде клиентов, – делится он. – Пока вы не поймете, чего хочет человек, нормально управлять портфелем нельзя. Так что когда появились RDR и возникла проблема адекватности, мне было очень комфортно, потому что у нас существовал задел. Никаких сюрпризов».

Марк любит уберегать от сюрпризов и своих клиентов. Он дает им возможность отслеживать динамику, и они видят, как эта динамика соотносится с релевантными бенчмарками и индексами. «Прозрачность – вот что нам важно, – сообщает управляющий. – Мы не боимся показывать клиентам performance онлайн». Все это ради того, чтобы «человек не чувствовал, что он просто число».

Специалист проявлял себя в таких гигантах, как Mercury, Credit Suisse и Cazenove, и то, что Bordier & Cie не разрастается, ему импонирует. «Логический ход» ребрендинга Berry Asset Management – партнера банка, переходящего под его вывеску, лишний раз говорит о стабильности последнего, ведь в отличие от тех, кто, поглощая, становится монстром, Bordier & Cie сохраняет свое бутиковое наследие, заключает Шервуд.

Умение придержать коней может потребоваться и ему лично: четырех его скакунов тренирует Ребекка Кёртис. Марк помогал ей с самого начала: «Это почти как поддерживать малый бизнес, приносит большое удовольствие».

Джейн Сиднэм
Rathbones

Лучшая в своем классе

  • Комиссия 0,5–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 21,6%

«Это был хороший период, – описывает Сиднэм, регулярно выступающая в программе Today. – Похоже, среди новых клиентов у нас растет доля иностранцев, тех, кто домицилирован в США, и тех, кто не домицилирован в Британии. Это интересно, потому что ориентирован наш бизнес издавна на британцев».

К Джейн, начинавшей брокером в бурные дни 1987-го, приходят те, кто желает, чтобы его или ее активы управлялись в безопасности, и это вряд ли ее удивляет. Она всегда держала за правило не прекращать диалога с клиентами. Сегодня это предполагает подробнейшие консультации на старте отношений, нужные, «чтобы убедиться, что мы правильно поняли, чего человек хочет. Проходя эту процедуру, объясняя, что и зачем делается, вы устраняете любое непонимание и добиваетесь того, что клиент полностью улавливает ход ваших мыслей».

Этот аккуратный подход сочетается с новой системой аллокационного моделирования, который Сиднэм внедрила в Rathbones, чтобы повысить эффективность, прозрачность и результаты управления и, как следствие, получить возможность «реагировать на любые рыночные изменения куда быстрее».

Менеджер предана работе и недавно ради встречи с клиентом прервала свой отпуск на Ямайке. Когда ей все же удается вырваться, она сражается с детьми в гольф – «с переменным успехом».

Джонни Уэтерби
Weatherbys Bank

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

Карьеру в семейном банке Джонни начал 35 лет назад и, очевидно, знает пару вещей о том, как оберегать клиентские активы. За значительную их долю он благодарит небольшой размер банка и близость к клиентам – важные факторы. И в отличие от более крупных структур, которые просто указывают на наследие, существовавшее до их превращения в транснациональных спрутов, Weatherbys живет своей историей.

С 1770 года банк обслуживает индустрию скачек (в тот год основатель взялся управлять призовыми деньгами в интересах «Жокей-клуба»). А частный банк открылся в 2006 году. С тех пор бизнес процветает, и Уэтер­би ставит это в заслугу исконной связи со скачками, благодаря которой удалось диверсифицировать риски. В числе клиентов, как заявил он Financial Times, «хедж-фондовые управляющие, торговцы металлоломом, врачи, тот самый герцог и тот самый принц – общество в разрезе».

У Джонни сегодня подходящая роль: он представитель королевы на Royal Ascot. На ресепшене банка в рамке висит письмо от его коронованной патронессы. Если вас тревожит смешение бизнеса с наслаждением, возможно, слова ее величества вас успокоят: «Если Weatherbys процветает, то и скачки смогут».

Чарльз Уайт
McInroy & Wood

Лучший в своем классе

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля не раскрывается

Шотландская McInroy & Wood – одна из самых небольших фирм по размеру штата: в Лондоне и Ист-Лотиане работают 12 директоров. Но под управлением у нее клиентские активы на солидный 1 млрд фунтов.

Уайт присоединился к компании в 2011 году, а предшествовавшие 12 лет работал инвестбанкиром в Barings и ABN Amro. Идеалы McInroy & Wood он выражает с апломбом: «Мы не сравниваем себя с каким-то конкретным индексом, и нас не волнует, что делают конкуренты. Мы делаем то, что, как нам кажется, лучше всего сохранит истинную ценность клиентского капитала».

В 2013-м организация выиграла премию SPEAR’S Wealth Management Awards в Великобритании в номинации «Бутиковая wealth-management-фирма года» и в последние годы стабильно опережала по динамике структуры-аналоги. В этом ей помогала ее инвестиционная стратегия: фокусироваться на абсолютной доходности и эффективных с точки зрения затрат непортфельных инвестициях.

Чарльз, изучавший в Оксфорде древнегреческий и теологию, так резюмирует уравновешенные взгляды McInroy & Wood: «Нас не заботят краткосрочные результаты. Если есть краткосрочная волатильность, мы смотрим сквозь нее».

Восходящие звезды

Эдвард Аллен
Ingenious Asset Management

Молодой и прогрессивный

  • Комиссия 0,75–1,25%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 16%

Более десяти лет Аллен трудился в Thurleigh бок о бок с такими ветеранами, как Чарльз Маккиннон и Дэвид Розье. Теперь Thurleigh – часть Ingenious Asset Management. По мнению молодого специалиста, клиенты выиграют от состоявшегося в апреле 2014 года слияния. «Вырос исследовательский потенциал, и еще мы получили доступ к моделям риска Ingenious (вдобавок к собственным). Главный их элемент – показатель толерантности к потерям».

Эдвард – один из 12 инвестиционных директоров компании и член ее инвестиционного комитета, но парт­нером быть перестал. Он управляет деньгами 35 семей, в том числе американских и южноафриканских. Часть капитала – это средства трастов, учрежденных в Швейцарии и на Нормандских островах. Некоторые клиенты живут в Британии, некоторые – за ее пределами. Оптимизм многих участников индекса в отношении акций менеджер разделяет: «Клиентам мы советуем держать долю акций, которая соответствует их толерантности к риску. Это основной драйвер опережения инфляции в долгосрочной перспективе».

Аллен часто пишет аналитические материалы для финансовой прессы и недавно получил степень MBA в Открытом университете. В свободное время он выступает в Пимлико в составе камерного хора Canticum.

Джим Барретт
Julius Baer

Молодой и прогрессивный

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,3%

В последние несколько месяцев у 29-летнего Барретта было много дел. Внимание к выполнению требований об адекватности риска повысилось, и в Julius Baer тщательно документировали и обновляли данные о клиентах.

«Когда я изучал инженерное дело, все было примерно так же, – утверждает специалист. – Мало давать правильный ответ – нужно показывать, что ты сделал».

Еще одним делом стали налоговые экзамены. «После CFA, – вспоминает Джим, – я сказал, что больше никогда не буду сдавать экзамены». Но вмешалось чувство ответственности. «Дополнительный набор приемов никогда не помешает, – признает собеседник. – Мы сели и задумались: как улучшить обслуживание и стать ближе к клиентам? И раз налоги важны клиентам, то и мне, как консультанту, они важны».

Это, как замечает он, всесторонний подход: «Если клиент приносит необычную или сложную инвестидею, мы обязательно на нее взглянем, потому что это часть нашей работы». В качестве примера менеджер приводит человека, который, присматриваясь к доле в страховой компании, получил нужную помощь в ее оценке.

В этом году Барретт в целях благотворительности проехал на велосипеде от Венеции до Рима. «В первый день было +42 °C, во второй – проливной дождь, – рассказывает он. – Думал, после кризиса волатильность мне не страшна!»

Рози Буллард
James Hambro & Partners

Молодая и прогрессивная

  • Комиссия 1–1,15%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,6%

Буллард, бывшая частью организмов таких левиафанов, как HSBC и UBS, ценит более близкий контакт с клиентами, который возможен в не столь крупной структуре. По ее словам, большие частные банки зачастую страдают от проклятия под названием «унификация»: боятся различий в портфелях и потому ставят галочки, чтобы те были на один манер.

Пятидесяти подопечным семьям Рози такое не грозит. «По сути, все сводится к балансу, – говорит она, – к тому, чтобы вложить в портфели клиентов свои лучшие идеи. И притом у всех индивидуальные запросы».
Что приятно, эти запросы стоят выше погони за новыми клиентами. «Мы не хотим быть сильно заняты привлечением активов, – сообщает управляющая. – Все в нашей индустрии хотят расти, но мы, по-моему, добились неплохого баланса».

У Буллард под управлением 115 млн фунтов, и если человек приходит к ней сам, она вряд ли его упустит. Ей хочется, чтобы клиенты общались друг с другом. Но не на душных нетворкинг-мероприятиях – для женщин специалист устраивает небольшие «модные» и «ювелирные» вечера, а клиентов-адвокатов приглашает в клуб, участники которого вместе завтракают.

Джессика Крейн
London & Capital

Молодая и прогрессивная

  • Комиссия 0,8–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 16%

За атлетичным Иэном Тейтом, главой частного инвестиционного офиса, действующего при London & Capital, а также специалистом по управлению активами требовательных УК, должно быть, сложно угнаться. Но спортивная Крейн, игрок в нетбол и тач-регби, не отстает на протяжении вот уже семи лет, с тех пор как пришла в компанию из Merrill Lynch. Она специализируется на офшорных трастах и управляет отношениями L&C с трастовыми компаниями. В этой роли ей часто приходится навещать Нормандские острова и остров Мэн.

Благодаря спокойному, терпеливому отношению к вещам у Джессики хорошо получается работать с клиентами, которые не особо разбираются в финансах, и с клиентами, у которых тяжелые времена в жизни (например с теми, кто разводится). При этом она серьезный профессионал и за три минувших года привлекла 70 млн фунтов.

Роб Кроушоу
Rathbones

Лучший в своем классе

  • Комиссия 0,5–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 21,6%

Угрозы сохранности богатства брезжат на горизонте, но Кроушоу уверен, что сможет вынести любой шквал, – и смотрит вдаль. «Из-за неизбежности роста процентных ставок инвесторы, и это можно понять, опасались держать деньги в fixed income, – констатирует управляющий. – И большинство решили уйти “в короткую”».

По его мнению, это ошибка, ведь медленные темпы увеличения зарплат усиливают дефляционное давление, а значит «повышение процентных ставок откладывается, и, возможно, его не будет до середины следующего года. В результате у fixed income быстро улучшается динамика, особенно у долгосрочных инструментов».

Это не совсем та стандартная для индустрии стратегия, когда «альфа» извлекается лишь из акций. Подобная дальновидность объясняет, почему Робу доводилось консультировать по активам на 20 млрд фунтов и контактировать с Ларри Финком, Ллойдом Бланкфейном и Джейми Даймоном.

В работе с клиентами важны и цифры, и слова, управление и деньгами, и отношениями, считает подающий надежды пианист. «В мире wealth management это, наверное, встречается все реже, но мы до сих пор действуем по очень четкой модели риска, – поясняет менеджер. – Стараемся сохранить золотую середину между свободой и дисциплиной».

Дэвид Герберт
Canaccord Genuity

Молодой и прогрессивный

  • Комиссия 1,5%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 29,4%

Специализирующиеся на частных клиентах юридические фирмы часто просят Герберта, получившего степень по бизнесу и экономике в Экстерском университете, управлять трастами, которые они формируют. Репутация, заработанная им среди юристов, бухгалтеров и других профессионалов, обслуживающих частных лиц, помогла ему за три года привлечь с нуля 45 млн фунтов.

Недавно управляющего повысили до заместителя начальника отдела. Силу компании он видит в размере: «С таким размером и при таком масштабе мы можем справляться с теми обязанностями, которые накладываются на фирмы регуляторными нормами, можем централизовать инвестиционный процесс и нормально им управлять. Но в то же время мы достаточно компактные, чтобы следить за нюансами, которые важны нашим частным клиентам». Что касается инвестиций, то 34-летний Дэвид ставит на рост акций. Если исчезнут некоторые участки геополитической неопределенности, их динамика будет очень хорошей, полагает он.

Герберт, сейчас планирующий свою свадьбу, начинал в Gerrard Investment Management (ныне – часть Barclays), а в 2009 году перешел в Eden Financial, частный клиентский бутик с офисом на Мургейте. Три года спустя фирму купила Collins Stewart, и та превратилась в Canaccord Genuity.

Катриона Хоар
Veritas Investment Management

Молодая и прогрессивная

  • Комиссия 0,75–1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 20,5%

С такой-то фамилией (полученной в результате брака) куда еще идти, как не в wealth management? Но Хоар не частный банкир. Для нее wealth management – это селекция акций и взаимодействие с клиентом. Поэтому она и выбрала Veritas. «Найдется очень немного организаций, где общаются и инвестируют одни и те же люди, – сетует менеджер. – А хайнетам это крайне важно. Ведь только в этом случае тот, кто принимает решения, находится перед вами и может ответить на ваши вопросы».

Катриона в Veritas только с прошлого года и пока управляет не такими большими средствами, как те 250 млн долларов, которые были в ее распоряжении в Newton. На предыдущем месте работы она курировала ряд инвестиционных стратегий. «Одним из моих достижений была динамика модели “мир минус США”, – делится специалист. – Она оказалась одной из самых успешных в компании, и клиенты активно в нее вкладывали».

На новом месте она повторила этот успех: выдался «отличный год», и стратегия с акцентом на акциях на два процентных пункта обогнала мировой рынок.

Но не это ее мотивация. «Я горячо верю, – заявляет Хоар, – что в инвестициях важна реальная доходность, а не сопоставление с каким-то рыночным индексом. Не этого хотят клиенты – они желают, чтобы доходность была долгосрочной, систематической». Такой упор на длительность привлек массу клиентов, включая пенсионные и благотворительные структуры, и все они сознают, «что мы полностью адаптированы под своих клиентов. Мы успешны, только если они успешны».

Оливер Маррей
Signia Wealth

Молодой и прогрессивный

  • Комиссия по запросу
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля по запросу

В Signia Wealth Оливер управляет в основном активами живущих в Британии предпринимателей и тех, кто продал или готовится продать бизнес. На месте он не сидит, и хотя пришел в фирму лишь в начале 2014-го, уже успел уговорить четырех новых клиентов с общим AuM в 32 млн фунтов. Для расширения охвата спортивный 31-летний менеджер сотрудничает с другими специалистами, которые также соприкасаются с частными клиентами. Среди его партнеров – бухгалтеры, юристы и топ-менеджеры из сферы корпоративных финансов.

В 2012 году Маррей окончил курс по развитию лидерских навыков в Гарвардской школе бизнеса, а его карьерный путь начинался в C Hoare & Co, где он управлял дискреционными портфелями HNWI, благотворительных организаций, трастов и пенсионных фондов. В бутик Натали Дорьяк-Штёбе он решил перей­ти из-за размера: у компании под управлением 2,2 млрд фунтов.

«У нас немного клиентов. Клиентская база весьма эксклюзивная, – отмечает Оливер. – Понимая, что им нужно, и уделяя больше времени каждому, мы можем предоставить им интересные инвестиционные возможности». Может быть, из-за этой эксклюзивности фирма и раскрывает ежегодные комиссии и доходность сугубо по запросу, как Gucci.

Кристофер Пинсент
Julius Baer

Молодой и прогрессивный

  • Комиссия 1%
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,3%

Чтобы ответить на вопрос, что же делает его уникальным wealth-менеджером, Пинсенту не нужно заглядывать далеко. «Как насчет случая, который произошел сегодня утром?» – интересуется он и рассказывает, как помог гонконгским бухгалтерам объединить чистый капитал, прирост капитала и доходы одного клиента.

Такие недомицилированные резиденты – случай особый. «Мы тесно работаем с клиентами, чтобы удостовериться, что счета разделены правильно, делаем их более удобными», – комментирует специалист. Сглаживать углы ему не привыкать. Когда упомянутый клиент переезжал в Гонконг, у Кристофера было два дня на то, чтобы получить правовые рекомендации и разобраться с его счетом в закрывавшемся налоговом году.

Менеджер имеет диплом по япон­скому языку и кое в чем первопроходец: в его послужном списке первая инвесторская виза, оформленная на британца китайской провинцией Тяньцзинь. «Думаю, это будет зона серьезного роста, – размышляет Пинсент о Поднебесной. – И если не в визовой области, то с точки зрения миграции в Европу или перевода капитала в целях диверсификации». Все это непросто, признает он, но добавляет, что стратегические партнеры Julius Baer из Bank of China предсказывают ослабление фискального контроля со стороны Пекина.

Молодая семья не дает управляющему много времени на гольф. «Представления о роскошной жизни с клюшкой за плечом – это, к сожалению, не про наши будни», – резюмирует он.

Мишель Уайт
RBC

Молодая и прогрессивная

  • Комиссия не раскрывается
  • Трехлетняя доходность защитного портфеля 13,3%

Будучи одним из директоров подразделения RBC Wealth Management по работе в Северной, Южной и Цент­ральной Америке, сама Мишель работает в Лондоне. Она фокусируется на содействии клиентам, которые связаны одновременно с Британией и США. Значение этого участка растет, но многие организации боятся его осваивать. А Уайт – нет. И она из числа тех лондонских wealth-менеджеров, у кого есть лицензии одновременно и FCA, и SEC.

Уайт дебютировала в Lehman Brothers и продолжила в Barclays Wealth, где сосредоточилась на клиентах-американцах (в частности на финансистах, обосновавшихся на британской земле). К RBC присоединилась в 2012 году, и сейчас у нее 22 клиента.

Щепетильную Мишель высоко ценят коллеги. Для эффективного управления клиентскими активами она часто сотрудничает с бухгалтерами и юристами по обе стороны Атлантики. Как ожидает специалист, обстановка в ее нише усложнится. «Ландшафт меняется постоянно, и будет только тяжелее, – прогнозирует собеседница. – Ключевым в нашей работе станет наличие отлаженных процедур реагирования на каждое изменение в законодательстве».

Атлас



13.02.2015

Источник: SPEAR'S Russia #1-2(45)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз