Разница в сознании


В Бутане народное счастье так же важно, как и экономическое развитие. Макс Джонсон предлагает Западу Взять это на заметку.

16.01.2014




Монастырь Такцанг-лакханг


Что такое ВНС

«Все мы хотим счастья, вопрос в том, сколько счастья вам приносит экономическое развитие. Валовое национальное счастье не менее важно для нас, чем ВВП. Мы хотим развиваться, но не ценой потери нашей культуры, нашей индивидуальности».

Мы остановились на горной дороге между долиной Пхобшикха и Вангду. Узкую извилистую трассу расширяли, и рослые индийские рабочие вскапывали над нами поверхность склона. Заграждение снимают в 5 часов вечера, а на часах было еще только 15.30. Я немного вытянул ноги, все еще не привыкнув к высоте после трех дней пребывания в стране, и встретился взглядом с аккуратным джентльменом в традиционном гхо. Оказалось, что он бывший государственный юрист, превратившийся в бизнесмена с прекрасным английским. «Буддизм помогает бутанцам осознать ВНС?» – спросил я.

«Послушайте, все люди хотят улучшить свою жизнь. Но когда мы оглядываемся назад на смертном одре, мы хотим увидеть полную жизнь, без лени, жадности, высокомерия, гнева и страстей. Погоня за богатством не приносит удовлетворения для души. А в конце – прах праху, как говорите вы, христиане».

Начало января было ознаменовано ключевым событием в истории Бутана. Представьте себе первый визит папы римского в Британию, если бы там до сих пор все оставались католиками. Я был в этот день в Пунакхе. Дзонг (крепость) в Пунакхе, расположенная на месте слияния рек Мо Чу и Пхо Чу, была столицей до середины 1950-х. В этом величественном строении половину своего времени проводит Дже Кхемпо, святейший человек Бутана. Каждый год он отправляется в Индию, чтобы дать благословение, но в этом году впервые благословлял всех на берегах двух рек.

Пришли 200 тыс. человек из 600 тыс. жителей страны. Я видел лагеря из веток и гофрированного железа, наблюдал, как мелкие торговцы открывали рестораны и лотки с товарами. Все вокруг утопало в багряных монашеских одеяниях, повсюду крутились молитвенные барабаны, а флаги с мантрами пестрели, развеваясь на ветру.

В этом же году пройдут выборы – вторые в стране с тех пор, как четвертый король в 2008 году отрекся от престола в пользу своего сына, учившегося в Оксфорде. Конституционная монархия встретила сопротивление, но не сверху. В то время как в некоторых странах монархия противостоит демократизации, в Бутане от нее отказывается народ.

Король и страна

Бутанцам нравится идея сильного короля, правящего добрым сердцем и с умом. Король сказал одну поразительную вещь: «Я никогда не буду править вами как король. Я буду защищать вас, как отец, заботиться о вас, как брат, и служить вам, как сын. Я отдам вам все, себе ничего не оставлю. Хочу прожить свой век добрым человеком и служить примером вашим детям». Его отец тоже любил вести людей за собой, однажды возглавив поход в джунгли против солдат из Ассама, разбивших лагерь в королевском парке Манас.

Таким образом Бутан – место, объединенное религией и любовью к королю. Здесь нет никаких протестов «Красных рубашек», как в Таиланде. Глядя на любовь и самоотверженность бутанцев, гораздо легче понять, как могла быть принята такая концепция, как ВНС. Что же это на самом деле? Президент Джигме Тинлей заявил в манифесте своей партии, что центральная догма ВНС – равновесие между потребностями тела (материальными благами) и разума (духовным развитием).

ВНС таким образом базируется на четырех основах: справедливом и экологичном социоэкономическом окружении, сохранении природы (72% страны покрыты лесами, а 60% – это заповедники), сохранении и распространении культуры и хорошем руководстве. Что интересно, члены парламента должны посещать свой избирательный округ всего два раза в год. (Уверен, такая политика пришлась бы по вкусу в Вестминстере.) Один из параметров, определяющих качество ВНС, – ответ на вопрос о том, сколько минут детям надо идти до школы (подробнее смотрите на grossnationalhappiness.com).

ВНС было освещено в западной прессе как не более чем пропаганда с религиозной риторикой, сомнительная система, призванная оправдать дальнейшие меры для «всеобщего счастья». Все это далеко от реальности. После недели, проведенной здесь, я твердо уверен, что подход Бутана к государственному и экономическому развитию может многому научить развивающиеся страны. Сложно поверить, что в стране с такой древней историей и настолько преданными последователями присутствует современная конституционная монархия, которой не более ста лет. ВНС – не случайная мера, а скорее уникальный подход к управлению, которым Бутан всегда владел.

60% страны – заповедник, горнодобывающая промышленность отсутствует, так что предпочтение отдали неактивному дорогостоящему туризму. В Бутане вы не увидите микроавтобусов, забитых туристами, но роскошь определенно пришла сюда. Я останавливался в Amankora Gangtey (у Aman в стране пять отелей), в Zhiwa Ling с его великолепными, вручную расписанными интерьерами, в недавно открывшемся Uma Punakha, в будоражащем чувства Kichu на берегу бурной реки и в Namgay Heritage Hotel в Тхимпху. Многие думают, что путешествовать по Бутану дорого, но если учесть, что вы получаете за свои деньги водителя, гида, трехразовое питание и проживание, цена оказывается не так уж и высока. 



16.01.2014

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз