Распущенное искусство


С похищенным антиквариатом из Сирии и Ирака, который попадает в руки многих неразборчивых лондонских дилеров, коллекционерам следует быть настороже, предупреждает Алкан Шениуз.

26.11.2015




Бронзовая статуэтка, найденная в Сирии в 1934 году, экспонируется в Лувре


Долгое время Лондон считался естественным рынком для торговли произведениями искусства и антиквариатом, так что когда газета Guardian сообщила, что похищенные из охваченных войной Сирии и Ирака древности появились в коллекциях мелких торговцев города, это не стало неожиданностью.

В феврале этого года Совет Безопасности ООН запретил торговлю артефактами, нелегально перемещенными из Сирии начиная с 2011 года и из Ирака начиная с 1990-го, в надежде сдержать резкое распространение бесценных древностей «Исламским государством», которое незаконно вывозит их из Сирии, по описанию ЮНЕСКО, «в промышленных масштабах», чтобы финансировать терроризм.

Похоже, международные запреты на торговлю похищенными произведениями искусства и различные конвенции ЮНЕСКО, касающиеся торговли культурной собственностью в условиях вооруженного конфликта, не в состоянии предложить какое-либо эффективное решение. Предметы нелегально провозятся через Турцию и затем продаются в Германии посредниками, которые создают для них документально приемлемый «путь», чтобы можно было продать их в Лондоне с определенным провенансом.

Коллекционеры должны быть предельно внимательны в отношении антиквариата сомнительного происхождения. Предметы из стекла, миниатюрные фигурки, глиняная посуда и ряд других малых предметов, которые раньше либо содержались в музеях, либо были напрямую выкопаны «Исламским государством», – именно они, скорее всего, попали в галереи и в руки менее скрупулезных дилеров Лондона. Бывшие экспонаты музеев часто аккуратно занесены в каталоги, и грамотные коллекционеры без труда распознают их, используя общедоступные источники.

В сентябре 2013 года Международный совет музеев опубликовал «Красную книгу» объектов культурного наследия Сирии, подвергающихся опасности хищения. Совсем недавно совет обновил этот список, добавив артефакты иракского происхождения. «Красная книга» – полезный инструмент, помогающий взыскательным коллекционерам определить типы артефактов, которые, возможно, были взяты незаконно с мест археологических раскопок, похищены из музеев или контрабандой вывезены через границы Сирии или Ирака.

Высока вероятность, что «Красная книга» окажется действенным способом сдержать торговлю похищенными древностями как в Лондоне, так и за его пределами, и сейчас, и на более поздних этапах. Большинство дилеров и галерей с хорошей репутацией будут бдительны в отношении предметов, составляющих этот список, и, скорее всего, опытные коллекционеры заставят себя проявить внимательность. Существуют и другие полезные списки. Например, «Реестр утерянных произведений искусства» – самая большая в мире база данных украденных предметов искусства.

Экспертиза соответствия

Однако в целом коллекционерам древностей можно посоветовать тщательнее присматриваться к артефактам без надежной информации о происхождении и проводить более глубокую комплексную оценку предметов из региона Левант.

Некоторые похищенные ценности, попавшие в Лондон, возможно, выдавались за греческие или персидские или за хранимые в семейной коллекции на протяжении определенного времени. Опытные коллекционеры, может, и в состоянии отличить греческие произведения от месопотамских лучше, чем их менее знающие коллеги, но любой, кто намеревается потратить десятки, а то и сотни тысяч на древние сокровища, должен проконсультироваться со специалистом или, по крайней мере, воспользоваться специальным справочником.

Коллекционерам следует также стремиться найти какие-либо поддающиеся проверке документы для отслеживания пути следования интересующего их экспоната, которые засчитываются в качестве его «истории».

Порой подозрения вызвает и уровень цен. Многие произведения, похищенные в Сирии и Ираке – даже мелкие, такие как инструменты для письма, – не исключено, стоят сотни тысяч фунтов стерлингов. Если запрашиваемая цена ниже этого уровня, то собиратели должны сразу насторожиться.

Торг вверх

Несомненно, гиганты вроде Christie’s и Sotheby’s с большим умением выявляют подделки или архео­логические сокровища сомнительного происхождения, но покупатели не могут рассчитывать, что, приобретая вещь в аукционном доме, защищают себя на 100%. У больших домов также есть свои пределы, и в ходе экспертизы они проявляют максимальную осторожность, что позволяет им избежать дальнейшей ответственности, в случае если произведение будет позже определено как украденное или незаконно вывезенное.

В конце концов, парадокс в том, что именно из-за неизбежного распространения этих редких сокровищ, вполне вероятно, грамотные коллекционеры и инвесторы будут держаться от них подальше. Предотвратить повсеместную торговлю ими между менее дотошными дилерами и невнимательными покупателями, конечно, нелегко, но профессионалы с подозрением отнесутся к буму продаж артефактов сомнительного происхождения и просто не захотят брать на себя неизмеримый риск.

Рынок этих сокровищ совсем невелик, и от репутации торговца крадеными ценностями избавиться почти невозможно. Однако кажется, что пока закон не будет применяться более действенно, рынку придется регулировать себя самостоятельно. 



26.11.2015

Источник: SPEAR'S Russia #11(53)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.