При свете ламп


Аудиофилия – болезнь. У нее есть симптоматика, стадии развития, но нет лечения. Новые дозы «теплого лампового» обезболивающего опустошают карманы, а терапию инфицированным меломанам заменяют лишь живые выступления. Аудиофил и по совместительству владелец рижского музыкального салона-ателье Audio Bottega Сергей Пороцкий рассказал Егору Лысенко, как звучит медная вешалка, для кого созданы аудиосистемы за миллион долларов и какую конфигурацию музыкального оборудования предпочитает лично он.

27.03.2012





Что в первую очередь следует знать человеку, подхватившему вирус звукозависимости?

Аудиофилия – не синоним грандиозных аудиосистем, ведь даже в контексте не совсем здорового отношения к звуку размеры и стоимость оборудования напрямую зависят от технических задач и условий. Первоочередной вопрос – размер помещения для прослушивания: не имеет смысла ставить маленькую систему в большую комнату и наоборот. Казалось бы, простое правило, но многие в итоге все равно о нем забывают. Другой очень важный момент: стоимость аппаратуры далеко не всегда коррелирует с качеством и результатом, что особенно ощутимо, когда речь идет о действительно высокобюджетных устройствах.

Многие люди находятся в плену фантазий, культивированных аудиофильской прессой. Это огромный бизнес, ведь крупные производители зачастую являются также и крупными рекламо­дателями. Выставляя на обозрение свою очередную разработку, они каждый раз провозглашают: «Наконец-то создано лучшее в мире нечто!» (Тут народ бросается покупать новинку, причем самые хитрые делают это на вторичном рынке – подобно дорогому автомобилю, аудио­оборудование стремительно дешевеет и редко становится выгодным вложением денег.)

Значительной части звукозависимой публики несложно промыть мозги, и такие покупатели смотрят на рынок сквозь призму предрассудков. Скажем, некоторые верят в то, что балансные входы и выходы лучше, чем небалансные, однако почему – объяснить не могут: залезают в технические подробности, утверждают, что три контакта эффективнее двух, и т.д. Аудиоинженеры наблюдают за всем этим с большим скепсисом (им-то все понятно), а маркетологи – с энтузиазмом. Как следствие – туманные механизмы ценообразования и астрономические ценники на продукцию с относительно невысокой себестоимостью.

Обычно путь к совершенному звуку устлан ошибками и разочарованиями. А каким он был у вас?

Не обязательно быть богатым, чтобы стать аудиофилом. Я с головой окунулся в мир аудиофилии еще тинейджером и уже тогда все, что зарабатывал, тратил на оборудование: вертушки, головки, ящики с электроникой… Мои поиски лучшего звучания завершились лишь годы спустя, когда я познакомился с Амедео Скембри – конструктором аппаратуры, которую мой салон предлагает своим клиентам. У Амедео значительный опыт работы звукорежиссером и инженером, и все свои разработки он создавал под себя, будучи своим самым строгим критиком. Именно у него в гостях я услышал систему, к звучанию которой стремился всю жизнь. Сейчас аудиофилу внутри меня остается лишь наслаждаться спокойствием– совершенный звук найден, пора расслабиться.

Разумеется, все компоненты аппаратуры, идеальной для моего уха, собраны вручную и без компромиссов. Вышло довольно дорого, однако значительно дешевле и лучше «среднего по рынку»: можно потратить гораздо больше денег и получить худший звук.

Сколько стоит аудиосистема вашей мечты и из каких элементов она построена?

Речь идет о двухканальной системе и виниле в качестве источника звука. Я использую вертушку американского производства Basis Audio Inspiration – оптимальное, хотя и не самое дорогое решение; в нее уже включен тонарм Vector 3. Европейская retail-стоимость этой комбинации – 55 тыс. евро. Головка – Koetsu Rosewood Signature Platinum, тоже не топовая модель у этого производителя, но, по моим ощущениям и в сочетании со всем, что я использую, лучшая по звуку; розничная цена – 8,2 тыс. евро. Viva Audio Fono (фонокорректор – усилитель сигнала головки звукоснимателя) стоит порядка 12 тыс. евро, предварительный усилитель Viva Linea XP – около 15 тыс. Чтобы раскачать эту систему, потребуются четыре специализированных усилителя Viva Audio Aurora MH, в сумме – 70 тыс. евро. Тут важно отметить, что эти усилители придется определенным образом подготовить для работы с акустикой Viva Audio Master Horn (125 тыс. евро), которая не использует кроссоверов. В общей сложности получается в рай­оне 285 тыс. евро. Все это звучит громко, полнокровно, и в подходящей по размерам комнате (не слишком маленькой и не слишком большой) данная система идеально соответствует моим представлениям о реалистичном звучании, лишенном всякого надувательства. Такой набор позволяет пригласить друзей домой, включить трек и прослушать его молча – без комментариев и оправданий из рода «да, на 45-й секунде был провал по верхам, но это потому, что на самом деле…» К тому же такая аппаратура даже на малой громкости не убивает детали: сохраняется ощущение напора и драйва, если играет рок, камерная музыка дарит атмосферу интимности, и орган производит впечатление органа.

Все перечисленные устройства Viva Audio доступны только под заказ. А значит, их можно покрасить в любой цвет, обить любым шпоном, поменять конфигурацию компонентов, скорректировать габариты (главное ограничение – минимальный объем для басовых драйверов) и как угодно адаптировать под конкретного покупателя.

Я сейчас рассказал о грандиозном бескомпромиссном решении, но ведь очень достойные системы можно собрать и с более скромным бюджетом. Однако однажды услышав, как звучит описанная цепочка, сложно будет согласиться на меньшее.

Доступна ли разница в звучании системы за 300 тыс. и системы за 100 тыс. широкому кругу покупателей? Всякий ли услышит нюансы, за которые заплатил дополнительные 200 тыс. евро?

Я знаю человека, который был счастливым владельцем весьма недешевой системы и вообще не собирался что-либо в ней менять. После того как он посетил наш салон, он полностью обновил все свое оборудование, так как почувствовал разницу.

Есть и другой тип слушателей – те, кто приобретает аппаратуру, потому что это дорого и престижно. Специально для них на рынке представлены, например, сложные многокомпонентные системы немецкой фирмы MBL стоимостью в миллион долларов.

Есть такая история: на слепом тестировании очень дорогого аудиокабеля этот самый кабель был незаметно подменен куском проволочной вешалки; группа экспертов не заметила перемены в звуке. Что вы об этом думаете?

Внутри кабеля Viva Audio 60 отдельных волокон чистой меди обмотаны шелковым шнурком – да, их производство стоит недешево, но цены у дилеров все равно сильно завышены. Так что по поводу индустрии аудиокабелей я испытываю большой скепсис: лишь немногие экземпляры на удивление хороши, в основном же «аудиофильские» кабели подкрашивают сигнал, чтобы убрать огрехи неприятно звучащих систем.

Кабель влияет на звук так же явственно, как и любой компонент в аудиосистеме. И иногда вешалка может быть лучше очень дорогого кабеля, но не потому, что кто-то кого-то пытается обмануть, а потому что этот кабель сильно искажает звук и вредит его реалистичности. Проблема вешалки в том, что она никак не экранирована и запросто ловит все наводки и помехи, но в остальном вполне может звучать достоверно… если сделана из меди.

Также немало споров раз­ворачивается вокруг влияния или невлияния на звук шнура подачи электропитания…

Да, действительно, он тоже сказывается на звучании. Я сам это проверял и даже как-то знакомился с научным обоснованием этого феномена. Тут, впрочем, как и в случае с вешалкой, необходимо оговориться: чтобы почувствовать разницу между плохим и хорошим кабелем, нужно иметь достаточно «прозрачную» и «честную» систему, не вуалирующую звук и обнажающую все нюансы.

В этой связи у меня вызывают противоречивые чувства кабели стоимостью тысячи и даже десятки тысяч долларов за погонный метр: часто их покупают за рекламу, за бренд, при этом не имея никакой реальной возможности протестировать и непредвзято оценить их качество.

Кстати, существует оборудование с подчеркнутой «прозрачностью», где подняты верхние и верхние средние частоты – на аудиофильском жаргоне это называется «аналитический звук». На таких системах из тысячи пластинок хорошо звучать будут две (которые просто глухо записаны), зато станут слышны абсолютно все огрехи и нюансы. Можно обработать компакт-диск специальной натиркой, чтобы пластмасса была прозрачнее и лазеру было проще считывать информацию, можно подкрасить ребро компакт-диска зеленым фломастером – все это найдет отражение в «аналитическом звуке». Слушать музыку на такой системе никто не захочет, но она прекрасно подходит для тестирования аппаратуры – например кабелей.

Существует ли аудиофильная альтернатива винилу?

Master tape (пленочный носитель образцового качества, обычно хранится в архивах студий звукозаписи. – Прим. ред.) на хороших катушечниках имеет перед винилом явное преимущество по звуку, но наделен и рядом недостатков: он редок, дорог, почти недоступен, сложен в хранении и использовании. Кроме того, master tape постепенно портится и ветшает от постоянных перемоток, поэтому мало быть ярым фанатом этого формата – придется еще и смириться с тем, что ваша пленка годится лишь для ограниченного числа прослушиваний. Таким образом, master tape хорош как дополнение к коллекции виниловых пластинок, но использовать его в качестве основного источника звука вряд ли кому-либо удастся. В сумме все эти факторы ставят винил вне конкуренции.

А может ли настоящий аудиофил отказаться от «ламп»?

Я не имею ничего против хорошо сделанной транзисторной техники, но для себя замены правильному ламповому оборудованию не нашел. Оно дорогое и непрактичное, но ничто больше не дарит нам тот звук, от которого мурашки по коже.

А не включается ли здесь эффект самовнушения?

Безусловно, это очень мощный фактор. Самовнушение, или «синдром голого короля», – вообще движущая сила аудиофилизма.

Ты читаешь статью о каком-то устройстве, загораешься желанием купить его, мысль об этом тебя заводит, становится навязчивой идеей, и когда наконец ты получаешь, чего добивался, уже невозможно признаться себе, что заветный аппарат не улучшил звук. Да, он совершенно точно стал другим – при замене какого-либо компонента цепи общие изменения неизбежны, – но мало кто может честно ответить на вопрос: в какую сторону изменилось звучание?

Если же после уговоров друзей и восторженных отзывов ты расстаешься со значительной суммой и покупаешь себе аппарат, чей звук очевидно хуже предыдущего, и обмануть себя уже не получается, включается другая логика: «Ну, наверное, все дело в том, что мой кабель устарел, – нужно купить новый». А после кабеля ты купишь какие-нибудь примочки, чтобы смазать контакты, потому что теперь тебе не хватает «прозрачности», а потом еще какую-нибудь штуку, которая стоит безумных денег и мало что меняет в лучшую сторону…
Единственный выход – как можно чаще посещать концерты, слушать живые выступления. Чем теснее вы знакомитесь с эталонной музыкой, тем сложнее обмануть ваши уши и тем тверже ваше мнение о том, каким должен быть звук.

Но даже самого разумного слушателя тут подстерегает очередная опасность. В поиске лучшего качества вы меняете аппаратуру и, переслушивая любимые пластинки на новой системе, наслаждаетесь свежими оттенками звучания, смакуете музыку уже с немного иного ракурса. Вам нравится чувство обновленности, но вскоре звук приедается и перестает казаться удивительным. По большому счету он вас устраивает, но именно жажда нового заставляет тратить на технику все больше и больше. К счастью, я переболел этим и успокоился, и рад поделиться своим опытом с коллегами по несчастью. Но для многих поиск превращается в самоцель и становится важнее результата – в стремлении достичь максимального реализма люди забывают слушать музыку. Это, пожалуй, последняя стадия аудиофилии… С другой стороны, если человеку сравнивать разные компоненты важнее, чем наслаждаться искусством, то это его выбор.



Егор Лысенко
27.03.2012

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (4)

Александр 14.01.2016 09:59

Серебряные провода звучат лучше потому, что в них электроны "бегут" важно, с высока просматривая на своих собратьев, копошащихся в грязной меди.

Katerina_black 09.04.2012 18:27

Сергей, если вы тут бываете, скажите, пожалуйста, честно: сколько таких систем за 300 тыс. евро вы уже продали? Неужели их покупают?

Евгений 28.03.2012 21:56

Совершенно шоколадные фотографии! Хочется съесть их. Изумительный дизайн, выверенные формы, в которых все чему-то служит. Фоно - так вообще образчик стиля. Обладать подобным - удовольствие для гурмана.

Sven solo ^^ 28.03.2012 14:00

Ох, спасибо за цепочку! Люблю такие практические советы) Есть о чем почитать и о чем помечтать) Был бы очень рад, будучи в риге, заглянуть в салон, хотя с такими ценами буду комплексовать) Придется делать вид, что миллионер)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.