Прекрасный юг


Современное африканское искусство наконец-то стремительно вторгается в западный художественный мир. О том, насколько комфортно ему там живется, рассуждает Фарах Найери.

23.10.2015




Леонс Рафаэль Агбодьелу. Триптих без названия, 2012


Вычурная африканская скульптура демонстрировалась на Венецианском биеннале в нынешнем году. У «Трона познания» (2014) мозамбикского скульп­тора Гонсало Мабунды были длинные ножки и спинка в форме вытянутой маски. При ближайшем рассмотрении оказалось, что скульптура выполнена из списанного оружия: остатков винтовок, мин, стреляных гильз, использованных в смертоносной гражданской войне в Мозамбике, длившейся 16 лет.

Сегодня Мабунда – символ современного африканского искусства и звезда среди западных коллег. У его лондонского представителя Jack Bell Gallery продается трон, похожий на показанный в Венеции, стоимостью 12 тыс. фунтов стерлингов. Два его трона и несколько других скульптур ушли с молотка на частном африканском аукционе Bonhams, прошедшем в октябре. Успех Мабунды – показатель нарастающего интереса к современному африканскому искусству и повышенного ажиотажа среди западных торговцев, аукционных домов, музеев и ярмарок искусств. Bonhams проводит аукцион Africa Now с 2009 года и позиционирует его как единственный аукцион, посвященный современному африканскому искусству. В конце 2011 года в Африке галерея Tate обзавелась комитетом по закупкам и куратором, специализирующимся на этом континенте. Африканская ярмарка искусств «1:54» (название отсылает к 54 африканским странам) проводилась ежегодно с 2013 года в Somerset House во время Frieze Week, а первая ярмарка в США прошла в мае 2015 года совместно с Frieze New York.

С чем же связан такой внезапный спрос? «Люди развиваются и немного устают видеть одни и те же вещи снова и снова в этом всемирном круговороте и интересуются новыми свежими работами», – утверждает австралиец Джек Белл, чья галерея стала стартовой площадкой для художников из Западной Африки с момента ее основания в 2010 году. «Эта работа потрясающе недооценена, ее высокое качество и визуальный напор раскрывают историческую и культурную часть с невероятной глубиной, не говоря уже о ее современном языке, с легкостью узнаваемом на Западе», – добавил он, указывая на одну из представленных в его галерее картин.

Новая целина

Аукционеры подтверждают жажду нового. «Мир искусства всегда в поисках новых великих, и Африка сейчас – развивающийся рынок, такой же как Индия и Китай до этого, – объясняет Ханна О’Лири, глава отдела нового и современного африканского искусства в Bonhams. – Знающие коллекционеры смотрят, во что инвестируют крупные музеи: Tate, MoMA и Смитсоновский музей последние десять лет тихо собирают африканское искусство».

Первой выставкой, которая привлекла внимание Запада к современному африканскому искусству, стала Magiciens de la Terre («Маги Земли»), проведенная в 1989 году в центре Помпиду и в Grande Halle de la Villette в Париже. Ее курировал Жан-Юбер Мартен при поддержке Андре Магнена, дилера африканского искусства. На выставке было собрано живое искусство со всех пяти континентов и в необычно равной степени она представляла не только западных художников, таких как Марина Абрамович и Кристиан Болтански, но и художников из Африки, Азии и Австралии.

«Магия Земли» стала ответом на выставку «Примитивизм в искусстве XX века», показанную в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Последняя противопоставляла работы европейских художников, например Гогена, Пикассо и Модильяни, более чем 200 безымянным племенным предметам из Африки, Океании и Северной Америки, взятым из музеев и персональных коллекций художников.

Одним из художников, представленных на Magiciens de la Terre, был конголезский живописец Шери Самба – звезда выставки Beauté Congo в фонде Cartier в Париже (продлится до середины ноября). Также три его работы заявлены на Bonhams в октябре, а сто­имость их оценена в 35 тыс. фунтов.
«Magiciens de la Terre продемонстрировала западным людям, что и в других частях света есть создатели искусства, – говорил Самба в одном из интервью. – Выставка сыграла ключевую роль в том, чтобы обратить внимание всего мира на мои работы и творчество других африканских художников».
До нынешнего тысячелетия живое африканское искусство не имело популярности на Западе.

Africa Remix в Хейуорде в 2005-м, окрещенная самой большой выставкой современного африканского искусства, когда-либо проходившей в Европе, продемонстрировала более 60 художников из 25 стран. Там был Эль Анацуи из Ганы, представленный в Лондоне October Gallery – первопроходцами в раскрутке неевропейского искусства.

Белл в то время изучал историю искусств в Институте Курто. Он работал на галерею Тимоти Тейлора, где познакомился со знаменитыми и подающими надежды американскими и британскими художниками. Он заметил, что те же имена встречаются и на арт-ярмарках, которые он посещал. В феврале 2010-го он и еще двое основали по галерее, все в пустых и доступных зданиях возле Виктории. Белл, любивший путешествовать и проведший много времени в Западной Африке, твердо решил показать искусство со всего мира. На его первой выставке были новые работы из Бангладеш, за ними последовали выставки работ из Гаити, Папуа – Новой Гвинеи и Центральной Африки (Мали и Бенина).

Африканская выставка получила неожиданно много внимания от прессы. «Внезапно телефон стал разрываться от звонков, и меня познакомили с массой замечательных коллекционеров, уже толпившихся на пороге. Это поменяло мою направленность», – вспоминает Белл, чья галерея теперь находится в помещении на первом этаже возле White Cube на Мейсонз-Ярд.

Эксперты по африканскому искусству утверждают, что Белл представил Западу самые известные имена современных художников континента. Абудия, вдохновляющийся идеями граффити, юный художник из Кот-д’Ивуара, теперь есть в коллекции Чарльза Саатчи (который в прошлом году включил его работы в экспозицию нового африканского и латиноамериканского искусства «Пангея»). Также Абудия представлен в нью-йоркской галерее Итана Коэна, в которой также есть Ай Вэйвэй. Леонсе Рафаэль Агбоджелу, фотограф из Бенина, известный своими атмосферными постколониальными изображениями, в этом году был на выставке в Музее искусств Сиэтла, которая переезжает в 2016 году в Бруклинский музей.

Огромный потенциал

Почти за год до открытия галереи Белла Bonhams запустили серию аукционов «Африка сегодня». Дом уже продавал современное искусство из таких стран, как ЮАР и Нигерия, но в рамках разношерстных аукционов «Исследования, путешествия и топографические изображения» – с неевропейским искусством.
«Мы приняли осознанное решение, что в этом рынке есть нечто большее, и, возможно, нам стоит из­учить этот тренд на отдельных торгах», – вспоминает О’Лири. Решение основывалось на «качестве работ, которые мы видели, и на истории местного рынка в Западной Африке».

Суммы продаж на аукционах с тех пор уверенно росли. Торги 2014 года выручили более 1 млн фунтов, а десять авторов поставили рекорды аукциона. Самой дорогой картиной на торгах стала работа маслом Бена Энвонву из Нигерии, проданная за 92,5 тыс. фунтов. О’Лири заявил, что ожидает выручить на октябрьских торгах – втором из двух аукционов «Африка сегодня» в этом году – примерно 500 тыс. фунтов.

Работы Эля Анацуи висят сегодня в Британском музее, в Центре Помпиду и в Смитсоновском музее. Мабунда и Самба тоже присутствуют в постоянной экспозиции в Помпиду. Так что пока африканские художники прочно занимают позиции в мировом арт-сообществе, возникает очередной мучительный вопрос: в каком направлении мир искусства будет теперь искать новые таланты?



23.10.2015

Источник: SPEAR'S Russia #10(52)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.