Почем опиум для народа?


«В конце дня биржа может рухнуть, но если вы купили скульптуру Джакометти, у вас что-нибудь останется». Виктория Ступина цитирует Чарльза Моффета (Sotheby’s) и предлагает задуматься об истинной ценности искусства.

22.09.2016




Eplnn-v0thchmkt5jb0ukucuu-bakmtvbilvhxf5ewq,98a02gjhuo2wvfpzqg4tmv4sgz0udwhlfsxsmck9dlw,xflplhd99msfzmwgsn3ndjsexwvh_9lnx3p4ljdeem4,wf1zysow2x8duig5vr407e08diydfht6ewfgnpyqwrs
Виктория Ступина

Советник по искусству, основатель компании ARTCONSUL.

Сначала немного фактов. Мировой аукционный оборот в 2015 году составил 7,6 млрд долларов. 38% оборота приходятся на США, 26% принадлежат Китаю, 25% – Великобритании. Во второй половине 2016 года Китай вернул себе лидерство. Доведя до пика цены на собственное национальное искусство, крупнейшие китайские коллекционеры занялись диверсификацией активов и переключили внимание на искусство старых мастеров, импрессионистов, модернистов и послевоенное искусство. Самые высокие ставки в аукционных залах сегодня – не результат каприза миллиардеров, а следствие продуманной стратегии закупок новых частных и государственных музеев Ближнего Востока и Азии. Для них имена Гогена, Модильяни или Ван Гога в постоянной экспозиции – это не только гарантия присутствия на мировой культурной арене, но и обеспечение непрерывного потока посетителей, а значит, и неиссякаемого cash flow. 2015 год был рекордным по числу продаж в сегменте от 1 млн долларов.

Слово «инвестиции» в контексте мира искусства воспринимается зачастую как верх цинизма. Сами авторы разговорам об инвестиционном потенциале своих работ предпочли бы вдумчивый анализ своего творчества и даже критические комментарии. А профессионалы категорически против спекулятивных манипуляций, которые могут негативно сказаться на стабильном росте стоимости художника и таким образом обвалить его рынок. Как бы там ни было, а 99% покупок произведений искусства совершаются в надежде на рост их стоимости. Ситуация усугубляется нестабильностью на рынке акций и облигаций, ростом инфляции и фискальной политикой некоторых государств. В этот период произведения искусства успешно выполняют роль инструмента хеджирования рисков. Сегодня я наблюдаю оживление интереса со стороны банкиров и их клиентов к альтернативным инструментам диверсификации портфеля. Интерес есть, однако интригующий art banking предполагает непосредственные рекомендации инвестиционного консультанта по приобретению искусства, интеграцию нового актива в инвестиционный портфель и возможные залоговые операции с ним. Это область для наших финансистов пока неизведанная. В качестве сдерживающих факторов выступают ограниченная ликвидность и высокие операционные издержки, а на российском рынке – еще и сложности с оценкой и экспертизой. Но есть у этого актива одна уникальная особенность. В отличие от других инвестиционных активов, искусство приумножает для своего обладателя не только финансовый, но и социокультурный капитал. Становясь коллекционером, вы автоматически попадаете в высоко­культурную среду, и входной билет туда выглядит не как Bugatti Veyron, а скорее как работы Пикассо «голубого периода» или хотя бы как полотна Анатолия Зверева начала 1960-х годов. Это общество духовно богатых людей. Людей, которых заботит вопрос: «Что же останется после меня?» В эпоху Ренессанса именно стремление повысить социальный статус и подчеркнуть принадлежность к духовной элите породило покровителей великих художников и скульпторов. Кстати о духовном. Предприниматели тех времен заказывали произведения искусства религиозной тематики, чтобы доказать свое благочестие церкви, считающей их профессию безбожной и греховной. Сегодняшние покупатели искусства в значительной мере ориентированы на инвестиционную составляющую и воспринимают свои активы как полноценный финансовый инструмент, который можно продать, заложить, обменять и т.д. Такой подход требует от трастовых компаний и банков идти в ногу с новыми потребностями и постоянно расширять линейку услуг, сопровождающих интерес клиентов к искусству как к части их материального и культурного благосостояния. Услуги по управлению уже существующими коллекциями сегодня активно внедряют департаменты life style крупнейших банков. Благодаря партнерским программам клиент может получить компетентную консультацию по оценке, экспертизе, страхованию, реставрации и т.п. Пока банкиры осторожно присматриваются к новой стратегии инвестирования, острое желание приобщиться к прекрасному с пользой для бюджета и отсутствие специальных знаний толкают начинающих инвесторов к работе с арт-фондами. И все они пытаются повторить успех знаменитого инвестиционного клуба Le Peau de L’ours Investment Club («Кожа медведя»). Он был основан французским финансистом Андре Левелом в 1904 году, и с этого момента аналитики клуба методично вкладывали деньги клиентов в картины тогда современных художников – Пикассо, Матисса, Вламинка – и работы некоторых импрессионистов. Результатом стал грандиозный аукцион 1914 года, когда около 100 проданных картин принесли своим инвесторам 400% прибыли! Стоит учесть, что при всех успешных стратегиях арт-фондов в условиях сегодняшнего рынка перспектива такой гигантской прибыли весьма эфемерна. Есть и еще один нюанс. Работая с арт-фондом, инвестор лишает себя наслаждения всеми сопутствующими культурными и эстетическими бенефитами, призванными в данном случае компенсировать высокие относительно доходности риски.

Поэтому мой вам совет, дорогие читатели: в реалиях сегодняшней мировой экономики не требуйте от своего Айвазовского доходности 50% годовых. Просто наслаждайтесь им.

Ведь искусство – это намного больше, чем деньги, – это язык, красота, философия, любовь и даже политика. Владейте тем, что действительно любите, но приобретайте лучшее из того, что можете себе позволить. Ибо, как говорит знаменитый финансист Уоррен Баффет: «Цена – это то, что вы платите. Ценность – это то, что вы получаете». 



22.09.2016


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз







Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.






Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.



Зритель как главный инвестор

11.06.2021 Арт

Img_5992
 

Отмечая 100-летие, Российский академический молодежный театр (РАМТ) намерен выпустить в этом году аж 11 премьер. Не стоять на месте – вообще его кредо: иногда здесь играется по 6–8 спектаклей в день, а худрук Алексей Бородин, возглавляющий РАМТ уже 40 лет, не боится молодой смены, сам пригласил на должность главного режиссера 37-летнего Егора Перегудова, любителя экспериментальных форм. Позитивная энергетика театра – основа и его Клуба друзей, созданного в 2017 году по западной модели: он объединяет в первую очередь обычных зрителей, а не статусных партнеров. Создание Клуба и позволило РАМТу первым из российских театров внедрить в 2017 году новую модель финансовой поддержки своей деятельности – эндаумент-фонд, или фонд целевого капитала. О том, как зарабатывает театр, живущий без спонсора, должно ли государство содержать культуру и каковы зрительские предпочтения миллениалов, в интервью SPEAR’S Russia рассказала директор РАМТ Софья Апфельбаум.


Из Большого с размахом

21.05.2021 Арт

_mg_3071
 

25 и 26 мая на Новой сцене Большого театра продюсерская компания MuzArts представит вечер современной хореографии Postscript: пять знаковых хореографов, четыре балета и в трех из них – одна прима-балерина Ольга Смирнова, которой везде придется быть абсолютно разной. О том, насколько это сложная задача, основатель MuzArts Юрий Баранов знает не понаслышке, так как сам танцевал на сцене Большого 20 лет. А сегодня пытается конкурировать на продюсерском поприще с западными компаниями, приумножать славу русского балета в новом контексте – через современную хореографию и неожиданные коллаборации, почти как Сергей Дягилев в начале XX века. О том, почему Большой театр поддерживает MuzArts без всякой ревности, как найти спонсоров под балетные проекты и чем уникальна программа Postscript, Юрий Баранов рассказал в интервью SPEARʼS Russia.



Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.