По разные берега


Бракоразводное право, возможно, и становится понятнее в Англии и Уэльсе, но стоит пересечь границу, как все усложняется, говорит Уильям Хилинг из Kingsley Napley.

10.11.2014




© Will Ings


В феврале британская Комиссия по вопросам законодательства предложила меры, призванные упростить решение финансовых вопросов при разводе. По мнению экспертов, закон должен увереннее признать «надлежащие» частные брачные контракты, которые набирают популярность, несмотря на то что пока не являются юридически обязывающими. Все это прекрасно в контексте английских соглашений английских пар, которые, если их брак развалится (а на это, по статистике, – один шанс из трех), выиграют от большей экономической ясности и защиты от дискреционной власти английских судов.

Но это ни в коей степени не удовлетворит нужды всех прочих пар, которые приезжают со всего мира, чтобы поселиться в Британии. Имея иностранные брачные контракты, многие из них ошибочно полагают, что в Англии или Уэльсе те будут автоматически задействованы при разводе. Не помогут предлагаемые изменения и тем британским гражданам, которые подписали брачный контракт на родине, но затем по причинам, связанным с работой или семейными отношениями, переехали за границу.

Мы живем в мобильном и космополитичном мире. В ЕС ежегодно заключается не менее 350 тыс. межнациональных браков. Однако единого подхода к брачным контрактам в Европе не существует. Законодательный и реформационный путь у всех стран свой и последовательностью не отличается, хотя граждане Евросоюза, вступившие в межнациональный брак, продолжают активно мигрировать.

Когда горят мосты

В контексте трансграничных отношений законодатели ЕС рассматривали многие аспекты семейного права: вопросы детей, процедуру р­азвода, содержание. Но давно назрела реформа в сфере брачных контрактов и режимов супружеской собственности.

Камнем преткновения здесь является огромный разрыв в восприятии брачных соглашений англо­саксонской и других систем права. Так, в англосаксонском мире активы обычно делятся судом по справедливости. Содержание может быть назначено либо в форме ежемесячных платежей, либо в виде капитала, либо в той и другой одновременно.

На континенте же действуют режимы супружеской собственности. В этом случае пары либо сами предварительно устанавливают такой режим, либо к ним применяется стандартный. Поэтому механизм раздела активов предопределен. Проблема содержания финансово более слабой второй половины после развода решается отдельно и зачастую по более жестким правилам, нежели в англосаксонской системе. Размер содержания могут ограничить или не назначить его вовсе.
Перед переезжающими за рубеж супругами стоит трудный выбор с точки зрения того, как защитить активы в случае развода. Они могут сделать следующее:

а) Надеяться, что в новой стране суд учтет брачный контракт, подписанный в прежней. Многие пары слепо верят, что в новой стране их будут разводить по законам той, где они поженились, будто это само собой разумеющееся. Но зачастую бывает иначе. Например, в Англии, Ирландии и Дании разводят по своим законам (хотя будущие прецеденты и свежие взгляды картину, возможно, изменят). В свою очередь, в Испании, Франции, Германии и Италии может применяться право страны, где заключался брак. Но судьи находят это тяжелым.

б) По прибытии в страну проживания обсудить послебрачный контракт. Если юрисдикция «великодушная», это может быть очень заманчиво для более богатого из супругов. Но не факт, что будет легко уговорить вторую половину, ведь ей, вероятно, покажется, что идет подготовка к разводу.

в) Оформить второй контракт, который будет дублировать старый, но действовать в новой юрисдикции. Впрочем, на такое «зеркальное соглашение» нужны время и деньги, а в будущем могут возникнуть разногласия из-за толкования формулировок или того, какой контракт имеет преимущественную силу.

г) Ничего не делать и просто надеяться на лучшее.

Правовое многоголосие

Ситуация с признанием зарубежных брачных контрактов в государствах ЕС разная. В каких-то случаях их признают полностью, в каких-то – частично. В Англии, например, зарубежные брачные и послебрачные контракты не признаются, и, к неудовольствию многих иностранцев, суды пользуются широкой свободой действий, которую им предоставляет национальное семейное право.

Но все же иногда подобные соглашения учитывают. Так произошло в 2010 году на рассмотрении «дела Радмахер». Лондонский суд принял во внимание контракт, заключенный в Германии между немецкой наследницей бизнеса и ее спутником-французом, и не дал последнему при разводе никаких активов. Недавно же один судья целиком поддержал умеренное по своему действию нидерландское соглашение и вынес вердикт в пользу юриста из Сити.

Другой учел более жесткий французский конт­ракт, благоприятный для мужа (видной фигуры в private equity), но тем не менее присудил жене почти половину семейных активов, составлявших в сумме 15 млн фунтов. Всерьез рассматривать зарубежные соглашения Высокий суд начал лишь в последние несколько лет. Прецедентное право эволюционирует, и ясности в нем нет.

Если говорить о других странах Евросоюза, то Германия, Испания и Португалия признают брачные контракты, а Франция с Италией говорят, что те противоречат социальным нормам, касающимся вопросов содержания. Новые нормативы ЕС отражают иную точку зрения.

На фоне этой законодательной мешанины парам следует задуматься о включении в брачные конт­ракты оговорок насчет юрисдикции, которые бы давали понять, где и как должен рассматриваться документ. Пока Евросоюз не придет к единой позиции по таким контрактам, вряд ли кому-то может быть гарантирован конкретный результат.

В отношениях люди все реже ограничиваются рамками своих стран и все чаще прибегают к международной миграции. Брачному праву ЕС пора бы нагнать время. 



10.11.2014

Источник: SPEAR'S Russia #10(42)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз