Перемены. Взгляд изнутри


Трансформация Sber Private Banking происходит в ежедневном режиме без перерывов и выходных. Линейность изменений, по мнению Евгении Тюриковой, просто не подходит большой организации.

17.11.2020





Незаметно для себя человек меняется каждый день. Он растет физически или ментально и приобретает опыт, который сможет использовать завтра. То же самое справедливо для организаций: сегодняшний банк обязательно будет в чем-то отличаться от вчерашнего. И если вы не останавливаетесь и не планируете закрыть бизнес, вы должны признать, что свою работу необходимо постоянно переосмысливать. Во-первых, клиенты приносят вам задачи, с которыми вы еще не сталкивались – и это хорошо, значит, клиенты верят, что вы способны эти задачи решить. Во-вторых, ежедневно меняется рыночный, новостной, регуляторный, технологический контекст, в котором мы существуем. Непрекращающаяся перенастройка процессов и поиск ответов на сложные вопросы – это и есть трансформация Sber Private Banking.

Обновление образа и объявление о трансформации Сбера – это не финал, а промежуточная точка. Понятно, что смена логотипа – это лишь малая часть происходящего, что новые продукты и сервисы появились не в день презентации, а сама работа над ними с тех пор не прекращается. Просто о процессе внутренних изменений было объявлено публично. В реальной жизни клиент не замечает и не должен замечать этих перемен. С одной стороны, великие компании опережают или формируют рынок, с другой – важно, чтобы услуги были своевременными, то есть клиент только подумал, а услуга уже есть.

Новшества и улучшения приходят точно в срок, именно тогда, когда они нужны. Процесс настолько гладкий, что осознать его можно лишь ретроспективно. Если клиент видит не это, а трансформацию – организация совершает ошибку. Важно, чтобы заметным было удобство, именно здесь и возникает ценность, за которую потом клиенты проголосуют рублем. Ведь общее для рынка правило можно сформулировать так: сначала сервис, потом деньги или сначала продукт, потом выручка. Сломавшись на первом пункте, вы лишаетесь всего, потому что для меня и моих коллег работодатель не Сбер, а клиент.

Каждый день нам что-то не нравится в самих себе, но мы умеем доводить до конца и улучшать любые свои начинания. На мой взгляд, другого пути для растущего бизнеса просто не существует. Конечно, есть проблема руководителя, в сознании которого проекты могут закрываться быстрее, чем у сотрудников, но и это тоже можно использовать во благо организации. В конце концов, речь идет о способе думать. В идеале необходимо постоянно искать точки роста (или тренды) и точки, в которых вы сможете что-то усилить или оптимизировать. При этом, найдя тренд, вы должны двигаться в его русле быстрее, чем индустрия, но не терять концентрации и оставаться трезвомыслящим.

Все это – работа лидера, который никогда не прекращает сомневаться, ставить себе новые цели, искать новые решения и быть недовольным.

Отсюда вытекает и постановка задачи – мы должны быть компанией, которая всегда думает о завтрашнем дне и ответственном к нему отношении. На продуктовом уровне это означает фокус на инвестициях со смыслом, на продвижении принципов ESG, включая построение внутренней культуры и предложение собственных ESG-стратегий клиентам, на развитии эндаументов и сервисов по наследованию, на минимизации налоговых рисков. Ко всему этому добавляется наша практика, опыт тщательной проработки самых разных кейсов, которых так много, что мы можем не бояться конкуренции.

При этом мы отдаем себе отчет в том, что наш подход оказывает влияние на рынок, и только рады тому, что клиенты, сравнивая разные банки, становятся все более и более разборчивыми. Но повторю еще раз, что важнее всего угадывать или даже предвосхищать тренды. И здесь мы претендуем на то, что Sber Private Banking останется законодателем моды.

Евгения Тюрикова – глава Sber Private Banking



17.11.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.