Пары искусства


Джонатан Рэй – о том, как развивались долгие и плодотворные отношения изысканного вина с искусством.

16.07.2015





Не так давно я посетил замечательного эксцентричного винодела Эндрю Куади в Калифорнийской долине. Я большой поклонник его вин – в основном десертных мускатов, вермутов и крепленых, таких как услаждающий язык и богатый на вкус черный мускат Elysium (прекрасен с шоколадом) и его причудливый, но невероятно вкусный винтажный порт­вейн в калифорнийском стиле, который он озорно окрестил Starboard.

Помню, как он открыл бутылку Deviation, красного муската, настоянного на розовой герани и дамиане (траве, известной своими «афродизиакальными» свойствами), который он планировал назвать Euphoria, пока не вмешалось правительство США и не запретило название. Вино было довольно вкусным, определенно необычным. Но больше всего меня удивила причудливая этикетка, нарисованная вручную художником Хизером Кларком, где была изображена обнаженная дама, парящая в окружении летающих рыб в небе, освещенном луной и звездами. Еще больше меня удивили совокупляющиеся кролики по краям задней этикетки, которых правительство США каким-то образом пропустило.
Такого вы не увидите на бутылке Château Mouton-Rothschild.

Стильный Mouton

Разумеется, Mouton первым освоил концепт дизайнерских винных этикеток. В 1924 году владелец Mouton барон Филипп Ротшильд решил, что не будет больше продавать свое вино в бочках и позволять покупателям разливать его по бутылкам и наклеивать этикетки, а предпочел бы заниматься всем этим самостоятельно.

Чтобы отметить это важное и перспективное решение (а также первое бутилирование на месте, что сейчас обычная практика), Ротшильд заказал кубисту Жану Карлю сделать яркую этикетку для урожая 1924 года. Двадцать один год спустя, чтобы отпраздновать окончание Второй мировой войны, он заказал Филиппе Джуллиану нарисовать подходящую победную памятную этикетку. С 1945 года с каждым урожаем известные современные художники сменяли друг друга по приглашению Mouton, чтобы поучаствовать в его дизайне, и среди них – Мири, Шагал, Пикассо, Бэкон, Дали, Бальтюс, Кунс, а также его королевское высочество принц У­эльский.

Другие виноделы подхватили эстафету. В западной Австралии Leeuwin Estate собрали серьезную коллекцию произведений искусства, заказывая уникальные этикетки для всех вин и урожаев их Art Series. Теперь в распоряжении виноделов больше сотни картин от таких известнейших австралийских художников, как сэр Сидни Нолан, Джон Ольсен, Артур Бойд, Клифтон Пью и другие.

В Италии так называемый супертосканский виноградник Ornellaia запустил в 2009 году арт-проект Vendemmia d’Artista, начав с урожая 2006 года, в попытке возродить практику Ренессанса – живопись на заказ. С тех пор они пожертвовали более 1 млн фунтов галереям и таким организациям по всему миру, как Whitney в Нью-Йорке и Королевская опера в Лондоне.

Знаменитые производители шампанского тоже в авангарде винного арт-движения: Perrier-Jouёt давно поддерживает искусство, основав премию Arts Salon в 2013-м; есть Taittinger Collection, где художников приглашают нарисовать всю бутылку, а не только этикетку; а также инновационное сотрудничество Dom Pérignon c такими крупными именами, как Джефф Кунс, Марк Ньюсон, Дэвид Линч, и с наследниками Энди Уорхола для создания ограниченных изданий и упаковок на заказ.

Коллекционеры обожают подобные художественные затеи. Срабатывают они, только когда вина и произведения одинаково хороши. Прекрасное вино плюс прекрасное искусство равно – давайте признаем это – прекрасный маркетинг. 

Прекрасные изнутри и снаружи

2009 Château Rauzan-Ségla

£80, Corney & Barrow

Когда-то, что скорее удивительно, Château Rauzan-Ségla, было частью империи Брента Уокера, теперь это виноградник класса Deuxieme Cru в Марго, которые заметно потеряли в качестве, после того как их купили в 1994 году Вертгеймеры, владельцы Chanel. Сегодня благодаря значительным инвестициям и полноценному обновлению вина снова вернулись в форму, и теперь они – идеальный пример лучших «супервторых» Марго. Чтобы отметить 350-летний юбилей виноградника, Вертгеймеры попросили своего старого (непьющего) друга Карла Лагерфельда сделать уникальную этикетку. Некоторым она понравилась, некоторым нет, но все сошлись, что само по себе вино великолепно.

2009 Leeuwin Estate ‘Art Series’ Cabernet Sauvignon

£42,99, Selfridges

Пусть у Маргарет Ривер лишь 3% всего производства австралийского вина, но когда речь заходит о премиальном вине, то это уже приличные 20%, а Leeuwin Estate – один из самых первоклассных производителей. Leeuwin знамениты своими концертами под открытым небом и образцовой Art Series, где на этикетках представлены специально заказанные картины известных австралийских художников. На каберне 2009 года красуется работа Тима Сторриера, а само вино насыщенное, темное, сладкое, изысканно многослойное со сложными нотками черной смородины, табака, фиалки, кожи, мяты и кофе.

2012 Ornellaia

£540 за шесть бутылок в связке, Armit

Ornellaia основана в 1981 году Людовико Антинори, племянником Марио Инчиза делла Роккетта, создателя Sassicaia. В 2009-м они запустили проект Vendemmia d’Artista, в котором известные художники импровизировали на тему отличительных особенностей каждого урожая. Для ограниченного тиража специально созданных бутылок 2012 года швейцарский художник Джон Армледер создал L’Incanto («Чары»). Это смесь бордоского стиля, вино предельно изящное, со сногсшибательно концентрированным черносмородиновым вкусом и основательными танинами, которые с годами прекрасно смягчатся.

2004 Dom Pérignon

‘Metamorphosis by Iris van Herpen’ Limited Edition £120, 31Dover.com

Dom Pérignon остается самым известным шампанским из всех, и не без причины, ведь Ришар Жоффруа, в этом году отмечающий 25-летний юбилей в роли шефа погреба, – невероятно одаренный винодел. Эта выпущенная ограниченным тиражом этикетка и подарочная коробка созданы голландским дизайнером Ирис ван Герпен и отмечают завершение Dom Pérignon 2004 года в том состоянии, в котором мы его знали, и чествуют его переход во вторую «фазу насыщенности» – вторую стадию его созревания. Вино 2004 года было предъявлено публике после восьми лет выдержки, и на этой стадии оно наполнено ароматами поджаренной булочки, миндаля и ноток белых цветов.

2007 Château Mouton-Rothschild

£260, Berry Bros & Rudd

Урожай 2007 года Château Mouton, по порядку 64-й, украшен уникальной этикеткой, исполненной французским скульптором и художником Бернаром Вене. Вино, само собой, тоже произведение искусства. Хоть вина 2007-го и затмевают бордоские 2005-го и 2006-го, урожай Mouton – прекрасное изысканное вино и почти точно одно из самых изысканных кларетов своего года. Оно стильное и элегантное, но также щедрое и чувственное, с чернильным, темно-фруктовым, великолепно насыщенным вкусом.

2007 Perrier-Jouët Belle Epoque

£130, Waitrose

Прямо из-под пресса, свежайший, буквально только-только выпущенный урожай с самой красивой бутылкой на свете, со знаменитым вручную нарисованным орнаментом в стиле ар-нуво, изображающим цветок ветреницы. Perrier-Jouёt сосредоточены на стиле, но не на нем одном: красоту вы почувствуете не только снаружи, но и изнутри каждой бутылки. Это 25-е издание Perrier-Jouёt – кюве престиж, и оно изысканно, как всегда. В нем чувствуется аромат жимолости, апельсина, белого персика и даже бергамота, а на нёбе остается хрустящая свежесть, за которой последует сливочная, медовая мягкость.



16.07.2015

Источник: SPEAR'S Russia #5(48)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.