О чем говорить, когда не о чем говорить


Такую речевку используют в театрах для создания эффекта разговора множество людей. Группа артистов массовки вразнобой произносит эту фразу, и у зрителя создается впечатление, что группы людей ведут совершенно разные беседы, а звуки их голосов сливаются в общий рокот. Артисты могут не знать ни пьесы, ни замысла режиссера, ни даже друг друга. Антон Андреев считает этот прием довольно точной метафорой дня сегодняшнего.

16.05.2022





Все, что происходит сейчас в российском бизнесе, напоминает именно эту работу массовки. Множество людей говорят вразнобой примерно одни и те же слова и фразы, по большому счету не имеющие смысла, поскольку без законотворческой работы государства получить реальные ответы на возникающие вопросы нереально.

Чтобы не добавлять голос в общий шум, выскажусь только о том, что, очевидно, уже происходит в близкой мне области планирования преемственности бизнеса и состояний. К сожалению, давать какие-либо советы сейчас будет непрофессионально, поэтому все написанное говорит о том, как я вижу проблемы и некоторые необходимые шаги к их возможному решению.

Верхушка айсберга

Многие состоятельные семьи наладили свою жизнь «на несколько стран» и давно привыкли к такому образу жизни. Это может быть организовано по-разному, от постоянного или преимущественного пребывания кого-то из членов семьи вне России или, наоборот, в России до постоянных и частых переездов между странами.

Бывает, что у членов одной семьи разные гражданства, разное налоговое и валютное резидентство, разный домицилий (преимущественное место проживания).

Иногда у членов одной семьи разные источники дохода, а иногда вне зависимости от места проживания все поколения существуют за счет единых источников, в том числе находящихся в России и требующих контроля, внимания и квалифицированного управления. Семейные активы, другое имущество и финансовые средства на банковских счетах могут также принадлежать разным членам семьи и быть «разбросаны» по миру.

Довольно распространенная ситуация, когда у семьи есть действующий бизнес в РФ, который и служит основой их благосостояния, здесь же находятся инвестиционные и другие объекты недвижимости. Владелец в основном проживает в России, в том числе в связи с необходимостью управлять бизнесом, а «младшие» члены семьи – дети и внуки, часто уже со своими семьями, – постоянно проживают в другой стране, и некоторые из них российского гражданства не имеют вовсе.

При этом находящиеся за рубежом члены семьи, в том числе иностранцы, зачастую владеют объектами недвижимости в РФ или долями в них, а также долями в российских компаниях.

Обсудим возникшую проблему преемственности на примере недвижимого имущества, хотя это только «верхушка айсберга».

В настоящее время граждане определенных стран не могут распоряжаться своими домами и квартирами, а также приобретать недвижимость в РФ. В связи с этим крайне интересно, как будет регистрироваться право собственности на недвижимость, доставшуюся по наследству, если объекты, входящие в наследственную массу, принадлежат иностранцу.

Можно предположить, что если наследником оказывается гражданин РФ, то оформление состоится без проволочек, а если наследник тоже иностранец?

А что произойдет в случае, если иностранец – наследник гражданина России?

Если эти вопросы не будут разъяснены на законодательном уровне, предполагаю, что в вышеперечисленных случаях оформить и получить наследство без суда будет практически невозможно. И сейчас нельзя угадать, как сложится при этом судебная практика.

Добавим к этому все, что происходит сегодня с имуществом и финансовыми активами россиян за рубежом. Гражданин РФ, постоянно проживающий в другой стране, получает достаточно крупное наследство в России. Допустим, наследник хочет «выйти в кэш». Возникают два вопроса. Первый: как легально перевести полученные по наследству деньги в иностранный банк? Второй: как поступит иностранный банк, увидев перевод значительных средств из России? Оба вопроса на настоящий момент не имеют универсальных ответов. Опять же можно заняться детальным обсуждением возможных вариантов, но это не поможет.

Еще одной проблемой преемственности для владельцев состояний, безусловно, становится ограничение доступа россиян к зарубежным инструментам, таким как трасты и наследственные фонды. Во многих случаях решением может стать наличие другого гражданства, но программы «гражданства за инвестиции» для россиян тоже начали закрываться.

Через фонд

Итак, можно констатировать, что в сложившихся условиях для владельцев действующего бизнеса и сложных активов, физически находящихся в России, настают времена, когда для планирования и юридического оформления преемственности придется использовать преимущественно или исключительно отечественные юридические инструменты.

Что же мы имеем и как с этим жить? Напомню, что в 2014–2020 годах в России прошли две реформы гражданского законодательства: «корпоративная» и «наследственная».

Первая предоставила ряд интересных инструментов защиты прав владельцев и организации управления бизнесом: множественность директоров с разными или одинаковыми правами, корпоративные договоры, новые возможности перераспределения компетенции между органами управления.

Отмечу, что для планирования преемственности «корпоративная» часть вопроса не менее важна, чем «наследственная», и одно без другого, как правило, не работает. Очевидно, что в данный момент происходят и в ближайшее время будут происходить большие изменения в составе владельцев и в управлении многих российских компаний. Доли активно перераспределяются, дробятся или, напротив, укрупняются. Меняются генеральные директора, составы советов директоров, правлений и других корпоративных органов. Сложившийся за годы порядок и традиции управления меняются, как и меняется устоявшийся «расклад» между совладельцами бизнесов и активов. С приходом новых лиц будут меняться и «правила игры», которые необходимо «класть на бумагу» и юридически защищать. Это значит, что нужно писать корпоративные договоры, эффективно распределять компетенцию между директорами и другими органами управления, заключать новые трудовые контракты, вносить изменения в учредительные документы. Все это необходимо делать, разумеется, в интересах бизнеса и его владельцев, помня о том, что одним из ключевых интересов владельцев остается благополучие их семей и будущих поколений. Это значит, что такая работа требует вдумчивого и неформального подхода, времени, сил и опыта специалистов и обязательно самих владельцев, а не распечатку «болванок», где через слово – «в соответствии с законодательством», а на деле – никто не знает как.

Наследственная реформа добавила к хорошо известному всем завещанию совершенно новые инструменты, безусловно, лучше подходящие для владельцев бизнеса и сложных активов: ранее не существовавшие в России наследственные фонды, наследственные договоры и совместные завещания супругов.

Кстати, предположу, что в ситуации с иностранным владением фонд (как российское юридическое лицо) может оказаться неплохим выходом. Однако у российских наследственных фондов есть проблема, которую опять же не решить без помощи законодателя. Фонд «разрабатывается» при жизни владельца состояния, но учреждается и начинает работать только после открытия наследства. Большинство российских состояний находятся в управлении у их создателей и не имеют опыта «трансфера управления», но у владельца нет возможности проверить и наладить работу фонда, который должен будет заменить в управлении активами своего создателя. Некоторое время назад в Госдуму был внесен проект о создании частных фондов, которые могут создаваться и функционировать, становясь в будущем наследственными. Пока проект остается проектом. Если такое законодательство примут, владелец состояния сможет сам наладить управление активами «через фонд», что, безусловно, повысит привлекательность этого инструмента.

Без сомнения, наследственный договор, в котором владелец состояния и его потенциальные наследники могут заранее определить, что, кому, сколько и при каких условиях, – инструмент весьма привлекательный. Он не нарушает тайну, как при составлении завещания, не ограничивает владельца в распоряжении своим имуществом, но зато позволяет не делить потом трудно делимые вещи и передать управление сложными активами, например бизнесом, тем, кто реально на это способен, и тем, кто не ограничен в распоряжении имуществом, как, например, сейчас некоторые иностранцы.

Не так давно Росреестр отклонил регистрацию дарения доли в общей квартире от супруга-иностранца супругу-россиянину. Интересно, каково будет решение в случае передачи этой доли по наследству их общим детям? Возможно, что совместное завещание супругов позволит найти решение. Ведь неисполнение такого завещания автоматически нарушит права супруга – гражданина России. Хотя по какому пути пойдет правоприменительная практика, сейчас сказать сложно.

Единственный совет

Предвижу возражения на тему:

  • имеющиеся инструменты несовершенны, надо подождать, пока законодатель все исправит;
  • все ограничительные меры временные, нужно просто подождать.

Вопросами преемственности семейных состояний необходимо заниматься, используя все доступные инструменты, невзирая на их несовершенства и недостатки, не дожидаясь, пока законодатель все исправит. Гражданский кодекс РФ был введен в действие в 1993 году, а его изменения в части наследственного права, которые давно требовались бизнесу, появились почти через 25 лет. Подождем еще?

Ждать отмены даже временных мер также неразумно, жизнь идет своим чередом, и конкретное решение задачи по оформлению в собственность активов, получаемых по наследству, может понадобиться в любой момент. И что делать, если в нужный момент ограничения еще будут действовать? Имуществом надо распоряжаться, бизнесом надо управлять, генерального директора надо контролировать, управлять счетами… Да мало ли еще задач, для решения которых нужно официально вступить в права? Промедление может принести огромный ущерб семейному состоянию, на создание которого ушли десятилетия.

Подождем? Не рекомендую. И на сегодня это мой единственный профессиональный совет.


Антон Андреев, адвокат, старший партнер консультационно-юридического центра «Наследство»



16.05.2022

Источник: WEALTH Navigator


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Вселенная с приставкой «мета»


Img_5365
 

Метавселенная – слово и феномен, возникший в поле зрения, в жизни современного человека не так давно. Как все грандиозное, это продукт столкновения нескольких сущностей. С одной стороны, невероятного технологического прогресса последних лет, в базе которого блокчейн и интернет нового поколения Web 3.0. С другой – всего человеческого в каждом из нас: стремления вести социальную жизнь и общаться, желания развлекаться, получать удовольствие в игре. Ведь у взрослых, как у детей, те же игрушки, только дороже, а с некоторых пор еще и гораздо более технологичные. Постепенное «переселение» современного человека из реального мира в виртуальный не новость, но с появлением полноценных метавселенных может перестать быть просто фигурой речи. Пока это больше красивый, но довольно абстрактный концепт, который еще только предстоит наполнить реальным технологическим содержанием. Однако за дело уже берутся мировые техногиганты, «внезапно» разглядевшие в метавселенных новый мегатренд и мегавозможность «длиною в жизнь» для своего бизнеса. Работы хватит всем. Свою часть из нее предстоит сделать Inanomo – компании, которая развивает одноименную интегрированную криптовалютную технологическую платформу, предназначенную для хранения, обмена и инвестиций в фиатных деньгах и криптовалютах. Осенью прошлого года на страницах WEALTH Navigator в рамках совместного редакционного проекта мы рассказали о запуске на площадке Inanomo крипто-игрового направления. Его логическим развитием на платформе станет новый продукт – технологическая платформа для разработчиков метавселенных. По сути – метавселенная для метавселенных. О том, как это устроено и почему запуск нового продукта даст новый толчок развитию всей инфраструктуры Inanomo, рассказывает ее основатель и генеральный директор Кирилл Садилов.






Вселенная с приставкой «мета»


Img_5365
 

Метавселенная – слово и феномен, возникший в поле зрения, в жизни современного человека не так давно. Как все грандиозное, это продукт столкновения нескольких сущностей. С одной стороны, невероятного технологического прогресса последних лет, в базе которого блокчейн и интернет нового поколения Web 3.0. С другой – всего человеческого в каждом из нас: стремления вести социальную жизнь и общаться, желания развлекаться, получать удовольствие в игре. Ведь у взрослых, как у детей, те же игрушки, только дороже, а с некоторых пор еще и гораздо более технологичные. Постепенное «переселение» современного человека из реального мира в виртуальный не новость, но с появлением полноценных метавселенных может перестать быть просто фигурой речи. Пока это больше красивый, но довольно абстрактный концепт, который еще только предстоит наполнить реальным технологическим содержанием. Однако за дело уже берутся мировые техногиганты, «внезапно» разглядевшие в метавселенных новый мегатренд и мегавозможность «длиною в жизнь» для своего бизнеса. Работы хватит всем. Свою часть из нее предстоит сделать Inanomo – компании, которая развивает одноименную интегрированную криптовалютную технологическую платформу, предназначенную для хранения, обмена и инвестиций в фиатных деньгах и криптовалютах. Осенью прошлого года на страницах WEALTH Navigator в рамках совместного редакционного проекта мы рассказали о запуске на площадке Inanomo крипто-игрового направления. Его логическим развитием на платформе станет новый продукт – технологическая платформа для разработчиков метавселенных. По сути – метавселенная для метавселенных. О том, как это устроено и почему запуск нового продукта даст новый толчок развитию всей инфраструктуры Inanomo, рассказывает ее основатель и генеральный директор Кирилл Садилов.