Не совершать ошибок и продумывать шаги


Вот уже год, как Абсолют Банк живет в ритме перемен: в мае 2013 года у него появились новые акционеры – структуры НПФ «Благосостояние», в июле – новый председатель правления Андрей Дегтярев, а совсем недавно Абсолют Банк объединился с банком «КИТ Финанс». В результате к концу апреля на финансовом рынке появился крупный российский банк. Глава объединенного Абсолют Банка рассказал Валерии Хамраевой о выбранной бизнес-модели, поведении клиентов private banking и о том, как действует на банкиров время перемен.

13.05.2014





Прошел почти год, как вы пришли в Абсолют Банк. Как бы вы оценили этот период: что стало наиболее запоминающимся, знаковым за это время?

Скучной и размеренной нашу жизнь точно не назовешь: за последний год мы в Абсолют Банке пережили череду ярких моментов. Это был вызов и драйв одновременно, причем для всех, кто пришел со мной в этот банк. Например, в конце прошлого года мы завершили секьюритизацию, успешно разместив второй выпуск ипотечных ценных бумаг общим объемом 8,2 миллиарда рублей. От реализации этого проекта получила положительный заряд вся команда. Сделка эта была серь­езная и для рынка, и для нас самих. Ее организаторами, напомню, выступили Абсолют Банк и «ВТБ Капитал».

Еще одним знаковым моментом стал синдикат на общую сумму 90 миллионов долларов от пула российских и иностранных банков. Эту сделку мы завершили в конце марта этого года, фактически за несколько недель до объединения. В тот момент обстановка на рынке, прямо скажем, была не из лучших, но это не помешало нам закрыть сделку на очень выгодных условиях.

Но, конечно, самым запоминающимся событием стало объединение двух банков: на это ушло очень много сил и эмоций.

Какую модель в итоге вы выбрали для вашего нового, объединенного банка?
Основу нашей стратегии мы определили для себя давно, еще на момент покупки Абсолют Банка: решили развивать его как универсальный банк с опорой на корпоративный банковский сектор, розничный бизнес, в котором превалирующую роль играет ипотечное кредитование, и private banking – работу с VIP-клиентами. Вот по этой модели мы и планируем двигаться вперед в ближайшие годы. Она, на наш взгляд, жизнеспособная.

И по какому принципу формировалась команда объединенного банка под брендом «Абсолют»?

Перед нами стояла четкая задача: новый объединенный банк не должен стать копией старого «Абсолюта» или повторить формат «КИТ Финанса». Это было логичным и понятным решением, с учетом новой бизнес-модели, любое повторение мешало бы продвигаться вперед. В итоге мы собрали лучших людей из этих двух банков, чтобы сформировать команду лидеров на основе нового объединенного банка. А на несколько ключевых и прорывных направлений взяли топ-менеджеров с рынка. Для активного роста принцип «сборной команды», состоящей из практиков рынка, с хорошей экспертизой в своей нише, подходит, на мой взгляд, как нельзя лучше.

Вы упоминали, что в приоритете на 2014 год – войти в топ-30 российских банков по размеру активов, их объем должен превысить 200 миллиардов рублей. Насколько вы близки к этой цели?

Уже сейчас активы объединенного банка составляют около 185 миллиардов рублей. Так что в реалистичности этой цели я не сомневаюсь.

Какие цели ставились перед командой private banking, каких показателей она должна достичь?

Главная задача в начале этого года заключалась в том, чтобы в процессе объединения банков не потерять клиентов. Для этого нашей команде private banking нужно было проявить весь свой профессио­нализм, доказать, что клиенты доверяют менеджерам, которые их обслуживают, и не сомневаются в их компетенции. Им это удалось: по итогам нашего объединения ни клиентская база, ни объем клиентских счетов не уменьшились, как это обычно бывает при слияниях. Напротив, наши пассивы за первый квартал приросли почти на 2 миллиарда рублей. А в условиях нынешнего рынка, когда банки фиксируют отток депозитов, это весьма оптимистичный показатель.

Во втором полугодии от команды private banking мы ожидаем динамики роста. Изначально хотели добиться 22–23 миллиардов рублей по итогам года, но, скорее всего, у нас есть все шансы превысить эту планку уже в первом полугодии.

Но в начале этого года перед private banking стояла и еще одна приоритетная задача: не только сохранить клиентов, но и показать им, что в новом банке будет намного комфортнее. Для этого мы решили с нуля создать пилотную зону премиального обслуживания в нашем центральном офисе на Цветном бульваре. Сделать это надо было очень быстро и при этом качественно, потому что эта премиальная зона должна стать образцом для следующих офисов частного банка в регионах. Наверное, по той причине, что никому не пришлось объяснять, почему это важно, команда справилась с этой задачей: мы уже открыли премиальный офис, и он, по отзывам клиентов, оправдал их ожидания – получился очень удобным и функциональным. Так что совсем скоро мы будем внедрять эту технологию на новой площадке – в Санкт-Петербурге.

Российские частные банкиры периодически говорят о том, что игроки на рынке private banking отличаются в основном размером, а предложение у всех одинаковое. Даже если это так, каковы ваши конкурентные преимущества в этой нише?

Для клиентов private banking, на мой взгляд, наиболее важными критериями, определяющими выбор банка, являются надежность и качество сервиса. Если говорить в этом ключе об Абсолют Банке, то наша надежность выражается во взвешенном подходе к рискам и в уровне нашего акционера. Сейчас обращают особое внимание на то, кто стоит за банком, тем более в условиях, когда ряд банков теряют равновесие. У нас же в этом плане есть серьезная гарантия стабильности в лице НПФ «Благосостояние», он входит в тройку лидеров рынка негосударственного пенсионного обес­печения.

А если говорить о сервисе в нашем банке, то в его основе – акцент на профессионализме клиентского менеджера с широким спектром полномочий для создания индивидуальной инфраструктуры под каждого конкретного клиента. Кроме того, у нас достаточно короткая вертикаль принятия решений, поэтому клиенты всегда имеют возможность пообщаться с первыми лицами банка напрямую, что могут себе позволить далеко не все крупные банки.

Если говорить про ваших клиентов, то как бы вы могли охарактеризовать их поведение сегодня, когда экономическая ситуация в стране нестабильна?

Поведение клиентов гораздо стабильнее, чем ситуация на рынке. А если серьезно, то клиенты не делают резких движений. Они стали более зрелыми после всех кризисов, которые пережили. Да, периодически мы наблюдаем картину, когда у клиентов возникают вопросы относительно выбора валют: доллары, рубли. Но, если честно, кардинального изменения структуры валют в нашем случае мы не заметили. Если же говорить о предпочтениях наших клиентов в последнее время, то мы видим, что у них появляется аппетит к тому, чтобы постепенно выходить и на фондовый рынок. Вообще российский фондовый рынок, на мой взгляд, сегодня сильно недооценен: на самом деле на нем уже появляется некий потенциал для роста.

То есть в нынешних условиях клиенты private banking могут сократить депозиты и переформировать портфели в пользу ценных бумаг?

У наших клиентов есть финансовые консультанты, они дают им профессиональные рекомендации, в том числе и по рынку ценных бумаг, поэтому необдуманных импульсивных шагов клиенты не делают. Им объясняют соотношение риска и доходности, помогают в нужный момент фиксировать прибыль, чтобы не потерять вложенных денег. Безусловно, сегодня на фондовом рынке доходность по ценным бумагам может быть в определенный момент выше, чем по депозиту, но в любом случае риски брать на себя придется. Их просчитывают «на берегу». И хорошо, что этот принцип понимает большая часть состоятельных клиентов. Депозит же, конечно, более надежный и «спокойный» продукт.

В вопросе управления деньгами мы исповедуем принцип открытой архитектуры, то есть не навязываем свое управление клиентам, но консультируем и даем полную картину по рынку, предлагая им наиболее интересные продукты, которые сегодня есть.

Что интересует клиентов в lifestyle?

Однозначного ответа и стандартных решений здесь быть не может. Это бизнес отдельных личностей. Все зависит от потребностей клиента, его интересов, образа жизни. Запросы могут быть самые разнообразные: от бронирования авиабилетов до организации эксклюзивных мероприятий со звездами первой величины. И здесь показателем является не только спектр таких индивидуальных услуг: оперативность решения вопросов клиента столь же важна. Ну и, разумеется, уровень исполнения его пожеланий тоже определяет результат.

Если же говорить об общей тенденции, то могу отметить рост обращений, связанных с покупкой недвижимости. Что, в общем-то, понятно: недвижимость – один из востребованных вариантов инвестировать и сохранить свои сбережения. В первом квартале увеличилось число обращений, связанных с тем, что многие клиенты захотели вернуть свои деньги обратно в Россию. И мы считаем эту тенденцию благоприятной для private banking.

Цели Абсолют Банка на 2014 год достаточно амбициозны, но при этом первое полугодие оказалось для российской экономики не самым удачным. К тому же ЦБ вновь ухудшает прогноз роста ВВП: теперь он еле дотягивает до 1%. Предполагали ли вы такое развитие событий, когда размышляли о перспективах банка в 2013-м?

Мы знали, что будет непросто. Напряженная ситуация на рынке сложилась еще осенью прошлого года, так что предпосылки к замедлению экономики в 2014 году были очевидны. Причем не только финансисты осознавали это. Когда мы выбирали стратегию развития и прописывали планы на 2014 год, то, конечно же, учитывали эти изменения, четко просчитывали зоны риска. В частности, по этой причине решили не развивать потребительское кредитование, ушли от кредитования малого бизнеса. Иными словами, мы не питали иллюзий. Но совершенно ясно отдавали себе отчет: на тех направлениях, на которых мы сфокусировались, мы должны показать динамику роста, например, в ипотеке, где у нас сильные позиции изначально.

Все это время вы стояли во главе процесса интеграции. Вам пришлось что-то кардинально менять в себе лично, идти на компромиссы, как это часто бывает, когда поставлены амбициозные цели? Что-то изменилось в вашей жизни?

Скажу так: когда формируется команда из двух банков и еще приглашаются люди с рынка, то без компромиссов обойтись невозможно. Я готов идти на компромиссы с людьми, это необходимость, но не готов идти на компромиссы с собой, со своей совестью, если хотите.

Давайте говорить откровенно: каким бы ни был бизнес, если нет внутреннего баланса, гармонии, то ты не лидер. Как бы ни менялась ситуация вокруг, ценности, в которые ты веришь, важны. Это основной твой стержень.

Изменилось ли во мне что-то кардинально? Говорят, что большое видится на расстоянии. Сейчас могу сказать только о переменах, которые заметил сам.

Во-первых, события последнего года изменили уровень моей ответственности. Я стал дольше принимать решения. Недаром французы говорят: надо дать времени время.
Во-вторых, полностью осознал некоторые вещи, о которых, конечно же, знал, как и многие, но до конца не понимал их значимости. Начал больше времени уделять здоровью, регулярнее заниматься спортом.

Ну, и конечно, стал гораздо больше ценить время, которое я провожу с семьей. И теперь с большим вниманием отношусь к планированию каждого своего дня. Это очень важное изменение, как мне кажется.

Как вы думаете, нужно ли будет вам как-то готовиться ко второй половине 2014-го?

Честно говоря, ничего катастрофического во второй половине года я лично не ожидаю. Если, конечно, не случится каких-то форс-мажоров. От этого не застрахован никто. Но все дискуссии на тему макро­экономики пока в основном связаны только с тем, будет экономический рост на уровне 1,3% или ниже. Все же большинство экспертов сходятся во мнении, что отрицательный показатель маловероятен. Да, и я не вижу особых предпосылок для этого: основные макроэкономические индикаторы – золотовалютные резервы страны, цены на основные экспортные товары, уровень инфляции – выглядят достаточно стабильными. И исходя из этих ожиданий мы выстраиваем свою работу.

Есть такой принцип в шахматах: когда садишься за стол с гроссмейстером, с которым никогда еще не играл, то основная тактика – не атаковать, не вести себя с ним агрессивно, проще говоря, не допускать ошибок. В ситуации неопределенности на рынке мы тоже придерживаемся подобной тактики сдержанности и наблюдательности. У нас достаточно консервативная позиция в отношении видов кредитования, аппетита к риску, наших действий на фондовом рынке. И мы считаем, что такой подход позволит нам спокойно действовать при любых поворотах «игры».

Ваша консервативная позиция – это результат того, что задачи и рынок усложнились?

Отчасти да. Вообще я замечаю, что банкиры стали спокойнее и осторожнее, склонность к риску, свойственная российской банковской системе, сейчас сходит на нет. Пришло время взвешенных решений: гораздо больше факторов и сценариев, чем раньше, подвергаются детальному анализу. Лично я считаю эту перемену позитивной для сферы финансов: после стольких волн кризиса банкиры, оставшиеся у руля и удержавшие позиции, вышли на более высокий уровень управления финансовыми структурами. Эволюция очевидна. И это хорошие перемены. 



Валерия Хамраева
13.05.2014

Источник: SPEAR'S Russia №5(38)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз