На стыке двух миров


Запуск блокчейн-игр на площадке Inanomo – новый шаг по расширению технологических возможностей сервиса, кратному расширению ее аудитории и воплощение идеологии продукта, построенного на стыке реального мира и крипты.

12.11.2021





Человечество впало в детство. Во всяком случае, к такому выводу можно прийти, если взглянуть на цифры, описывающие объем и динамику глобального игрового рынка. Последние 10 лет мировая индустрия игр растет темпами в пределах 20–30% в год, а ее общий объем вплотную приближается к 200 млрд долларов. К пользователям видеоигр сегодня относят примерно 2,7 млрд человек, то есть почти каждого второго, живущего на планете.

Это общий взгляд на игровой рынок. Но если заострить оптику, в нем уже без труда можно рассмотреть сравнительно новый, но быстро набирающий силу тренд – рост популярности игр на блокчейне, или криптоигр. Взлет их популярности в современном виде принято связывать с бумом на рынке невзаимо­заменяемых токенов NFT, пик которого пришелся на текущее лето. Если в прошлом году совокупный объем NFT-сектора недотягивал до 100 млн долларов, то в первом полугодии 2021-го оценивался уже в 2,5 млрд долларов. Выпускать свои NFT-токены стало модно, а главное, прибыльно. Например, февраль отметился яркими продажами NFT-токена на видео матча с участием звезды НБА Леброна Джеймса, купленного за 200 тыс. долларов, а гифка Nyan Cat ушла за 442 тыс. В марте своего счастливого обладателя нашел NFT-токен на первый твит основателя Twitter Джека Дорси, за который выложили уже 2,5 млн долларов. Тогда же с молотка Chrystie’s за 69 млн долларов ушел коллаж из 5 тыс. рисунков художника Beeple, что сделало его NFT-токен самым дорогим из когда-либо продававшихся на этом аукционе.

Свои NFT-токены выпустила плеяда мировых звезд, включая Тилля Линдеманна, Лионеля Месси, Пеле, Флойда Мейвезера, Кевина Смита, Тома Брэдли. И наших – Хабиба Нурмагомедова, группы «Мумий Тролль». Эрмитаж создал лимитированную коллекцию NFT-токенов на оцифрованные живописные произведения из своего собрания. Самый дорогой из них – на шедевр Леонардо «Мадонна Литта» – ушел за 150 тыс. долларов.

И все было бы прекрасно, если бы этот рынок, как часто случается, с самого начала не приобрел яркую спекулятивную окраску. По сути, NFT-токены покупали с целью их последующей, иногда стремительной перепродажи по более высоким ценам. Например, компания PleasrDAO, в свое время ставшая владельцем оригинального NFT-изображения DOGE за 4 млн долларов, начала распродавать его по частям. Для этого картину разбили на 17 млрд фрагментов, каждый предлагали рынку по доллару за штуку. В результате за неделю PleasrDAO заработала около 40 млн долларов, с лихвой окупив начальные инвестиции.

В сентябре коллекционер под ником Pranksy купил NFT CryptoPunk #6275 за 1000 ETH, или около 3,9 млн долларов на момент сделки. В тот же день токен был продан за 1320 ETH, или 5,12 млн долларов. И таких примеров множество.

Впрочем, в начале осени динамика рынка NFT резко замедлилась: за первую неделю сентября его оборот в сравнении с августовскими пиками упал втрое, примерно до 300 млн долларов. В частности, суточный объем торгов на главной NFT-площадке мира OpenSea обвалился с 350 до 1,7 млн долларов. В сущности, именно так устроены все финансовые пирамиды: они рушатся, когда приток новых денег начинает ослабевать.

Но справедливость требует сделать важную оговорку: интерес пользователей начал снижаться не к сектору взаимозаменяемых токенов вообще, а к NFT-токенам без применения. В конце лета стало уже очевидно, что «веселые картинки» больше никому не нужны. Спекулятивно заработать на них стало сложно, а инвестиции в предмет искусства – это долгосрочная история, явно выходящая за горизонты планирования в криптомире.

Тем не менее интерес к NFT не исчез, а стал смещаться в сторону токенов с применением, чье назначение и функционал понятен. В первую очередь – в сторону токенов криптоигр, многие из которых продемонстрировали с тех пор кратный рост.

От Сryptokitties до Axie

Бум в секторе GameFi, или игровых проектов на блокчейне, случился не на ровном месте. Он набирал силу несколько лет, стал прямым следствием и продолжением бума в секторе невзаимозаменяемых токенов, связанных с ним технологий и инфраструктуры.

Принципиальное отличие криптоигр от обычных интуитивно понятно. Во втором случае пользователь, покупающий внутриигровые предметы, инвестирующий в «прокачку» своих героев или боевой техники, по факту не становится их владельцем. С юридической и практической точек зрения все они остаются внутри игры, а значит, принадлежат ее разработчикам. Последние закладывают все основные качества игровых предметов, включая их свойства и цену. А если что-то пошло не так, могут просто забанить ваш аккаунт.

Блокчейн и NFT решают эту проб­лему. Приобретая уникальный токен, привязанный к конкретному предмету или персонажу игры, пользователь становится его полноправным владельцем. В том числе может беспрепятственно им торговать на специальных площадках внутри игры или за ее пределами.

Первые практические попытки посадить игровую индустрию на блокчейн были предприняты около пяти лет назад. Тогда эту технологию в основном использовали онлайн-казино для приема оплаты ставок в криптовалюте. Вскоре на рынок стали выходить первые блокчейн-игры. Хотя большинство из них тогда не отличались ни качеством графики или анимации, ни разнообразием сюжета.

Знаковой игрушкой первого поколения стала Heartstone, в которой участники собирали в карточки персонажей, используя их для сражений. И, конечно, прогремевшая CryptoKitties. Ее фанатам предстояло улучшать породу криптокошек путем подбора и скрещивания родителей, от которых зависели наследуемые потомством качества и атрибуты. О масштабах явления можно судить только по одному факту: в момент появления в 2017 году игра обеспечивала около 10% загрузки всей сети Ethereum. А в какой-то момент даже привела к ее перегрузке и временной блокировке.

Второе поколение NFT-игр, которое принято отсчитывать с 2019 года, лишено многих недостатков пионеров индустрии и дает гораздо более разнообразный пользовательский опыт. Этому способствовало развитие инфраструктуры и технологии блокчейна, в том числе появление NFT-протокола. Кроме Ethereum, игры начали строить на более быстрых и дешевых сетях – EOS, Tron, Wax, Binance Smart Chain. Кроме того, появились специализированные платформы типа Flow, адаптированные под простой выпуск NFT и их использование в игровой индустрии.

Фокус разработчиков сместился в сторону долгосрочного вовлечения игроков. Появились игры самых разнообразных жанров с уникальной внутриигровой экономикой, построенные по модели free-to-play («играй бесплатно») или play-to-earn («играй и зарабатывай»). Последняя позволяет зарабатывать внутри игры, получая вознаграждение во внутриигровых токенах. Их можно использовать для «прокачки» своих юнитов или продать за фиатную валюту на специализированных площадках или криптобиржах.

Самым успешным проектом к этому времени стала игра Axie Infinity, разработанная вьетнамской студией Sky Mavis. Она представляет собой творчески переработанный симбиоз пресловутой CryptoKitties и другой популярной игры с дополненной реальностью Pokémon GO.

Игрокам, рискнувшим окунуться в загадочный мир Axie Infinity, предстоит заниматься разведением существ по имени Axie, каждое из которых представляет собой NFT-токен, и с их помощью вести бо­евые действия против монстров или существ, принадлежащих другим игрокам. Докупая атрибуты и скрещивая Axie, можно улучшить боевые характеристики своих существ, собрать из них команду, тем самым повысить шансы на победу. Для начала необходимо купить существо на специальном маркетплейсе Axie Infinity, расплатившись базовой валютой Axie Infinity Shards (AXS).

Axie Infinity вышла на рынок в 2018-м, но пик ее популярности пришелся на начало этого года. В августе число игроков перевалило за 1 млн. Оборот маркетплейса Axie Infinity превысил 1 млрд долларов, а выручка Sky Mavis – 500 млн долларов. В октябре минимальная цена входного билета в игру превышала 3 тыс. долларов, а токен Axie с капитализацией около 8 млрд долларов занимал место в топ-30 самых популярных криптовалют мира.

Боги-язычники Inanomo

Хайп, громкий успех сектора NFT и GameFi во главе с Axie – слишком сильные тренды крипторынка, чтобы мы в Inanomo могли пройти мимо. Особенно принимая во внимание, что геймификация выбрана одним из приоритетных направлений дальнейшего развития сервиса и инфраструктуры нашей площадки.

В апреле мы приступили к разработке собственной криптоигры под названием Pagan Gods. Она должна обладать всеми доступными современными технологическими возможностями, при этом лишена недостатков, присущих большинству подобных решений на рынке.

С одной стороны, мы не стали изобретать велосипед, взяв за основу Puzzles and Dragons – первую в мире мобильную игру, заработавшую 1 млрд долларов. Мы хотели создать мобильную игру с очень быстрым и качественным free-to-play, то есть возможностью начать без первоначальных вложений.

В основу стилистики Pagan Gods с механикой «три в ряд» (бои происходят на поле, где надо сжигать кристаллы одного цвета, комбинируя их по три и более в ряд) была положена темная славянская мифология. Каждый из героев – богатыри, ведьмы, маги, аспиды – это невзаимозаменяемый NFT-токен. В Pagan Gods также можно развивать персонажей, водить их в походы, воевать против богов или других игроков. Одержанные победы повышают внутри­игровой рейтинг, от которого, в свою очередь, зависит распределение наград, исчисляемых в токенах FUR («мех» – в переводе с английского). Даже здесь мы используем не просто тикер для обозначения валюты, а реальное слово – «мех» (играл роль одной из валют в древние времена на территориях славянских народов).

В отличие от аналогов, токеномика Pagan Gods также постро­ена нестандартно. У нас огромная максимальная эмиссия токенов – 100 млрд штук, из которых в игровой оборот вводится всего 1%. Еще 1% остается за нами как за разработчиками. Оставшиеся 98% токенов добываются в процессе игры, «живут» вместе с ней.

Токен – важнейший элемент, на котором завязана вся игровая механика Pagan Gods. Чтобы «прокачать» уровень персонажа, купить зелье, игровой предмет или вещь, игрок должен заработать или приобрести токен, а затем потратить его в игре.

Из 100% этой стоимости 70% возвращаются в пул наград, и токен можно добывать снова. Еще 5% – комиссия платформы. Оставшиеся 25% сжигаются, что делает экономику игры дефляционной.
Это уникальная особенность Pagan Gods, которая отличает ее от большинства доступных на рынке блокчейн-игр, где стоимость токена поддерживается за счет прироста числа игроков. И если прироста нет, то все начинает сыпаться: продать добытый в игре токен становится просто некому, а его цена неизбежно падает.

В Pagan Gods при достаточном числе игроков токен будет сжигаться очень быстро. Поэтому, несмотря на условно бесконечную эмиссию, к моменту добычи последнего токена через расчетные семь лет их почти не останется. За счет активностей игроков они будут сжигаться быстрее, чем эмитироваться. Идеология крайне проста: для поддержания уровня дохода нужно активно развиваться в игре, а для этого постоянно тратить токен для улучшения своих персонажей и их экипировки.

Гибридные решения

Особенности игровой токеномики – не единственное, что выделает Pagan Gods на общем криптоигровом фоне. Есть несколько важных технологических подходов, которые позволяют нашей игре избавиться от недостатков, присущих большинству подобных продуктов, сделать Pagan Gods более удобной и выгодной для игроков. Чаще всего это гибридные решения.

Мобильная платформа

В отличие от подавляющего большинства блокчейн-игр, которые являются браузерными и предназначены для десктопов, Pagan Gods с самого начала создавалась под мобильные устройства. Фактически мы выходим на пустующую нишу: современных качественных игр на блокчейне в мобильных телефонах сегодня практически не существует. При этом сам по себе мировой рынок мобильных игр растет более высокими темпами по сравнению с играми для ПК.

Блокчейн и централизация

В большинстве случаев проведение любых операций в криптоигре – получение награды, создание героя, покупка предметов и т.п. – осуществляется на блокчейне. Это означает, что любые внутриигровые транзакции стоят денег. Иногда очень существенных. А это снижает интерес игроков. Альтернативой может быть высокий входной билет: чтобы просто начать играть, надо сразу выложить 2–3 тыс. долларов, а возможность бесплатной игры по модели free-to-play не предусматривается.

Чтобы избежать этих крайностей, в Pagan Gods использовано гибридное решение. Все персонажи и атрибуты игры хранятся на блокчейне в виде карточек NFT, причем с изменяемыми атрибутами. То есть, когда игрок «прокачивает» своего персонажа в игре, они записываются в блокчейн с новыми параметрами. Так что, например, при продаже персонажа покупатель может видеть всю историю его развития в игре – накопленный уровень, атрибуты, вещи и прочее.

Иными словами, мы используем блокчейн как динамическую базу данных, которая позволяет децентрализованно отслеживать успехи игроков или персонажей в игре. При этом сама игра полностью централизована.

Такая конструкция дает игрокам существенную экономию на комиссиях. Расходы на подтверждение внутриигровых транзакций не требуются, поскольку для них не используется блокчейн.

Играть и зарабатывать

Описанный выше подход несет в себе еще одно преимущество: позволяет привлекать в игру аудиторию, не имеющую отношения к криптомиру. Такие игроки могут играть, ничего не зная о блокчейне. Их можно обучать, переводить в криптосферу, давать возможность не только играть, но и зарабатывать на крипте. Это принципиально важно.

Если в игру играют только с целью заработка, то это пирамида, которая обрушится, как только иссякнет приток новых игроков. Но если игра представляет собой гибрид двух концепций play-to-earn и игр free-to-play (когда с одной стороны есть игроки, играющие просто потому, что им нравится это делать, а с другой – криптоэнтузиасты, играющие, чтобы заработать), то достигается определенный баланс.

Именно так устроена Pagan Gods. В нее можно играть бесплатно ради удовольствия. Но если хочешь зарабатывать, покупай более сильных персонажей, оружие и побеждай, повышая свой доход.

Токен-гибрид

Именно на этом этапе возникает извечный сакраментальный вопрос: откуда деньги? В обычных играх прибыль, которую зарабатывает игра, в полном объеме идет ее разработчику и студии. Мы же, чтобы подогреть широкий интерес и расширить аудиторию Pagan Gods, снова делаем гибрид. Часть средств, потраченных игроками со стороны free-to-play внутри игры, перераспределяем в игровой токен. Ведь их траты в игре обычно вызваны простым желанием стать в ней сильнее, побеждать в схватках с еще более умелыми соперниками. Тем самым мы делаем игровой токен более устойчивым и привлекательным для криптоаудитории, которая хочет зарабатывать в игре. Соответственно, есть и игроки, инвестирующие в карточки, в «прокачку» героев.

Таким образом на рынке игры появляются более продвинутые персонажи. А это товар для тех, кто не хочет развивать их в игре, а предпочитает сразу купить более сильные и продвинутые юниты за деньги. Круг интересов замкнулся.

Разработка альфа-версии Pagan Gods заняла около трех месяцев. К началу осени игра поступила в магазины приложений AppStore и GooglePlay. Интерес со стороны геймерской аудитории показал, что мы не ошиблись: только за первую неделю после релиза она собрала около 30 тыс. пользователей, а в октябре – более 100 тыс. До конца года, по нашим расчетам, в Pagan Gods будут играть уже около четверти миллиона человек. Это очень много – больше, чем число пользователей биржи Inanomo в текущий момент. Для сравнения: аудитория самой многопользовательской криптоигры в мире Alien Worlds на момент релиза Pagan Gods составляла около 450 тыс. участников. Так что разработка игры не просто окупилась, но уже приносит Inanomo заметную прибыль.

При этом ниша качественных мобильных криптоигр по-прежнему остается практически пустой. Так что до конца года мы планируем доработать Pagan Gods и вывести на рынок еще 2–3 игры с популярными мобильными механиками, разработка которых находится на завершающем этапе. Одна – космические гонки на звездолетах, рассчитанные на игроков с западным менталитетом. Вторая, сделанная в стилистике мира фэнтези, будет больше нацелена на азиатские рынки. Но всех их объединяет общая пользовательская идеология: каждая из них будет представлять собой гибрид крипты и реального мира.

Nft-маркетплейс

Самое время ответить на главный вопрос: зачем нам все это нужно? Поясню. Сама по себе биржа Inanomo – это инфраструктура. То есть площадка, которая дает возможность пользователям что-то на ней покупать или продавать. Это не бином Ньютона: количество криптобирж на любой вкус и цвет в мире измеряется сотнями, среди которых есть и признанные лидеры, такие как Binance или Coinbase. Выделиться на этом фоне молодой и сравнительно неизвестной площадке, даже такой высокотехнологичной, как Inanomo, крайне сложно, если торговать теми же продуктами и коинами. Другое дело, если на твоей бирже появляется уникальный токен, который к тому же пользуется огромным спросом и популярностью у пользователей.

Именно этим путем идет Inanomo, развивая игровое направление своего сервиса и привлекая к себе новых пользователей через игры. Так мы решаем сразу несколько задач.

Во-первых, все игроки, которые пользуются токеном, продают или покупают его для улучшений, используют с этой целью нашу биржу. Это сразу дает огромный трафик.

Во-вторых, за счет самой по себе игры – благодаря тому, что она выпущена от имени биржи, мы создаем более широкий охват аудитории. То есть, по сути, для нас это вход на новый рынок, который в числе прочего решает одну из задач маркетингового развития площадки – создает для нее новые точки роста и прибыли.

Это и есть та самая геймификация сервиса, о которой мы говорили на страницах SPEAR’S Russia в прошлом году. Такой подход прекрасно работает, весьма эффективно привлекает новых пользователей на торговую площадку. Превращает их в более заинтересованных и лояльных пользователей. Особенно если сравнивать с трафиком, привлеченным обычной рекламой. К этому надо добавить рост узнаваемости площадки, брендирование.

На эти же цели работает еще одно уникальное новшество Inanomo – NFT-маркетплейс, который будет запущен до конца года.

Как всегда, эта площадка будет иметь несколько важных технологических новшеств, которые выделят ее на фоне конкурентов.

Мультичейновость маркетплейса

На практике это означает, что у нас смогут торговаться NFT-токены, выпущенные на разных доступных сетях, включая Ethereum, а также EOS, Tron, Wax, Polygon, Binance Smart Chain. Таким образом, размещенный здесь продукт – например, наша игра или игра какого-то из сторонних разработчиков, который будет подключать через наc продажу игровых карточек, – сможет выбирать, на какой из сетей он будет выпускать свои токены.

Мультивалютность торговли

В подавляющем большинстве проектов сегодня это не так. Например, все расчеты на крупнейшей в мире NFT-площадке OpenSea идут исключительно в Ethereum. В сети Wax – в нативных токенах WAXP. На Inanomo пользователь сможет выбрать удобные ему блокчейн и криптовалюту. Например, поставить карточку на USDT и тем самым избавить себя от риска колебаний криптовалютных курсов.

Все это отражение общей иде­о­логии Inanomo. Она заключается в том, чтобы предоставлять пользователю максимально удобные, рабочие решения. С той же целью NFT-маркетплейс Inanomo будет снабжен функционалом, которого также пока нет на других площадках. В числе прочего это поможет обеспечить более низкие комиссии по сравнению с конкурентами.

Как известно, сегодня размер комиссии, уплачиваемой пользователем за покупку NFT-объекта, весьма высок. Например, в сетях Atomic и Wax она не ниже 9%. Эта цифра складывается из комиссии автору, который обычно получает не менее 5% суммы сделок с карточками его коллекции. Еще по 2% идут блокчейну, на котором выпущена коллекция, и торговой площадке.

Мы хотим уменьшить комиссию за счет более продвинутого функционала. Для этого NFT-маркетплейс Inanomo будет завязан на наш биржевой токен INOM. Как и на бирже, его владелец получит возможность снижать свои комиссии на NFT-маркетплейсе. Кроме того, он сможет получать вознаграждение за приглашение новых пользователей на площадку в рамках реферальной программы. Внутри последней будет распределяться существенная часть полученной биржей Inanomo комиссии.

Другими словами, мы создаем первый на рынке NFT-маркетплейс с реферальной программой, где можно будет покупать токен-платформы, чтобы получать скидки на комиссии.

Точки прибыли и роста

В сущности, так мы убиваем сразу двух зайцев. Нам в любом случае пришлось бы создавать NFT-торговую площадку для размещения нескольких наших продуктов (скажем, игр). Но теперь мы сможем использовать ее и для привлечения сторонних проектов. В таком подходе есть и чисто коммерческий резон: на каждой сделке на нашем NFT-маркетплейсе мы будем получать и стандартную комиссию площадки, и комиссию автора коллекции для наших собственных игр.

Очевидно, мы заинтересованы в привлечении на нашу площадку новых проектов. Чтобы облегчить и стимулировать этот процесс, в октябре на Inanomo запущен «стартер» – еще один механизм краудфандинга для поиска и привлечения финансирования в криптопроекты на платформе.

На первом этапе мы планируем привлекать небольшие группы разработчиков криптоигр – команды по 5–10 человек, которые имеют хорошую концептуальную идею по созданию продукта, но не располагают собственными средствами для ее доведения до релиза и продвижения. Для них мы будем предоставлять собственное финансирование или привлекать его через краудфандинг на Inanomo, предварительно продумав экономику их проекта.

Таким образом, мы не только привлекаем новые проекты на нашу площадку и получаем их пользователей, но расширяем спектр торгуемых инструментов. Делаем и листим уникальные токены, которых нет больше ни у кого, зарабатывая на этом комиссию.

Кроме того, не стоит забывать, что Inanomo сама по себе является хабом. Так что, например, если люди не знают, как проинвестировать в ту или иную игру, купить тот или иной токен (во многих случаях нет возможности купить его через регулярные платежные системы типа ApplePay), то можно с большим удобством сделать это через нас. Все просто: пополнил биржевой счет с карты, купил токен и завел его в игру.

В сумме, запуская новый продукт, мы достигаем нашей главной цели – увеличить приток новых проектов, новых пользователей на нашу биржу и наш маркетплейс. Получаем дополнительные точки прибыли и роста.

Кирилл Садилов, основатель и CEO Inanomo


Игры – очередное, но не единственное направление дальнейшего развития инфраструктуры Inanomo. До конца года мы расскажем еще об одном – создании гибридной системы ликвидности в наших биржевых стаканах. До встречи на страницах SPEAR’S Russia и на нашей площадке.



12.11.2021

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Высоко-художественный токен


B4dc6d4a-3edb-40b7-989b-5e6d19839a49
 

Токенизация искусства легитимирована сегодня в России на уровне не юридическом, а музейном. Процесс возглавил Эрмитаж: в сентябре один из главных музеев страны продал NFT-токены полотен из своей коллекции на 32 млн рублей. Аукцион, для которого в России нет никакой законодательной базы, проходил на маркетплейсе криптобиржи Binance. За несколько месяцев до того Инна Баженова, коллекционер, меценат и одна из самых влиятельных персон в российской арт-индустрии, объявила о запуске платформы The Art Exchange. Ее партнером по проекту стал профессиональный трейдер и управляющий инвестиционными фондами Андрей Беляков. Цель The Art Exchange – увеличить ликвидность произведений искусства как раз посредством их токенизации, применить к рынку искусства финансовые технологии и блокчейн. О платформе SPEAR`S Russia рассказала управляющая проектом Анна Левен.