На крючке


Регуляторы и инвесторы узнают мошенников в брокерах и ИК слишком поздно. Год назад исчезновение с российской инвестиционной карты компании Blackfield Capital, под управлением которой было около 20 млн долларов, стало неожиданностью для рынка. Внезапно основатель фонда Ким Карапетян покинул страну, а со счетов компании пропали все средства инвесторов. Явных признаков мошенничества или финансовой пирамиды не было. Уже после инцидента специалисты обратили внимание на несколько моментов: невероятно высокая доходность более 60% годовых, показная роскошь, окружавшая Карапетяна, и его мнимое образование. SPEAR’S Russia расспросил профессионалов рынка о том, почему мошенники появляются на финансовом рынке с завидной регулярностью и как не попасть в их сети.

23.11.2015





Александр Варюшкин
партнер, руководитель департамента по управлению активами ИК «Третий Рим»

В любой сфере деятельности, где обращаются деньги, мошенники были, есть и будут. Другое дело, что финансовая отрасль достаточно зарегулирована, и вход на рынок затруднен высоким порогом первоначальных инвестиций. Зачастую мошенники на этом рынке, если можно так выразиться, «добросовестные». Они приступают к бизнесу, полные сил и желания предоставить клиентам прекрасный и качественный сервис, с верой в собственные стратегии и навыки. В какой-то момент, собрав с клиентов деньги, управляющий сталкивается с реальностью: он не может выполнить взятых на себя нерыночных обещаний. Здесь и начинаются подделка отчетности, попытки «отыграться», принятие еще больших рисков на портфель и, возможно, появление очередных убытков.

В амбициозных новичках трудно распознать будущего Бернарда Мэддофа. Если что и отличает их от обычных финансистов, так это большое количество нереалистичных обещаний. Управляющий или брокер не может ничего гарантировать в принципе: если ты не ставишь свой капитал под риск, значит, не можешь ничего обещать в плане доходности и возвратности.

Сегодня многие говорят, что с Мэддофом все было понятно заранее, однако сотни профессиональных финансистов попались на его удочку. Вера человека в чудо неистребима, как и жадность. Заранее понять, Мэддоф ваш управляющий или нет, практически невозможно, ведь у него полный набор лицензий, впечатляющая инфраструктура и великолепные результаты. Но существует несколько правил, которые помогут (хоть и не на 100%) уберечься от мошенников:

  • Слишком большие нерыночные доходности – повод для серьезного исследования. Это обязательно высокие риски и волатильность. Не бывает такого, что портфель растет по 30% ежегодно, даже 15% не бывает.
  • Агрессивные обещания чего бы то ни было, кроме того, что действительно находится во власти управляющего, должны насторожить. Доходность зависит от многочисленных факторов, и в каждый момент что-то может пойти не так независимо от усилий управляющего.
  • Независимую отчетность по составу портфеля стоит изучить. Откуда иначе узнать, что там то, о чем вы думаете, или вообще что-то есть.
  • Знать, что делает управляющий. Это не должно оставаться для вас тайной, ведь вы платите менеджеру за работу, которую и сами могли делать, если бы имели время и желание.

Александр Орлов
управляющий директор Arbat Capital

Регуляторы и инвесторы узнают мошенников в брокерах или ИК слишком поздно, потому что принято верить заключениям аудиторов и/или словам «известных, уважаемых на рынке людей». Все параметры благонадежности инвесткомпании легко «подкручиваются» за счет коррумпированных аудиторов и администраторов. Если получить доступ к выписке со счетов фонда в банках и полную информацию обо всех сделках, то еще можно составить хоть сколько-то верное представление о качестве управления активами.

В РФ в основном функционирует простая к вскрытию схема «лохотрона»: тебе обещают космическую доходность при маленьком риске. Это очевидная пирамида, и надо быть очень жадным и глупым, чтобы на нее попасться. На Западе более сложные и качественные схемы с участием большего числа «проверенных» аудиторов и администраторов фондов. На первом этапе ты даже сможешь вывести свои огромные прибыли, чтобы было чем рекламировать и привлекать новых клиентов.

Главная примета обманщика – неправдоподобная обещаемая доходность. Или это заведомый обман и построение пирамиды, или же в инвестпродукте заложены кратно более высокие риски, чем указано в рекламе. Если фонд вкладывает средства инвесторов в неликвидные инструменты или сложные деривативы вместо заявленных «голубых фишек», то это первый сигнал тревоги. А если сделки проходят с аффилированными лицами, то надо бежать из такого фонда (и обратить внимание прокуратуры заодно).

Только улучшение финансовой грамотности может уберечь людей от гарантированных убытков. Чтобы предотвратить появление новых мошенников в индустрии, необходимы более жесткая регуляция и требования отчетности для всех фондов, имеющих более десяти инвесторов.

Андрей Гриценко
генеральный директор ЗАО «КапиталЪ Управление активами»

Страх и жадность руководят всеми клиентами вне зависимости от национальности, пола и вероисповедания. Грамотная раскрутка сверхприбыльных идей находит своих жертв и среди осторожных западников, и среди готовых к риску россиян. Каждый сам решает дилемму: идти к управляющему с длинной историей существования и получать 5–7% годовых, либо отдать деньги новой компании со сверхдоходной идеей, рискуя все потерять.

Обманщики – отличные психологи. Они умело пускают пыль в глаза, снимают и оборудуют офисы по лучшим образцам в отрасли, предоставляют клиентам всевозможные блага в виде аренды яхт, самолетов, вилл на курортах, посещений топовых мероприятий, иногда знакомств с сильными мира сего. Пример Blackfield Capital – яркое свидетельство того, что некоторые начинающие управляющие вместо зарабатывания денег фокусируются на обустройстве дорогих офисов и пускании пыли в глаза. Понятно, что это делается с целью привлечения новых клиентов, но и качественные итоги управления в конечном счете ведут к тому же.

Параметров благонадежных инвестиционных компаний, таких как бренд, финансовая отчетность и персонал, зачастую недостаточно, чтобы вычислить мошенников и принять правильное решение. Чрезвычайно низкие комиссионные, обещание очень высоких доходностей, недолгий срок существования компании, отсутствие публичной информации о результатах управления и непрозрачность информации об инвестициях должны насторожить и инвесторов, и регулятора. Однако чаще всего мошенники не допускают набора таких ляпов.

Мошенников и неудачников можно победить, действуя по нескольким фронтам одновременно. По брокерским и инвестиционным компаниям регуляторы должны более внимательно следить за лицензированием персонала (с возможностью их пожизненного отлучения от финансов), за стоимостью и качеством их услуг, а также за эмиссией ценных бумаг компаний-пустышек, чьи акции эти брокеры иногда продают своим клиентам.

Евгения Случак
управляющий партнер Europe Finance

Мошенниками не рождаются, а становятся. Девять из десяти историй о том, как изначально честные люди с реальными бизнес-задачами попали в неприятную для них ситуацию. Рыночные потери, просчеты в операционных затратах, попытки отыграться… Грань, когда бизнес-ошибки превращаются в преступление, выявить очень тяжело.

В России не понимают, что такое хедж-фонд, ни с юридическо-организационной стороны, ни со стороны инвестиционных стратегий. Для предотвращения потерь надо разобраться в бизнес-модели классических хедж-фондов. Математика проста: управляющая компания должна «жить» только на managеment fees (в среднем 2% в год от размера активов под управлением). Если УК снимает шикарный офис и имеет огромные представительские расходы, управляя при этом 20–30-миллионным фондом, то платит за это в итоге тот, кто купился на внешний лоск, а не потратил время на due dilligence.

Hedge Fund Due Diligence – отдельная большая экспертиза, включающая в себя сотни специализированных компаний и Фондов фондов, десятки многостраничных книг и профессиональную сертификацию в рамках программы Certified Hedge Fund Professional (CHP). Самостоятельно оценить перспективы вложения в тот или иной хедж-фонд – не тривиальная задача, особенно если цель инвестирования четко не определена. Для начала следует отличать хедж-фонды от тех структур/продуктов, которые используют это красивое название в качестве маркетингового инструмента. В первую очередь хедж-фонд – это полноценная структура, состоящая отдельно из УК и фонда, а также обязательных сервис-провайдеров – администратора и аудитора. Если их нет, то это не хедж-фонд; если в фонде 100 млн долларов, а контрагенты не известны, то сразу возникает вопрос к управляющему.

Из-за слишком подозрительного и неизвестного администратора мы не советовали одному из наших клиентов вкладывать деньги в фонд Kijani Commodity Fund, хотя были и успешный трек-рекорд и большие активы под управлением. В начале года фонд закрылся, так и не рассчитавшись с инвесторами.

Администратор внимательно наблюдает за инвестициями фонда. Сделки с неодобренными инструментами, нерыночные цены – все это вызывает сомнения. При изучении меморандума фонда стоит обратить внимание на широкий спектр потенциально используемых инструментов, не коррелирующих с инвестиционной стратегией. Это уже красный флаг для инвестора.

Пока будут желающие без риска зарабатывать 100% годовых и верящие в подобные решения, никакое регулирование и действия правоохранительных органов не предотвратят мошеннические ситуации. Вопрос исключительно в финансовой грамотности и здравом смысле инвестора. В мире практически нет образовательных программ для инвесторов. В реальности никто комплексно не рассказывает про инфраструктуру финансовых рынков, денежные потоки, финансовые интересы всех участников, принципы изменения ценообразования инструментов «на пути» к клиенту, особенностях договорных отношений, всех возможных рисках и в какие моменты они возникают. Только комплексно понимая, как работает мировая финансовая система, можно адекватно принимать инвестиционное решение, особенно если это касается решений с деривативами, плечами и короткими продажами.

Алексей Соколов
директор УЦ «ФИНАМ»

Мошеннические финансовые организации никак не регулируются, их деятельность можно отследить лишь по накопленным эпизодам. Соответственно, за короткий промежуток времени статистики обращений к регулятору или в правоохранительные органы может просто не быть, так как компания еще не «кинула» своих клиентов. В условиях тишины они продолжают агрессивно привлекать новых жертв позитивной картинкой.

Регулирование PB&WM в России недостаточно эффективно. Классическая деятельность в рамках лицензий на ДУ и брокерскую деятельность не позволяет реализовывать продукты, которые могут заинтересовать состоятельных клиентов. Как результат, активно используются серые схемы, чья юридическая сторона отличается от фактической. Российские мошенники если и пытаются организовать какой-либо family-офис, то выводят данный вид услуг из правового поля РФ, то есть используют инструменты, предлагаемые иностранными финансовыми учреждениями, не имеющими и не создающими какой-либо инфраструктуры в РФ.

Всплески пирамидостроительства (мошенничество в инвестиционной сфере является лишь более сложной формой традиционной пирамиды) обычно приходятся на периоды нестабильности/неопределенности в экономике. Один из признаков финансовой пирамиды – высокая ликвидность имущества компании, что позволяет руководству организации мобильно «исчезнуть» в случае интереса со стороны правоохранительных органов. Кроме того, пирамиды обычно обещают очень высокую доходность, несоизмеримую с предложениями других участников рынка. При этом способы получения столь высокого дохода обычно размыты и непонятны клиентам, а средства в кооператив необходимо внести, заведомо доверившись профессиональному коллективу организации. Зачастую также у сотрудников пирамиды отсутствуют необходимые лицензии, дающие организации право на осуществление определенной деятельности на финансовом рынке, а рекламная кампания выглядит достаточно агрессивно. 

Атлас



Юлия Калинина
23.11.2015

Источник: SPEAR'S Russia #11(53)

Комментарии (2)

Georgeoceah 01.09.2017 08:05

Uhwefwi ufhweifhw wnfjweof vbdnvweui wiefweh 47665yt34y

algo.finance 25.02.2016 09:36

Лично у меня иное мнение. Доходность и порядочность это разные вещи. Главным инструментом в Фонде или УК является тот кто "изобретает стратегии", а вот как раз этих специалистов крайне мало. Будет ли сидеть трейдер или математик в офисе, если он талантлив? На зарплате пусть даже в 100-200 тыс руб.! НЕТ! Потому, что таких з\п не платят. В лучшем случае 70 000 руб. Талантливые ребята пишут свои коды и торгуют и это гораздо выгоднее. если есть сомнения, готов показать результаты и риск )))


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз




Замещение без риска


Kalaev_dmitriy_frii
 

События начала прошлого года перепахали ландшафт российского венчура, но оставили его в живых. Ближайшие два–три года индустрия будет занята замещением покинувших рынок сервисов и продуктов иностранных поставщиков, что открывает возможности для почти безрискового роста оставшимся технобизнесам и инвесторам. Но чтобы перезапустить классический замкнутый цикл венчурного финансирования и успешно конкурировать на оставшихся международных рынках, куда рано или поздно придется вернуться, надо ликвидировать «засор» на дальнем конце венчурной «трубы», стимулируя отсутствующий спрос на технологические стартапы со стороны корпоратов через сделки M&A и IPO, рассказал в интервью Владимиру Волкову директор «Акселератора Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ)» и партнер венчурного фонда ФРИИ Дмитрий Калаев.


Лучшие друзья токенов – бриллианты


32_artsinovich
 

Бывший россиянин, а ныне гражданин ­Сент-Китс и Невис Максим Арцинович, основатель и владелец британского ювелирного дома MaximiliaN London, в этом году рассчитывает выйти на крипторынок с новым стейблкойном. Он называется диам и будет обеспечен бриллиантами, находящимися на хранении в Центробанке Объединенных Арабских Эмиратов. По мере развития проект трансформировался из региональной инициативы, призванной устранить криптовалютную вольницу в государствах Персидского залива и упростить цифровые платежи для жителей этих стран, в глобальное начинание, идеологи которого нацелены охватить токенизацией 10–20% мирового рынка ограненных бриллиантов. Звонок корреспондента WN застал г-на Арциновича перед вылетом из России в Дубай на очередной раунд переговоров с партнерами из ОАЭ.