Мне бы в небо


Сафари нового поколения – воздушное – поднимает планку, и сразу на несколько тысяч футов. Стенли Джонсон уже пристегнулся, осталось расслабиться и получить удовольствие.

18.12.2015





Недавно запущенное в Кении небесное сафари от группы Elewana – потрясающий концепт. Если вас двое или больше, вам гарантированы места в частном самолете Cessna Caravan, который перенесет вас с комфортом в самые красивые национальные парки и заповедники Кении.

Небесное сафари в Кении обходит стороной большую часть трудностей и неудобств, связанных с путешествиями, и позволяет насладиться удивительным разнообразием дикой природы Кении в гуще событий, но без всякого стресса.
Для создания настроения вас окружают известные «африканские» цитаты, написанные на стенах столовой в Hemingways, бутик-отеле в Найроби, где я провел первую ночь по прибытии из Лондона. Я выпил кружку пива Tusker в честь великого писателя У. К. Филдса, чья очаровательная и бесконечная насмешка, по моему мнению, могла бы взять первый приз в сфере со столь высокой конкуренцией: «Что напоминает мне о моем африканском сафари? Кто-то забыл штопор, и несколько дней нам пришлось сидеть на еде и воде!»

На следующее утро, освеженный и полный сил, я направился в аэропорт Уилсон в Найроби. Питер Уачира, пилот роскошного, красиво обитого самолета Cessna Caravan, приветствовал меня на борту. Через сорок минут мы приземлились на аэродроме в сердце национального парка Амбосели, первого из трех парков, которые я посетил за ту неделю. Площадью около 100 тыс. акров, Амбосели – не самый большой из национальных парков Кении, но он входит в бассейн Амбосели, экосистему площадью 2 млн акров, простирающуюся через границу с Танзанией. Я остановился в лагере Тортилис, одном из первых экологических временных жилищ такого рода в Восточной Африке. Стефано Кели, важная фигура в кенийском движении за экологический туризм, который организовал Тортилис в 1993 году, сказал, что лагерь сыграл важнейшую роль в поддержке местного народа масаи, борющегося за сохранение природы.

«Жители должны получать выгоду от туристических денег, если мы хотим сохранить дикую природу, – объясняет Стефано. – Мы с самого начала решили сотрудничать с местными жителями, взяв в аренду участок площадью 12 тыс. га между национальным парком Амбосели и Танзанией у 3 тыс. человек, коллективно владеющих землей».

В то время как популяция африканских слонов страдает от повсеместного браконьерства и каждый год убивают 30 тыс. особей, в Амбосели благодаря вовлечению местного населения и активным мерам по борьбе с браконьерством численность популяции слонов сегодня превышает 1,6 тыс.

Лагерь Тортилис располагается всего в нескольких милях на север от Килиманджаро, самой высокой горы в Африке. Однажды вечером, когда солнце закатывалось за могучую вершину, мой водитель привез меня на смотровую площадку на холме на традиционные закатные посиделки.

Я смотрел вниз на бескрайние равнины: слоны, буйволы, антилопы импалы, львы, гепарды, гиены, жирафы, зебры, антилопы гну – все они здесь в изобилии. Тут водится 400 видов птиц, включая пеликанов, зимородков, венценосных журавлей, молотоглавов, и 47 видов хищников. Несомненно, это одно из красивейших мест на земле, дающих возможность так близко познакомиться с дикой природой.

Вечное движение

Бесспорное преимущество небесного сафари – то, что вы будете избавлены от утомительной бесполезной траты времени. Через час после того, как мы поднялись в воздух в Амбосели, в конце первой части поездки мы прибыли в национальный парк Меру, где я остановился на холмике Эльзы.

Домик находится там, где основали свой лагерь Джордж и Джой Адамсон и где они в конце концов выпустили львицу Эльзу обратно на свободу. Фильм «Рожденная свободной» был снят в Меру почти 50 лет назад, и Вирджиния Маккенна, звезда ленты (разумеется, не считая Эльзы), по-прежнему частый и желанный гость лагеря. Ее сын, Уилл Трэверс, теперь президент фонда «Рожденная свободной», который его отец, Билл Трэверс, и Вирджиния основали вместе. Фонд поддерживает финансирование работы лесничих и других профессионалов, занятых охраной природы.

Благодаря Уиллу я смог провести утро вместе с рейнджерами в поисках незаконно установленных капканов. После этого у меня состоялась удивительная часовая беседа с капитаном Кеннетом Очингом, пилотом по профессии и старшим смотрителем Меру. «Я пролетел над парком вчера утром,– сказал он. – Везде были слоны. Когда высыхают реки в других местах, они приходят сюда». Вообще в Меру 13 рек и ручьев и потрясающее разнообразие сред обитания – от открытых пастбищ до акациевых рощ, кустарниковых зарослей, прибрежных лесов и даже участков тропического леса на западе.

В 1980-х и 1990-х годах дикая природа Меру была практически истреблена в лихорадке браконьерства. Возникла опасность, что и сам парк ликвидируют. Но такие люди, как Стефано Кели и его жена Лиз, боролись за справедливость. Резервы парка пополнились, и 1350 животных были спешно перевезены в Меру, в том числе сетчатый жираф, зебра Греви, антилопа импала, обыкновенный редунка, леопард и слон. Деньги, заработанные на туризме, позволили службе дикой природы Кении организовать на площади 20 750 акров питомник для носорогов, который теперь защищает популяцию из более чем 60 белых и черных носорогов.

Если вы проведете день в поисках носорогов в Меру, то одного-двух точно увидите. А вообще, однажды мы чуть не врезались в пару таких прямо на дороге.

Мара ждет

Последний из трех парков, входящих в маршрут небесного сафари, – это национальный парк Масаи-Мара. Если вы хотите посмотреть его во всей красе, лучше всего запланировать путешествие в период с июля по октябрь, когда можно увидеть огромные стада мигрирующих гну, зебр и антилоп канна.
В Масаи-Мара я остановился в недавно открытом лагере Сэнд-Ривер, задача которого – воскресить воспоминания о 1920-х годах. Его управляющий, Тим Аллен-Роуландсон, доктор биологических наук, вышел встретить меня на аэродром Кикорок. «Представьте себя в прошлом, в эпохе Теодора Рузвельта», – сказал он, пока мы ехали к лагерю. Я не совсем понял намек. Насколько я мог вспомнить, немало животных склеили ласты от рук великого американца.
«Я, пожалуй, предпочел бы вообразить себе Роберта Редфорда и Мерил Стрип из фильма “Из Африки”», – возразил я. Мне представлялись сцены лагерного костра, у которого на граммофоне играет концерт Моцарта для кларнета.

Тим отвел меня на другую сторону лагеря, где была поставлена огромная палатка с кроватью с балдахином. Все это великолепие находилось совсем рядом с одной из главных точек миграции животных. «Это номер для новобрачных, – объяснил он. – Вы можете проснуться от громоподобного стука копыт антилоп гну, пересекающих реку вброд и в буквальном смысле скачущих под вашей дверью».

Масаи-Мара – удивительное место, даже если не считать мигрирующих стад. На холмах можно увидеть львов, греющихся в лучах послеполуденного солнца, а на деревьях – леопардов, карабкающихся наверх с добычей. Кругом множество слонов.

Однажды я наблюдал за черным носорогом, которому в спину светило солнце, а он шагал по траве на другой стороне реки, в то время как гиппопотам погружался обратно в речные воды.

В последний день в Масаи-Мара, по дороге на аэродром, откуда я летел обратно в Найроби, я сфотографировал светлого певчего ястреба, сидевшего высоко на ветке дерева. Он был так прекрасен, что я чуть не прослезился.



18.12.2015

Источник: SPEAR'S Russia #11(53)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз