Мелинда Гейтс о семейном фонде

«Работа в фонде для нас с Биллом – это путь просвещения»


Супруга основателя Microsoft и богатейшего человека планеты Билла Гейтса могла бы жить, ни в чем себе не отказывая. Но это было бы слишком просто, и Мелинда Гейтс выбрала другой путь. Искоренение бедности во всем мире и популяризация контрацепции – вот что она сделала делом жизни. Последнее, кстати, – наперекор своему католическому вероисповеданию.

14.04.2014





Сегодня жаркий осенний день, и Мелинда Гейтс не теряет времени даром на Манхэттене. Бойко разговаривая, супруга богатейшего человека влетает в Four Seasons. Город шумит: мировые лидеры, в том числе Барак Обама, собрались на сессию Генеральной ассамблеи ООН. Гейтс только что вернулась с панельной дискуссии, где участвовала Хиллари Клинтон. Тема дискуссии – одна из любимых: «Как помочь женщинам». Днем раньше Мелинда была занята запуском глобального фонда инвестиций в здравоохранение. Да, и еще она героиня нового комикса. «О таком обычно узнаешь, когда все уже началось», – смеется Гейтс.

Комикс из серии про влиятельных женщин, который выпускает Bluewater Productions, может, и стал сюрпризом для Мелинды, но в целом ее жизнь распланирована донельзя. Мир сопредседателя Фонда Билла и Мелинды Гейтс – это вихрь поездок и диалогов о стратегии.
Дома, под Сиэтлом, даже телевизор смотрят по расписанию: бесцельно переключать каналы некогда. «Мы почти не смотрим телевизор, нам нравятся DVD», – говорит Гейтс, сидя в тихом углу отеля. На ней коричневый костюм и золотые серьги, длинные волосы распущены. «Мы любим кино. В путешествия берем сумку с DVD, гостиничных фильмов нам мало», – продолжает Мелинда.

Ее работа – решать, как будут пожертвованы миллиарды долларов. Фонд основан в 2000 году и с тех пор выдал грантов на 27,6 млрд. Прио­ритетные направления: образование, здравоохранение и борьба с бедностью – все в мировом масштабе. На деньги фонда борются с малярией и СПИДом, разрабатывают новые презервативы и строят новые уборные.

К настоящему времени Гейтс уже более года занята проектом, который считает для себя знаковым. Это амбициозная программа, призванная сделать контрацептивы доступными еще 120 млн женщин из беднейших стран. Задачу планируется выполнить к 2020 году, потратив при этом 4,3 млрд долларов. Мелинда объявила о запуске проекта в июле 2012-го на международном саммите в Лондоне, а британское правительство стало спонсором.

Программа пришлась по вкусу не всем. Католическая пресса раскритиковала верующую Гейтс за ее позицию по контрацептивам. Одна из колумнисток Catholic Herald написала: «Грустно, когда влиятельный, видный, богатый и притом публичный человек заявляет, что, хотя и верен католичеству, считает учение церкви неправильным».

Гейтс поясняет: «Пару, даже больше – несколько лет я спрашивала себя: „Так уж ли мне хочется говорить об этом открыто?” Знала ведь, что пойдут разговоры. Но в конце концов поняла: отвернуться от этих женщин – женщин, которых ты перед собой видишь, – нельзя». Встречаясь с ней, африканские женщины с жаром повторяли, насколько им нужна контрацепция и как они хотят планировать семьи, чтобы можно было прокормить и отправить в школу детей, которые уже родились, говорит Мелинда.

«Я пользуюсь контрацептивами, – рассказывает она. – Я верю в контрацептивы, мои друзья пользуются контрацептивами. И раз уж я считаю, что это хорошо для меня, моих дочерей и других женщин, то как можно молчать? Так я себе сказала».

Возможность предохраняться открывает перед девушками новые горизонты, утверждает Гейтс. Если верить фонду, то в странах к югу от Сахары из-за незапланированной беременности бросают школу до четверти девочек. Предотвращая нежелательную беременность, девочки получают шанс завершить обучение и вывести наконец свои семьи да и страны из-за черты бедности, аргументирует Мелинда. Доступные контрацептивы помогут сократить и число абортов: по оценкам фонда, к 2020 году удастся избежать 50 млн таких ситуаций.

Гейтс училась в католической школе и с одним из лучших в классе результатов окончила Урсулинскую академию Далласа. Монахини из академии поддерживают ее нынешние усилия. Вот что они сказали в прошлом году: «Мы гордимся Мелиндой Френч Гейтс, восхищаемся ее состраданием по отношению к обделенным и неустанной борьбой за социальную справедливость». «Мы понимаем, что убеждения Мелинды относительно контроля над рождаемостью отличаются от убеждений католической церкви. Однако мы уважаем ее право говорить, отталкиваясь от своих изысканий и видения мира, в котором мы живем», – заключили монахини.

Детство Мелинды прошло отнюдь не в достатке. Она была ребенком из техасской семьи среднего класса. Мать воспитывала четырех детей, пока отец работал инженером и управлял в свободное время арендным имуществом. Дети помогали родителям. «Я стригла газон, чистила духовку – все это мне знакомо, поверьте», – вспоминает Гейтс. Компьютерами она заинтересовалась в подростковом возрасте, после того как отец купил раннее творение Apple. Позднее Мелинда окончила Университет Дьюка, став бакалавром компьютерных наук и экономики, а затем получила MBA.

В 1987-м она переехала в Сиэтл, чтобы устроиться в Microsoft менеджером по маркетингу. С главой и сооснователем компании Биллом Гейтсом она познакомилась спустя несколько месяцев, за ужином. Вскоре на корпоративной парковке он пригласил ее на свидание. В 1994 году состоялась их свадьба на Гавайях. Тогда же был основан Фонд Вильяма Г. Гейтса, сфокусированный на мировом здравоохранении. В 1996 году Мелинда ушла из Microsoft, родила детей и продолжила работу в фонде. В 2000-м его объединили с проектом семьи в сфере образования и переименовали в Фонд Билла и Мелинды Гейтс. В 2008 году Билл отстранился от каждодневной работы в Microsoft, чтобы плотнее заняться делами фонда.

«За ужином мы чуть ли не каждый день говорим о работе фонда», – делится Гейтс и отмечает, что трое ее детей – 17-летняя Дженнифер, 14-летний Рори и 11-летняя Фиби – осведомлены об этой работе «весьма неплохо». Более того, «когда они были маленькими, мне иногда казалось, что я перебарщиваю», добавляет она, продолжая: «Однажды в трехлетнем возрасте моя старшая дочь сказала кукле: “У тебя СПИД, ложись! Я сделаю тебе укол!” Я подумала: “Боже мой, что я наделала? Мы же говорим о СПИДе столько, что мой трехлетний ребенок знает, что это такое”».

По словам Гейтс, она старается, чтобы в школе и дома жизнь детей была «максимально нормальной»: «У них есть карманные деньги, они помогают по дому. Я сказала, что мы не заведем собаку, если они не будут кормить ее и убирать за ней. И угадайте, кто все это делает? Они. Билл тоже вырос в семье весьма среднего достатка. Ты просто пытаешься делать много того, что делали твои собственные родители».

Знакомство с развивающимся миром началось для Мелинды с совместной с Биллом поездки в Африку. «Это было осенью 1993 года, мы тогда были помолвлены. Пошли на сафари. Взяли с собой несколько пар и устроили просто замечательное сафари, – ностальгирует Гейтс. – И, надо сказать, – пусть это прозвучит немного банально – африканцы запали нам в душу». Проезжая по городам с заколоченными домами, Мелинда, как она сама говорит, натыкалась на мысль: «Были же перспективы в экономике, куда все делось?» «Я видела много женщин, которые шли на рынок, неся не только огромные кипы на головах, но и по ребенку за спиной и спереди. И рядом мужчины: стоят во вьетнамках, курят. “Прекрасно, – думаю я, – а женщины без обуви”. В таких ситуациях в голове возникает масса вопросов».

Во время той поездки и настал момент истины. «Однажды, задержавшись в масайской деревне в Кении, мы разговорились там с местными. Побывали в их хижинах, они оказались дымными и темными, – рисует картину Гейтс. – [Когда мы собирались уходить], они с неподдельной гордостью позвали нас снова в гости: спустя месяц должно было состояться обрезание сестры одного из звавших (во время этого обряда происходит полное или частичное удаление наружных половых органов девушки, которое грозит заражением, появлением хронической боли и другими серьезными последствиями. – Прим. автора). Они с такой гордостью звали нас обратно… Это большая честь. Мы с друзьями были просто в шоке». Эти переживания, отмечает Мелинда, помогли ей встать на «путь просвещения». «Я бы сказала, что и работа в фонде для нас с Биллом – это до сих пор путь просвещения», – добавляет она.

В бедных странах, по ее словам, барьеры для планирования семьи не только финансовые, но и культурные. К примеру, если африканка предлагает мужу использовать презерватив, он может подумать, будто она намекает, что у него СПИД, или что она ему изменяла и заразилась сама. «Женщины то и дело повторяют: “Я не могу уговорить его на презерватив”», – отмечает Гейтс. Другие виды контрацепции многие мужчины отвергают по религиозным и культурным причинам. Женщины могут решить вопрос хитро, приходя раз в несколько месяцев в поликлинику на инъекцию контрацептива. Об этом никто не узнает, но подобные препараты держат далеко не все поликлиники. Виной всему проблемы с финансированием и поставками, сетует Мелинда.

Но благодаря ее проекту прогресс есть, утверждает она: «Семь африканских стран с нуля разработали собственные программы». Нигер, в частности, подготовил новый план просвещения мужчин и женщин, а Сенегал выстроил новую цепочку поставок. Около десятка стран провели национальные саммиты. Повысить доступность контрацептивов властям помогут фонд и другие доноры, обещавшие деньги на прошлогоднем международном саммите в Лондоне.

Относительно заявления папы римского Франциска о том, что католическая церковь зациклена на проблемах контрацепции и абортов, Гейтс высказалась следующим образом: «Знаете, я очень рада, что в целом он выразил поддержку бедным. Это миссия Церкви. Если заглянуть в Библию, в Новый Завет, то там говорится, что бедным и брошенным нужно помогать. Так что, мне кажется, он хочет вернуться к корням, и, по-моему, это здорово».

Двух одинаковых дней в фонде не бывает, продолжает разговор Мелинда. Встречи, исследования, работа «в поле» – все вперемежку. Путешествовать они с Биллом любят вместе, но удается это нечасто. «Отчего мне, по правде говоря, так нравятся мероприятия, которые устроила на этой неделе ООН, так это оттого, что мы приехали вместе, а это мы любим. А то жаловались друг другу, что давно вместе не ездили, – признается Гейтс. – Каждый год мы, как правило, отправляемся в образовательный тур по Америке, а раньше было больше совместных поездок по фондовой работе. Сейчас же мы понимаем, что от раздельных поездок пользы больше. Поэтому осенью я еду в Эфи­опию, а он на той же неделе – в Нигерию».

В свободные часы, говорит Мелинда, «нам с Биллом нравится ходить в кино». Любимый с незапамятных времен фильм – «Звуки музыки». «Мне в 2014 году 50 (чего уж скрывать), и весь день рождения будет в стиле “Звуков музыки”», – делится планами Мелинда. Помимо этого пара смотрит телесериал «Чужой среди своих» (Homeland) и записывает политическое шоу Джона Стюарта. «Два-три раза в неделю мы с Биллом садимся и включаем перед сном “Шоу дня” (The Daily Show). Просто чтобы расслабиться», – рассказывает Гейтс.

Хотелось ли ей когда-нибудь, чтобы жизнь была проще? «Конечно, бывало иногда. Такие дни бывают. Но опять же у меня очень увлекательная и полная событий жизнь, и сложна она в том числе из-за того, что у меня трое детей, которых я обожаю. Она станет проще в тот день, когда последний из них пойдет в колледж, но мне будет очень грустно тогда, – объясняет Мелинда. – Мне будет грустно, когда не надо будет спешить домой, как завтра из Нью-Йорка, чтобы увидеть детей, и стараться все успеть». И добавляет: «Знаете, я думаю, что трудности так или иначе должны закалять. Но иногда их слишком много».
Для поддержания баланса, говорит Гейтс, «мы выкраиваем массу уик-эндов и говорим себе: “Стоп, в эти выходные никакой работы”».

Предстоящий уик-энд – как раз из таких. «Мы с детьми едем гулять в Орегон. Ни футбола, ни собаки – просто едем гулять, – делится Мелинда. – На самом деле вчера вечером Билл спрашивал: “Какие планы на эту поездку?” “Никаких!” – ответила я». Редкий случай.

Источник: Stella Magazine / The Interview People

Материалы по теме



Эбигейл Песта
14.04.2014

Источник: Stella Magazine / The Interview People


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Почему мы не отдаем больше?


S9lmqzuqjkt8yr2xjzqaoq
 

Австралийский философ Питер Сингер признан во всем мире как специалист по вопросам этики и морали. Названия некоторых его сочинений говорят сами за себя: «Демократия и гражданское неповиновение», «Человеческая жизнь больше не священна», «Живет ли Австралия по этическим законам?». Фонд «Нужна помощь» издал на русском языке одну из самых важных книг Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». В ней философ разбирает психологические, социальные и эволюционные барьеры, которые мешают людям заниматься благотворительностью; объясняет, откуда берется установка «ничем не помочь», почему проще потратить время и деньги на помощь одному конкретному человеку, а не на предупредительные меры, которые спасли бы десятки людей, а также почему чувство справедливости на самом деле мешает заботиться о других. Журнал SPEAR’S Russia публикует одну из глав, объясняющую, как сама человеческая природа влияет на наше отношение к этим вопросам.