Мастера Средиземья


В Новой Зеландии не только кольца и хоббиты – вина там тоже прелестны, отмечает Джонатан Рэй.

22.05.2015





Если бы по какой-то необъяснимой причине я был вынужден пить вина только одной страны всю оставшуюся жизнь, то я бы решительно поддержал кандидатуру Новой Зеландии. Ладно, ладно, после Франции. Давайте уберем Францию из условий задачи, как будто делаем ставки без фаворита, и в таком случае да, я бы с радостью ограничился исключительно винами из Страны длинного белого облака.

Для начала немного истории. Виноград в Новой Зеландии выращивают с 1820 года, и высадили его европейские миссионеры. Другие разновидности были привезены немецкими поселенцами и далматскими югославами, приехавшими добывать смолу каури на Северный остров. Они разбили виноградники вокруг Окленда, и ранние вина оттуда известны как Dally Diesel.

Тем не менее только в конце 1960-х производители начали экспериментировать. Изначально «мюллер-тургау» был признан самым подходящим для Новой Зеландии виноградом и выращивался повсеместно. Из него производили качественные, но невероятно скучные имитации Liebfraumilch, знаменитой винной «жвачки».

Затем, в 1969 году, первопроходцы братья Спенс, Билл и Росс из Matua Valley Wines посадили «совиньон-блан» на своем винограднике возле Окленда, где первые вина были произведены в 1974 году, вызвав ажиотаж. Другие виноделы обратили на это внимание, и довольно скоро Мальборо на Южном острове признали более идеальным местом для выращивания, нежели Окленд на Северном. Возникли такие компании, как Montana и Hunter’s, в то время как Дэйва Хохнена из Cape Mentelle на Маргарет-ривер в Западной Австралии сподвигли основать знаменитую компанию Cloudy Bay в Мальборо в 1985 году.

Ярмарка вкусов

Не прошло и 30 лет, и я могу поспорить, что новозеландские совиньон-блан сейчас одни из лучших в мире. Они достаточно хороши, чтобы я довольствовался ими до конца своих дней.
Но есть еще и исключительные пино-нуар из Центрального Отаго, Мартинборо и все больше в Мальборо, а также замечательные смеси бордо и сира от Gimblett Gravels в Хокс-бей. Есть и ароматные белые из Нельсона и Гисборна, изысканные игристые, такие как Pelorus из Cloudy Bay (если вы еще не пробовали это игристое, изготовленное по шампанским методам, то стоит это сделать), а также великолепные, отменные сладкие вина.

В отсутствие ограничений относительно того, что и где нужно сажать, рождаются инновации и проводятся эксперименты, а также все время возникают новые стили. Новая Зеландия остается Новой Зеландией, и большая часть вин здесь – биодинамические и органические. Экспорт вина в стране рос с каждым годом с тех пор, как он вообще появился, и вырос больше чем в два раза с 2008 года, в прошлом году достигнув 1,33 млрд новозеландских долларов (663 млн фунтов), а в прошлом году вырос на 10%.

В Великобритании качество вина стоит на первом месте, ведь мы тратим на каждую бутылку новозеландского вина больше, чем на вино из какой-либо другой страны, кроме Франции. В самом деле, одна из пяти бутылок дороже 7 фунтов сделана в Новой Зеландии – удивительно, если учесть, что страна производит меньше 1% вин в мире.

В поисках того, что подешевле

Я до сих пор помню слепую дегустацию, на которую я пошел несколько лет назад, куда пригласили крупнейших закупщиков вина, экспертов и журналистов, чтобы сравнить лучшие красные бордо 2005-го с лучшими бордоскими смесями из Gimblett Gravels. Неудивительно, что Château Lafite-Rothschild 2005 года (1375 евро за бутылку) получило первое место, Château Mouton-Rothschild 2005 года (950 евро) второе, а Château Angélus 2005 года (415 евро) – третье. Поразило нас то, что Sacred Hill ‘Helmsman’ 2006 года (всего 25 евро за бутылку) заняло четвертое место, опередив Château Haut-Brion 2005 года (990 евро), а Newton Forrest ‘Cornerstone’ 2006 года (21 евро) – шестое.

Было произведено примерно 12 тыс. ящиков Haut-Brion и всего 130 Sacred Hill. Мы переплачиваем за первое или недоплачиваем за второе?


2012 Neudorf Moutere Dry Riesling, Нельсон

Благодаря обилию солнечного света (самый длительный световой день в Новой Зеландии) и прохладной температуре Нельсон на северной оконечности Южного острова – прекрасное место для так называемых ароматных белых сортов, таких как рислинг, гевюрцтраминер и пино-гри. Владельцы Neudorf, Тим и Джуди Финн, посадили свой первый виноградник в 1978, и хоть они и быстро добились успеха с шардоне, я считаю, что их изысканный и стильный сухой рислинг – звезда: чистый, концентрированный, с яблочно-лаймовой свежестью, слегка подслащенный изысканной, породистой кислотностью.

2011 Kumeu River Maté’s Vineyard Chardonnay, Окленд

В Новой Зеландии можно отыскать исключительное шардоне, но мало какие из них окажутся более изысканными, чем это вино из-под Окленда. Семья Микаэля Бражковича три поколения производит здесь вино, а главный виноградник «шардоне» на территории, впервые засаженный в 1944 году, назван в честь его харизматичного отца Мате. Вручную собранные малоурожайные плоды ферментируются и выдерживаются в дубовых бочках, и в итоге получается роскошное вино – квинтэссенция роскоши и элегантности со сдержанными маслянистыми нотками, насыщенным оттенком персика и груши, а также долгим, долгим вкусом.

2011 Seresin ‘Home’ Pinot Noir, Мальборо

Майкл Серезин – один из ведущих мировых кинематографистов, но также он производит вино, которое можно назвать самым изысканным во всей Новой Зеландии. Внимание к деталям – самое важное в имении Серезина, и все вина органические и биодинамические. Пино-нуар – страсть Серезина, и это выдержанное в дубовых бочках вино, собранное с одного виноградника, – абсолютный уникум, наполненный черникой, ежевикой и вишней, с нотками трав, специй и табака.

2011 Craggy Range ‘Le Sol’, Хокс-бей

Craggy Range основана в 1997 году, с этим именем стоит считаться, и я люблю их вина, особенно смесь бордо Sophia из Хокс-бей и пино-нуар Aroha из Martinborough. Хотя по мне Le Sol стоит особняком. Стопроцентный шираз из Gimblett Gravels в Хокс-бей – вино глубокое, темное, концентрированное и насыщенное и может состязаться с изысканными эрмитажами или кот-роти Северной Роны. Там есть специи, шоколад, ежевика и аккуратный ванильный нюанс в конце, и хоть оно уже готово, его можно хранить годами.

2012 Cloudy Bay Te Koko Sauvignon Blanc, Мальборо

Хотя Cloudy Bay не были первыми, кто посадил «совиньон-блан» в Новой Зеландии и даже в Мальборо, у них каким-то образом получилось привлечь все внимание, поставив Kiwi Savvy Blanc на мировую винную карту. Te Koko более полное, теплое и текстурированное, чем обычные совиньоны Cloudy Bay, но у него по-прежнему присутствует эта типичная минеральность и яркая кислотность. Оно сочное и свежее, с массой свежих тропических фруктов, полное цитрусовых ноток. Иными словами, оно воистину фантастическое. Это в полной мере Cloudy Bay, но Cloudy Bay за гранью.

2012 Felton Road Calvert Pinot Noir, Центральное Отаго

Покрытые снегом горы и кристально чистые реки и озера Центрального Отаго делают его одним из самых зрелищных винных регионов. И если есть уютное местечко за пределами Бургундии, где пино-нуар чувствует себя вольготно и наполняется вкусом, так это здесь. Здесь создаются невероятные вина, особенно в Бэннокберне, а Felton Road впереди всех. Этот экземпляр – наслаждение: аккуратно структурированный, головокружительно ароматный, с сочным, темным, шиповниково-фруктовым вкусом, упакованным в шелковисто-мягкие танины.



22.05.2015

Источник: SPEAR'S Russia #4(47)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.