Лучшие друзья гольфистов


Над одной такой клюшкой могут в течение года трудиться около 100 человек. А мастера, которые ее создают, называют себя не иначе, как скульпторами. Кто и как играет на таких «инструментах», выясняла Юлия Калинина.

07.06.2013




Юбилейный набор 55th Anniversary Limited Edition от Honma


Клюшки ручной работы, с именной подписью, с золотым или платиновым покрытием, – мировой лидер гольф-оборудования премиум-класса японская компания Honma способна удивить даже видавших виды гольфистов. Производство Honma сосредоточено на фабрике Sakata, расположенной недалеко от Токио. Все клюшки здесь создаются вручную, поэтому рабочие студии – исключительно японцы – называют себя скульпторами. «Каждая клюшка оценивается с точки зрения механизма, правильности углов, шероховатостей и покрытий – все отслеживается человеком, – рассказывает Елена Витовская, отвечающая за международные отношения в компании “Гольф-профи” (эксклюзивный дистрибьютор компании Honma в России). – В создании одного экземпляра – с момента разработки дизайна новой модели до финальной стадии – участвуют 100 человек, и длится этот процесс почти год. На производство клюшки по уже существующей модели уйдет месяц».

Золотая середина

Класс клюшек Honma варьируется от двух до пяти звезд. Самым престижным считается luxury-сегмент (четырех- и пятизвездочные модели), где используются благородные металлы. В частности, покрытие пятизвездочных клюшек – всегда чистая платина или золото. «Полностью из золота могут быть также выполнены, к примеру, кольцо на фирулине (часть над головкой клюшки, в месте ее перехода в рукоятку. – Прим. ред.) или накладка на грипп (верхняя резиновая часть клюшки. – Прим. ред.)», – добавляет Елена Витовская.

Наиболее престижная серия Honma, лимитированная Anniversary 55, появилась на рынке в прошлом году и была приурочена к 55-летнему юбилею компании. «Элементы клюшек выполнены из золота, – поясняет Витовская, – а головка патера – из дерева хурмы. Набор из 14 клюшек и бэга стоит около 40 тысяч евро».

Украшение игрового инвентаря драгоценными камнями доступно только по отдельному запросу. В самую дорогую клюшку Honma (ее стоимость компания не уточняет) был инкрустирован бриллиант, а обратную поверхность айрона укрывала специальная платиновая накладка. Кто заказал этот экземпляр, неизвестно, но, как сообщается, покупатель родом не из России.

Между тем мастера Sakata не всегда берутся за персональный проект. «Они рассматривают каждый заказ индивидуально и учитывают его ценность: сколько он стоит и для кого создается, – объясняет Витовская. – Мастерам важно знать, в чьи руки попадет оборудование, чтобы марка была достойно представлена». Кроме того, японская компания скорее всего не возьмется за выполнение «неразумных» заказов: например, откажется делать ударную часть клюшки из золота, потому что драгоценные материалы, привносящие эстетическую ценность, должны располагаться вне зоны контакта с мячом.

Идеальный подарок

Роскошные клюшки Honma покупают нечасто. «В 90% случаев их приобретают в подарок, – рассказывает Елена Витовская. – В среднем поступает 3–4 заказа на luxury-инвентарь в год». Оригинальное оборудование уже есть в бэгах президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, миллиардера и председателя партии «Альянс зеленых» Глеба Фетисова, профессиональной гольфистки Софьи Вдовиной и предпринимателя Тимура Хайрутдинова.

В прошлом году японская марка выбрала послом своего бренда в России индивидуального тренера, российского спортсмена и гольф-профессионала МГГК Дмитрия Гагуа. Он, разумеется, играет Honma. «Любой гольфист с удовольствием стал бы обладателем комплекта Annivesary 55, – полагает Гагуа. – Но главное – это качество клюшек, идеально сбалансированных и точно откалиброванных с учетом особенностей каждого игрока. А золото и платина – на любителя и его искушенный вкус».

Такое мнение отчасти разделяет президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов Константин Угрюмов, уже пять лет играющий пятизвездочными клюшками Honma. «Трудно поверить, но главным мотивом их приобретения была не стоимость или престижность владения роскошным инвентарем, а высочайшее качество, – рассказывает Угрюмов. – Они просто легли в руку – кованые головки, классный шафт – и сразу подошли мне (в то время абсолютному “чайнику”), и играть стало гораздо приятнее».

Впрочем, не всем игрокам близка эксклюзивная экипировка. Президент компании ОМС Виктор Найшуллер, владелец бэга Honma, заявил SPEAR’S Russia, что никогда не купил бы себе платиновую клюшку или клюшку, инкрустированную бриллиантами: «На мой взгляд, украшательства и нестандартные материалы вредят ее “боевым” качествам по определению». Однако Константин Угрюмов, обзаведясь дорогими клюшками, не заметил, чтобы другие игроки посмотрели на него осуждающе, даже наоборот, по его словам, восхитились «красотой позолоченного рисунка».

Впрочем, клюшки от Honma недаром называют Bugatti Veyron в мире гольфа. Каким бы ни было отношение к ним у разных игроков, никто не оспаривает их место – номер один в области гольф-оборудования премиум-класса.

Материалы по теме



Юлия Калинина
07.06.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.






Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.