Как развивалась афера Аллена Стэнфорда


Махинации Берни Мэдоффа по сей день остаются самыми масштабными из тех, что совершены по схеме Понци. Но совсем недавно – в июне – завершился процесс по делу миллиардера Аллена Стэнфорда, который плотнее всех приблизился к Мэдоффу по размаху действа. Как Стэнфорд умудрился получить 110 лет тюрьмы за аферу на 7 млрд долларов, разбирался Александр Бакаев.

03.10.2012





Безжалостный хищник» – именно так охарактеризовали американские власти махинатора-миллиардера Аллена Стэнфорда. Сколько же нужно втянуть денег в свои преступные сети, чтобы удосто­иться такого звания? Как оказалось – 7  млрд долларов. Таков размер организованной им схемы Понци. Это вторая крупнейшая афера подобного рода в истории (первое место принадлежит Мэдоффу).

20 лет обмана, 110 лет тюрьмы и один, всего лишь один продукт в центре всей трагикомедии. Развернуть свои масштабные действия Стэнфорду, владельцу Stanford International Bank (SIB), позволили депозитные сертификаты (CD). Банкир уверял держателей этих бумаг, что вкладывает их средства исключительно в высоколиквидные и надежные инструменты, однако в действительности он переводил их через Швейцарию собственным предприятиям: ресторанам, авиалиниям, СМИ, а также фиктивным компаниям, служившим исключительно для решения налоговых проблем с  его личными яхтами и самолетами. Однако бизнес у нашего героя шел неважно, и «побочные» фирмы не приносили прибыли – даже несмотря на регулярные вливания ворованных денег. К 2008 году Стэнфорд вкачивал в подставные компании выручку от продаж CD в размере 1 млн долларов в сутки, свидетельствует меморандум к вынесению приговора. Всего же на эти цели ушло 2 млрд долларов – по статье «займы».

Сыр для крысы

В 1990 году таких оборотов у махинатора, судя по всему, еще не было, но уже тогда он проявлял чудеса изобретательности. Тогда Stanford International Bank не носил гордое имя своего собственника – вместо него на первом месте в названии красовалось слово Guardian («гвардейский»). И впоследствии возвышенно-военная тематика преследовала дельца, то торжественно входя в его жизнь, то не совсем торжественно ее покидая. Но об этом дежавю позже, а сейчас как раз о том, почему случилось переименование. Guardian International Bank в тот момент попал под пристальное внимание властей острова Монтсеррат, грозивших отозвать у него лицензию. Но Стэнфорд перехитрил их, разыграв из себя камикадзе: перевез банк на Антигуа и сам отказался от лицензии, после чего успешно «воскресил» детище под новым брендом. Сотрудникам и вкладчикам Аллен сказал, что переезд связан с ураганом Хьюго.

На новом месте бизнесмена также ждали суровые влас­ти, однако эту проблему он решил в свойственной себе манере: деньгами. Для начала Стэнфорд за 50 млн долларов купил несосто­ятельный Bank of Antigua, а затем ссудил правительству еще 40 млн, которые в итоге списал. В обмен на эти «услуги» ему выдали новую лицензию и помогли сместить неуступчивого регулятора Алтею Крик, чьи функции перешли ставленникам банкира. «Крыса сторожила сыр» – так позже прокомментировала она ситуацию.

Заручился наш герой и помощью «правильного» аудитора. Он не стал нанимать крупную, известную фирму, остановив свой выбор на сравнительно непримечательной C.A.S. Hewlett. Мотивировка решения была изумительной. «Бог привел меня к Hewlett», – говорил миллиардер. Хотя его «гидом» скорее служило желание получить одобряющую (и, наверное, ободряющую) печать на сфальсифицированных отчетах, что контора успешно и исполняла за вознаграждение в размере 3,4 млн долларов.

Dolce vita

Проворному махинатору постоянно нужны были свежие деньги для своих махинаций, но как сейлзы будут вытряхивать их из клиентов, его не волновало. «Просто делайте то, что нужно, но не надо мне об этом говорить», – наставлял он сотрудников. Стэнфорд даже устраивал соревнования а-ля «кто больше продаст», для чего делил финансовых советников на команды с забавными названиями. В самопальном чемпионате, к примеру, участвовали «Ацтекские орлы» и «Денежная машина Майами». Самые успешные – те, кто наторговывал больше чем на 1 млн долларов в год, – поощрялись ежеквартальными «командировками» в элитные гостиницы.

Баловал банкир, конечно, и самого себя. 116 млн долларов выручки перетекли на его швейцарский счет в Société Générale, доившийся во имя роскошного образа жизни, какую, хвастал сам бизнесмен, мало кто может себе представить. Только на подгонку под себя 34-метровой яхты он потратил около 13 млн долларов, а для ее сопровождения заказал британский фрегат. Еще 400 тыс. ушли на дизайнерские вещи от Биджана Пакзада, шившего, по его собственному мнению, самую дорогую в мире мужскую одежду. Интересным образом наш герой использовал свои самолеты. На них прямо на дом к Стэнфорду доставлялись: портной из магазина Bergdorf Goodman, чтобы снять мерки; рыбы, чтобы запустить их в личный пруд; артезианская вода (видимо, чтобы выпить). Даже компьютерщик прилетал специально, чтобы снабжать миллиардера лэптопами, которые тот постоянно ломал.

Но самой большой страстью миллиардера, похоже, был крикет. На Антигуа он построил внушительный стадион и учредил турнир имени себя с призом 20 млн долларов, который – сюрприз! – выиграла команда Stanford Superstars.

Хитросплетения

Если верить судебным материалам, Стэнфорд, будучи человеком весьма тщеславным, любил давать публичные интервью и хвалиться своим богатством – благодаря этой тяге он даже засветился в Forbes и на CNBC. Но жемчужиной его ораторской карьеры оказалось выступление перед студентами Хьюстонского университета, которые теперь уже вряд ли забудут могущественное поучение, прозвучавшее из уст «великого комбинатора»: «BS может помочь вам забраться на вершину, но не удержаться там». Ирония здесь в том, что первое слово можно расшифровать и как Bachelor of Science (степень бакалавра наук), и как просторечное bullshit, обозначающее известную субстанцию.

В 2008–2009 годах, когда рынки падали, Стэнфорду пришлось туго: никто больше не хотел покупать CD, а держатели уже купленных требовали погашения. Тогда злой гений решил успокоить клиентов, сообщив, что собственноручно влил в банк кровные 741 млн долларов. Но это была лишь красивая ложь, и, чтобы ее подкрепить, махинатор разработал специальную схему прикрытия. По ней SIB приобретал за 63,5 млн долларов немного антигуанской земли, а затем передавал ее Стэнфорду с оценкой уже 3,2 млрд. Затем участок снова возвращался банку, чтобы за счет взвинченной стоимости погасить выведенные в виде займов 2 млрд долларов и, собственно, в качестве заявленной инъекции капитала. Записывать землю сразу на себя хитроумный делец не мог, поскольку на нее непременно покусилась бы жена, с которой он разводился. Территория действительно была куплена, однако это единственная исполненная на деле часть плана. И вполне реальные 63,5 млн долларов наш герой потратил не просто так: кусочек острова понадобился ему для того, чтобы воплотить свою давнюю мечту: построить курорт для миллиардеров. За приобщение к нему планировалось взимать вступительный взнос 50 млн долларов плюс еще 15 млн ежегодно. Но мечта так и осталась мечтой.

Достучаться до Каддафи

Видимо, отчаявшись наладить дела в банке, Стэнфорд пустился во все тяжкие. На Рождество 2008 года он вместе с детьми отправился в винный край – роскошную долину Напа, где оставил свыше 250 тыс. долларов. Затем, в январе 2009-го, бизнесмен провел неделю в Лас-Вегасе и прожег еще 515  тыс. долларов, причем не только в казино, но и в ювелирных магазинах, покупая драгоценности для своей подружки. Изрядно потратившись, он решил нанести визит в Ливию, чтобы выпросить деньги у режима Каддафи. Безуспешно.

18 июня 2009 года Стэнфорда взяли под стражу, а через три года «выписали» ему умопомрачительный срок. Не помог даже титул рыцаря-командора, присвоенный ему правительством Антигуа и Барбуды. Впрочем, и тот после ареста отобрали.

Материалы по теме



Александр Бакаев
03.10.2012

Источник: SPEAR’S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.