Как феникс из пламени


С тех пор как в Иране сменилось правительство в 2013 году, там смягчилось отношение к Западу, и в результате индустрия туризма восстала из пепла. Эми Гаттман отправилась в Тегеран и убедилась, что стране есть что предложить искушенному состоятельному туристу.

31.03.2015




Мечеть Имама, Исфахан


В прошлом году вышла в свет потрясающая книга Рамиты Наваи City of Lies, в которой представлен портрет нынешнего Тегерана. Прочтя ее, я приехала в Иран, готовая наслаждаться памятниками современной культуры: торговыми центрами класса люкс, заполненными западными товарами; гипермаркетами с планшетными компьютерами за 400 фунтов стерлингов, поставляемыми через Турцию и Дубай; пижонскими машинами и иранскими девушками северной части Тегерана, которые в свои двадцать с небольшим лет расширяют мировоззрение при помощи причудливого маникюра, обильного слоя косметики и обтягивающих лосин.

Главный персонаж книги Наваи – горячо любимый тегеранцами бульвар Вали-Аср. «Когда я путешествую слишком долго, единственная вещь, по которой я скучаю, – это бульвар Вали-Аср», – объясняет городской житель. Одна из самых длинных улиц в мире, Вали-Аср делит город на восточную и западную части. Извиваясь с юга на север и заканчиваясь в горах Эльбурса, бульвар изменяет свой вид, раскрывая всю индивиду­альность Тегерана.

Юг более религиозен и традиционен, здесь проживают рабочий и средний классы, а на севере Тегерана расположились элита и успешные бизнесмены. Это хорошо видно по магазинам: доступные магазины одежды с их консервативным стилем тянутся с юга, превращаясь на севере в бутики, способные заворожить самого искушенного путешественника. Вы даже можете принять это за Париж.

Достаточно в течение 15 минут посидеть в вестибюле отеля Espinas, чтобы стать свидетелем новой позиции Ирана как одного из быстро развивающихся роскошных туристических направлений. Я наблюдала со вкусом одетых туристов из Италии и Швеции, прогуливающихся мимо гранитных колонн и скульптур, изучая улицы Тегерана, – сцена, столь необычная еще год назад, стала частью ежедневной картины. Эти новые посетители – самое заметное изменение, связанное с правлением президента Рухани на протяжении вот уже более года, в течение которого было также подписано временное соглашение по ядерной программе и принято решение восстановить посольство Великобритании.

«До того как господин Рухани занял место президента, наш отель был заполнен посетителями только на 45–50%, сейчас же – 80%, – говорит Амир Мусапур, главный менеджер Espinas – единственного частного пятизвездочного отеля Тегерана, построенного после революции. – Среди наших гостей – чиновники, члены парламента, топ-менеджеры и бизнесмены. До этого у нас гостили только туристы из Азии, но сейчас много посетителей из Евро­союза, США, Британии и Австралии. Это большие перемены для Ирана».

Пробужденный интерес

Десант из сотрудников международных компаний высадился в Иране, исследуя рынок на предмет партнерства и оценивая спрос. Иран – страна разочарованных потребителей, состоящая преимущественно из людей до 30 лет, и это золотая жила во всех областях, включая туризм. Впервые с 1979 года авиалинии добавляют или оптимизируют маршруты в Тегеран, а международные сети отелей осуществляют планы по своему переустройству в столице. В 2015 году Espinas планируют открыть еще один пятизвездочный отель на 500 номеров, оснащенный площадкой для вертолета и аэротакси.

Все указывает на то, что комнаты не будут пустовать. Министр культуры и туризма Ирана заявил о росте количества туристов из Европы на 240% только за последний год, и эта статистика побудила парламент пообещать облегчить требования для получения туристической визы.

Компания Golden Eagle Luxury Trains недавно завершила новый тур Jewels of Persia – 15-дневное путешествие из Будапешта по пяти городам Ирана. Путевки были распроданы всего за три недели, поэтому они добавили такой же тур на 2015 год.

Я путешествовала как гость Travel the Unknown, тур­оператора, организующего групповые и частные туры. Проживающий в Лондоне владелец компании Дэвид Макгиннес отметил, что за последний год интерес к Ирану вырос в четыре раза. «Это больше не одно из узкоспециализированных мест, сегодня Иран – одно из наших самых значимых направлений, – отмечает он. – И я думаю, это произошло благодаря политическим изменениям в стране, за которыми последовало изменение восприятия Ирана».

Сезам, откройся!

Мнения стремительно меняются. Нынешнее правительство с его планами прогрессивного движения в сторону открытого общества видится более либеральным. В Иране можно заметить нетипичное для Ближнего Востока соприкосновение Востока и Запада: женщины могут носить западную одежду в определенных пределах. Но все же в Иране царит теократия, и недавнее заключение под стражу на год Гхончхен Чавами (ныне освобожденной под залог), 25-летней британо-иранки, за попытку посмотреть волейбольный матч в Тегеране, демонстрирует всю ограниченность женской свободы.

Правительство требует, чтобы хиджаб, который многие женщины носят на голове, чтобы скрыть свои волосы от посторонних глаз, был надет все время. Юбка, кофта или просторная туника должны скрывать колени и локти. Правила распространяются и на приезжих, хотя едва ли они выполняются. Я видела много туристок в возрасте, одетых в шорты выше колен, что не соответствует правилам, но власти не обращают на них внимания. Когда я была на рынке, мне вежливо указали на то, что повязка с моей головы соскользнула на шею.

Женщины здесь ездят за рулем, работают и владеют частным бизнесом. Все больше женщин стремятся получить второе высшее образование. Несмотря на все эти возможности, существует и вековой спор о поддержке теократических режимов с их ограничением прав человека.

Тем не менее в случае Ирана аргументы налицо. Иранцы получают доход напрямую: от отеля, в котором я провела несколько ночей, до небольшого придорожного магазина в пустынной деревне, где я купила прекрасные хлопковые шарфы, вручную сотканные местной женщиной, мои туристические доллары везде поддерживали личное благо­состояние средних иранцев.

Большинство туристов приезжают посмотреть на некоторые из 17 мест, входящих в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, – от Шираза, города любви, поэзии и винограда, до Исфахана, где иранская и исламская архитектура (а еще одна из самых больших площадей в мире) позволяют с легкостью представить славное прошлое города. Туристов сюда привлекает богатое историческое наследие этой колыбели цивилизации, а также множество археологических аттракционов.

Креативный Тегеран

Впрочем, есть и другие причины посетить Иран. Многие не рассматривают Тегеран, считая его перенаселенной столицей и всего лишь отправной точкой для изучения других уголков страны. Однако, на мой взгляд, этот город как ни один другой позволяет заглянуть в мир современных иранцев. Обыденные иранские места вроде Голестанского дворца или базара могут развлекать вас дни напролет. Город скидывает хиджаб и раскрывает современный стиль, разбивающий все стереотипы и в наибольшей степени знакомый путешественникам своим независимым чувством моды.

Фотографии людей из Instagram, одетых в длинные плащи из бирюзовой холщовой ткани и солнечно-желтые куртки, окончательно убедили меня в том, что одной из моих первых остановок станет ателье Анны Сани. Сани – яркий молодой дизайнер из зарождающегося модного сообщества Тегерана, и ее единственное официальное обучение ограничилось уроками шитья в школе. Начала она с дизайна костюмов для кино и театра, после чего договорилась с владельцем магазина, что он возьмет ее платья на реализацию.

Сани вдохновилась летним отдыхом на берегу Кас­пийского моря, так что яркая палитра и резкие, свободные от межнациональных предрассудков формы стали ее фирменным стилем. Несмотря на правила о платках и накидках (легких куртках по щиколотку), никаких ограничений, запрещающих цвета, не существует, и иранские женщины приняли это. Сегодня клиенты приходят к Сани в ее просторную студию, где в высоких деревянных шкафах представлены все цвета радуги.

Ее изысканные интерпретации иранской моды пришлись бы кстати на Хуахай-роуд. Запомните мои слова: как только санкции отменят, я полностью уверена, что топовые международные торговые дома выделят стойки для Сани и ей подобных. Тем временем она разрабатывает дизайн вещей на заказ для местных судей, адвокатов, докто­ров, инженеров и гостей страны.

Тегеран выделил бюджет на красоту. По всему городу, практически на каждой улице и каждом перекрестке, расположены здания с аккуратной настенной живописью. Мне сказали, что государственный комитет городского обустройства регулярно просит знаменитых и подающих надежды художников украсить правительственные здания и жилые дома на главных улицах.

Там встречаются изразцы, портреты, абстракции и коллажи под мостом ярко-розового, оранжевого, фиолетового и зеленого цветов, вполне возможно, заимствованных у Матисса.

Тегеранская арт-сцена претерпела значительные изменения при Рухани. В 2013 году снова открылся Вахдат-холл, городской оперный театр, скопированный в 1967 году с Венской государственной оперы. Возвращение срежиссировали весьма драматично, министры прослезились на арии из «Джанни Скикки» Пуччини.
Учитывая расписание Sound of Music и планы на «Гензель и Гретель», можно легко понять, насколько больше стало свободы у артистов, хоть и с мягким и дипломатичным подходом. Международные фестивали искусств по-прежнему проводятся раз в год, и есть надежда, что правительство сдержит обещание и восстановит два национальных оркестра, один из которых – самый старый на Ближнем Востоке.

В Иране британские, американские и канадские туристы должны сопровождаться гидом все время. Я обожала своих гидов, но мне нужно было пространство. У самого подножия гор в финансово благополучной северной части города расположен спортивный комплекс Enghelab, вмещающий гектары дорожек для ходьбы и бега, поле для гольфа, скалодром и пейнтбольный полигон. Там есть раздельные мужские и женские тренажерные залы, а также открытые и закрытые бассейны и множество кафе, где можно закрутить роман и выпить чаю. Одна постоянная посетительница каждую неделю приезжала сюда с подружками на пробежку. Каждый раз она оставалась сидеть в кафе в надежде встретить Того Самого. Конечно же, она его встретила, и они уехали навстречу закату на одном из припаркованных снаружи BMW.

Вкус успеха

Владельцы элитных немецких автомобилей – не единственные богачи в Тегеране. Я пробираюсь через базар Таджриш в северной части Тегерана, наблюдая, как рубят, взвешивают и продают петрушку, как по запаху определяют спелость сладких лимонов, и замечаю шесть разных сухофруктов, которых никогда до этого не видела.

Персидская кухня с ее жемчужным рисом и блюдами с фруктами и соками многообразна по вкусу, текстуре и истории. Благодаря местному микроклимату каждый регион производит свой уникальный сорт дыни, а на приграничные районы сильное влияние оказывают соседи. В Тегеране делают восемь разновидностей хлеба, и мой кулинарный гид Фатемех Ферейдуни знает места, где их можно отыскать. Она сообщила мне, что кулинарные туры – новинка для Ирана, возникшая благодаря возросшему количеству туристов.

Два года назад Ферейдуни основала собственное туристическое агентство, и сложно было лучше с этим подгадать. Она первой начала проводить кулинарные туры по Ирану, и персидская еда вместе с прогрессивным обществом создает для гостей страны гармонию старого и нового. Традиционные пекарни выживают рядом с новомодными чайными домами, где подают молочные коктейли с арахисовой пастой, капкейки и сладости с добавлением соленой карамели и где сидят студенты и модные тегеранцы.

Поднявшись на семь этажей, мы оказываемся в Divan, ресторане, декорированном ультрамодным местным искусством. Мы слишком сильно отвлекались на стильных жительниц северных районов Тегерана на высоких шпильках, чтобы разглядывать горы через панорамные окна.

Возросшее количество гостей с Запада спровоцировало двусторонний обмен культурными взглядами, от нашей страсти к еде до потребности в ночной тишине. Новые гости, приезжающие в Espinas, заставили господина Мусапура и его коллег более вдумчиво распределять номера: «европейские гости всегда просят тихие комнаты, вдали от улицы, на верхних этажах. До этого у нас никогда не было подобных просьб».

Но не беспокойтесь: Мусапур и его коллеги привыкают к этому. У них уже есть отдаленные тихие комнаты. 



31.03.2015

Источник: SPEAR'S Russia #3(46)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз