История на дне бутылки, или об инвестициях в редкие и дорогие коньяки


Мультисемейный офис Oracle Capital продолжает серию своих колонок в SPEAR’S Russia. На этот раз Денис Коганович рассказывает о роли Наполеона в алкогольном рынке, родстве инвесторов и коллекционеров и мелких вредителях образца 1811 года.

09.04.2012




Person3
Денис Коганович

Известный коллекционер, обладатель уникального собрания винтажных коньяков.

Элитные вина давно зарекомендовали себя как превосходная альтернативная инвестиция. Об эффективности таких капиталовложений еще несколько веков назад догадались англичане, и с тех пор Лондон остается Меккой для коллекционеров и инвесторов. К слову, именно британцы, а затем и американцы возвели коллекционирование в ранг инвестиции.

Сегодня этот рынок может похвастать богатой инфраструктурой: аукционами редких и марочных вин, компаниями-поставщиками и компаниями, занимающимися исключительно хранением, а также брокерами и инвестиционными фондами, специализирующимися на дорогих винах. Кроме того, создана и много лет функционирует винная биржа – торговая площадка Liv-ex и одноименный индекс, рассчитываемый на основе котировок доминирующих на рынке бордоских вин.

Если говорить о коньяке, то сразу следует отметить, что не существует коньячного рынка как такового, так как нет профессиональных специализированных инвесторов (брокеров, фондов), а их роль играют закрытые клубы, коллекции и, конечно, аукционы. Поэтому инвестиции в коньяк сравнимы скорее с вложениями в раритеты и предметы искусства.

Однако специфика рынка компенсируется его достоинствами. Так, разлитый по бутылкам коньяк живет исключительно долго, и неповторимый букет в нем может созревать 200 лет и даже дольше. Особую ценность представляют коньяки, произведенные до того, как в середине XIX века филлоксера уничтожила виноградники Европы (одна Франция потеряла до 90% всех насаждений). Они – «живая история», заключенная в бутылку, так как приготовлены из винограда, что завезли в Европу римляне и которого больше нет в природе.

Для редких коллекционных коньяков эталонным считается 1811 год – год «большой кометы», а также наилучшего за сто лет урожая винограда. Сам Наполеон почтил визитом коньячный регион и даже присвоил имя своей возлюбленной одному из купажей. Так, Impératrice Josephine Grande Fine Champagne Reserve Cognac, Vintage 1811 или коньяки, помеченные значком кометы, особо ценятся коллекционерами, а стоимость одной такой бутылки начинается от 10 тыс. фунтов стерлингов. Неудивительно, что главным ценообразующим фактором здесь выступает история.

В моей коллекции есть и один из старейших в мире коньяков – Hardy Grande Champagne Cognac, Vintage 1777. Надпись на этикетке бутылки свидетельствует о том, что та принадлежала семье Харди, где передавалась из поколения в поколение. Примечательно, что основатель династии производителей коньяка в свое время потерял практически все из-за пресловутой нашествия филлоксеры, но возродил свой бизнес именно благодаря запасам старых винтажей. По оценкам экспертов, бутылка Hardy 1777 года может уйти с аукциона за 20 тыс. фунтов стерлингов: помимо всего прочего, ценность раритета увеличивает задокументированный провенанс.

Несмотря на все это, коньяк сегодня весьма и весьма недооценен, что хорошо заметно при сравнении с элитными винами. Еще 15 лет назад на аукционе Christie’s бутылка коньяка Grande Champagne 1789 года стоила чуть более 12 тыс. фунтов, а ящик Château Lafite 1982 года – 4,5 тыс. Сегодня тот же коньяк оценивается в 15–18 тыс. фунтов, тогда как в предкризисный год стоимость вина достигала 40 тыс. фунтов за ящик, в основном за счет повышенного спроса со стороны инвесторов из Китая. Выходит, редчайший коньяк времен взятия Бастилии с тех пор вырос в цене всего на 50%, в то время как цена на Lafite взлетела на 800%, а в определенный период – и вовсе на 1000%.

Подытоживая, отметим, что ценообразование в сегменте коньяков выглядит достаточно бессистемным, и зачастую решающее значение имеет то, что конкретно происходит на аукционных торгах: кто находится в зале и готов ли он пополнить свою коллекцию любой ценой. Тем не менее эксперты предсказывают выравнивание ценовой диспропорции между элитными винами и коньяками в течение следующих десяти лет.


Impératrice Josephine Grande Fine Champagne Reserve Cognac 1811 года

Атлас

Материалы по теме



09.04.2012

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (1)

Поднимите мне веки 10.04.2012 12:17

Денис, а вам пить-то удается то, что коллекционируете? Не жалеете потом?


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Дурацкая шутка, или Представление об альтернативе


20190906_174137_1
 

Вероятно, самый знаменитый профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома Пикетти написал новую книгу. «Время для социализма: депеши из мира в огне, 2016-2021 гг.» – это не только жесткий анализ все время усиливающегося глобального неравенства, как его «Капитал в XXI веке», но и план демонтажа существующей системы и строительства куда более справедливого и благодатного будущего, в котором никто не будет забыт и отчужден от результатов собственного труда. Разумеется, основная аудитория французского профессора имеет отчетливо левые взгляды, а многие коллеги хвалят его за поднятие темы на новый уровень или «невероятный эмпирический багаж», но критикуют за методологическую слабость и неверные выводы об истинных причинах неравенства. Тем не менее выход подобной книги – это прекрасный повод для содержательной дискуссии. Алексей Цветков, писатель, драматург, политический активист, комментатор и популяризатор Маркса, написал о Пикетти и его новой работе в своем блоге. С любезного разрешения автора WEALTH Navigator публикует его отзыв на своих страницах.