Искусство осторожности


Покупка предметов искусства и антикварных вещей может вылиться в плавание в мутной воде, где затаились акулы. Эндрю Хайн, Лоренс Либерман и Адиль Иссаджи рассказывают, как отличить железные факты от выдумок продавцов.

07.02.2017





Правовые конфликты вокруг антиквариата, произведений искусства и культурных активов могут быть очень эмоциональными и подчас более яркими и интересными, чем сам объект, о котором идет речь. Но что особенно отличает рынок предметов искусства и антиквариата от торговли другими ценными активами – это то, что во многом рынок нерегулируемый. Каждый может свободно покупать и продавать без необходимости соблюдать какие-либо официально установленные требования. Стоимость таких активов растет, ставки повышаются, вместе с чем увеличивается и вероятность того, что что-то пойдет не так. Отсюда могут возникнуть занятные проб­лемы, связанные с провенансом, сведениями об авторстве, подделками и законными правами (и это далеко не все).

Провенанс и сведения об авторстве предмета искусства или антикварной вещи часто находятся в числе ключевых факторов, которые принимаются в расчет. Связь с известной коллекцией исторического значения, принадлежность знаменитому художнику или мастеру могут сделать предмет желаннее и придать ему серьезную ценность. Разумеется, справедливо и обратное, когда провенанс или сведения об авторстве оказываются неточными. Можно представить, как неприятно узнавать (как это случилось с одним из клиентов Taylor Wessing), что нечто, проданное как творение весьма уважаемого художника, чьи работы входят в коллекцию одной из королевских семей Европы, на самом деле принадлежит кисти мелкого, незначительного автора и стоит во много раз меньше уплаченного.

Понять, где факт, а где выдумка продавца, зачастую очень сложно. Значит ли утверждение об исключительном качестве работы, что она действительно необыкновенно хороша, или это просто мнение продающего? Покупая произведения искусства, не стоит охотно верить всему, что о них говорят. Даже ведущие эксперты порой не сходятся во мнении. Оценить такие вещи, как сведения об авторстве и физическое состояние работ, бывает трудно, ведь реставрация и сопутствующие проблемы не всегда видны непрофессиональному глазу.

Здесь достойно упоминания дело «Твейтс против Sotheby’s». С целью продажи на торгах мистер Твейтс передал Sotheby’s картину «Шулеры» и предупредил, что она может быть кисти Караваджо. Изучив полотно, эксперты аукционного дома заключили, что это копия, написанная неизвестным художником. Если бы картина продавалась как работа Караваджо, она бы, безусловно, могла уйти за сумму во много раз больше той, за которую ушла на самом деле.

Покупатель, известный искусствовед, впоследствии определил, что это копия, которую написал сам Караваджо. Мистер Твейтс подал на Sotheby’s в суд за халатность, но тщетно. Суд постановил, что Sotheby’s исполнил свои обязанности, так как не было ничего, что было бы видно при осмотре и что могло помешать Sotheby’s прийти к выводу об отсутствии у работы караваджевского «потенциала». Это дело показывает, насколько все-таки ошибочным может быть удостоверение в подлинности произведения.

Во многих случаях, чтобы сбыть предметы искусства или антиквариата, беспринципные продавцы (которые, к сожалению, существуют) будут делать грандиозные заявления на их счет. Поэтому любому покупателю крайне важно убедиться, что продаваемый объект является тем, чем его представляют, или, по крайней мере, что есть надежная защита на случай проблем.

Споры, связанные с кражей произведений искусства и антикварных вещей или правами на них, не редкость, и поэтому любому покупателю очень важно удостовериться, что он приобретает законное право собственности на покупаемый объект. В конце концов, как можно быть уверенным, что продавец является собственником и имеет право на продажу, когда нет никакого централизованного реестра, из которого было бы видно, что кому принадлежит? Некоторую защиту дает покупка у продавца с хорошей репутацией, но не всегда. Даже известные аукционные дома могут принять вещь от того, кто, как позднее выяснится, не является ее законным владельцем. Ни в чем не повинный человек, купивший что-нибудь на торгах, может, сам того не зная, столкнуться с перспективой предъявления третьим лицом претензий на этот предмет.

В нашей практике был один удивительный случай. Клиент стал жертвой продуманной аферы, в рамках которой подлинник работы заменили подделкой. Затем мошенник отдал первый для продажи на аукционе, и клиент не знал, что на его стене висит подделка. Подобный сценарий показывает, как ряд людей – законный владелец, аукционный дом и покупатель – могут оказаться жертвами аферы.

Также, если говорить об антиквариате и культурных активах, все большей проблемой становится воровство. Во всем мире власти с разным успехом пытаются пресечь нелегальную торговлю такими предметами. Здесь юридические проблемы – например, вокруг прав собственности, приобретают большое значение, и покупателю нужно помнить о риске столкновения с перспективой того, что из страны происхождения объекта поступят претензии третьих лиц и о вероятной уголовной ответственности за операции с доходами от преступной деятельности.

Произведения искусства всегда были главным трофейным активом. Взгляните на парадные залы в любом особняке – и вы увидите, что картины, которые висят на стенах, приобретались, чтобы производить впечатление точно таким же образом, как и здание, в котором они находятся. Предметы искусства и антикварные вещи могут принести огромное наслаждение, но покупка, хранение и продажа этих активов способны оказаться и правовым минным полем. Физический и юридический уход за ними, как и их сотворение, должны быть проникнуты заботой и усердием.



07.02.2017

Источник: SPEAR'S Russia #12(64)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз












Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.