Инстинкт хищника


Приверженность бизнесменов этому занятию известный американский социолог Торстейн Веблен объяснял «хищническим инстинктом », желанием убедиться в своей силе и мастерстве. Ирина Удянская выясняла, что на самом деле движет крупными предпринимателями, когда они отправляются поохотиться на дичь в России или за ее пределами.

01.10.2009





Это хобби настоящих мужчин. Охотники редко объясняют смысл своего увлечения незаинтересованным людям, пытаясь оградить себя от нападок ярых противников этого дикого, древнего, кровавого и прекрасного искусства. Они предпочитают встречаться в специальных клубах, хантинг-румах, где можно пообщаться с друзьями, обсудить новое оружие и похвастаться трофеями. «Наш клуб – организация единомышленников, которые объединились, чтобы вместе решить задачу, куда, когда и с кем ехать на охоту, – объясняет председатель Московского охотничьего клуба “Сафари” Леонид Сонин. – Клуб закрытый, решением самих участников численность была ограничена сотней человек. Попасть в “Сафари” можно только по рекомендации действительных членов, если они захотят видеть в своих рядах новичка».

От Кении до Китая

Универсальных рецептов, куда лучше всего ездить на охоту, не существует. «Вы же не спрашиваете, где лучше отдыхать, – продолжает Леонид. – Члены нашего клуба путешествуют повсюду, однако самый охотничий континент – это, безусловно, Африка, где местная индустрия очень хорошо развита. Другое популярное направление – США, там есть и копытные, и птицы, возможна интересная охота на дикую кошку пуму и кадьяка – огромного медведя, аналога нашего камчатского. В Австралии есть интересная охота. А одно из самых необычных, экзотических направлений – Китай. Там водится несколько животных, о которых наши охотники практически не имеют представления, – например, китайский голубой баран. Один из самых дорогих трофеев – мархур, винторогий козел, который живет в горах Передней Азии. Лицензия на него стоит около 60 тыс. долларов, и их выдается всего 3–4 штуки в год. Некоторым членам нашего клуба удалось поохотиться на этого красавца, но там, где это можно было сделать ближе и дешевле. “Сафари” как раз и существует для того, чтобы узнавать о таких местах. У нас есть объединенная база данных – продукт коллективного опыта, которым пользуются все члены клуба».

Зоя Наставшева, генеральный директор туристической компании «Премиум Африка Сафари», отмечает, что в Ботсвану, Кению, Танзанию, ЮАР едут уже опытные охотники, набившие руку на гусях, лосях, утках и медведях России и ближнего зарубежья. «“Большая африканская пятерка” (слон, носорог, буйвол, леопард и лев) – мечта любого охотника, но начинают они с чего-нибудь более простого: зебр, антилоп, буффало, ориксов, – говорит она. – Многие сначала даже не обращают внимания на качество трофеев. Увидев стада экзотических животных, в пылу погони за зверем на просторах пустынь Намибии или Калахари, им просто хочется насладиться новыми ощущениями. А уже в последующие поездки, пообщавшись с бывалыми охотниками и просмотрев параметры чемпионских трофеев, наши клиенты едут за конкретным животным. Стоимость трофеев зависит от их ценности: лев, например, может обойтись от 8 до 50 тыс. у.е.».

Любителям экзотики Зоя Наставшева рекомендует влажные леса Камеруна. Хотя без спортивной подготовки туда лучше не ездить: придется «бегать» по 20 км за антилопами сквозь непроходимые лианы и прочую буйную растительность с колючками по 5–6 см при 100-процентной влажности – далеко не каждый может это выдержать. Тем же, кто ищет комфортные и безопасные условия, стоит отправиться в ЮАР. Здесь можно найти фермы со стоимостью размещения от 500 до 3000 евро в сутки.

Во всех африканских странах охота – это бизнес, и люди, которые им занимаются, стараются сделать пребывание охотника в своих угодьях как можно более комфортным. Даже если вас разместят в палатке, она будет оснащена всеми удобствами. «Охота в Африке строго регламентируется законом, и если принимающая сторона организует вам поездку, будьте уверены, все лицензировано, – продолжает Зоя Наставшева. – Охота начинается обычно в 5:00–6:00 и длится до 10:00–11:00 (вечерняя – с 16:00). Вас сопровождают опытный охотник и пара следопытов из местного населения. Выезд происходит на открытых джипах, а после отстрела подъезжает другая машина и отвозит трофей на ферму, где проводятся его обмер и первичная обработка. Позже вас свяжут с таксидермистом, который выполнит любой заказ (выделка шкуры, изготовление чучела, люстры, покрывала, ножек для журнального столика, панно). Процесс отправки готовых изделий в Россию хорошо налажен».

«Кстати, где держать добытые трофеи – большая проблема, – отмечает Леонид Сонин. – “Коллекция” со временем становится настолько значительной, что не помещается не только в городской квартире, но и в загородном доме. И многие вынуждены строить специальные охотничьи домики с трофейным залом, где, как в музее, размещены самые разные экспонаты».

Российские маршруты

Как бы ни была популярна Африка, многие бизнесмены предпочитают охотиться на российских просторах. Борис Минц, председатель совета директоров финансовой корпорации «Открытие», больше всего любит выходить на кабана в Смоленской области. «У меня там есть друг, я часто к нему езжу – всего три часа на автомобиле. В девять вечера можно закончить работу, в полночь быть там, а в пять утра уже выйти в лес, – рассказывает он. – Мне нравится охотиться на глухаря, тетерева – это фантастически интересно, настоящее зрелище. Люблю охотиться на утку в Астрахани. Во-первых, там очень красиво, во-вторых, огромное количество разной птицы – гуси, лебеди, кого там только нет! В России индустрия охоты вышла на довольно высокий уровень, в той же Астрахани появилось много хороших баз. 15–18 лет назад охотиться было не так комфортно. Все-таки когда вы целый день простояли под дождем, хочется принять горячий душ, привести себя в порядок. Хорошо, что сейчас такая возможность появилась. Стоит недешево, но вполне можно себе это позволить. В России охочусь везде, где представляется возможность, – в Якутии, на Алтае, в Удмуртии».

О стоимости охоты в России говорить достаточно сложно – слишком большой разброс цен. Все зависит от уровня охотничьего хозяйства, вида зверя, его трофейных качеств. Леонид Сонин рассказал о «цене вопроса» на примере медведя: «В России их несколько видов – бурый европейский, бурый сибирский, камчатский, белый, который живет за Полярным кругом, гималайский белогрудый из Уссурийского края. В последнем случае сама охота, включая трофей, но без стоимости билетов, может обойтись в сумму от 2 до 4 тыс. долларов. В европейской части то же самое можно получить в полтора-два раза дешевле, на Камчатке – в полтора-два раза дороже. Белого медведя, занесенного в Красную книгу и входящего в категорию особо охраняемых животных, вообще разрешают отстреливать только в научных целях».

Лицензионный вопрос

Перед тем как целиться в утку, лося, кабана или африканского носорога, необходимо получить документы, дающие право на охоту, – охотничий билет и разрешение на ношение оружия. Остальное – дело принимающей компании: она организует лицензию, международное разрешение на добычу редких видов животных. Ведь основная цель индустрии охотничьего хозяйства – сделать так, чтобы отстрел животных не приобрел разрушительного масштаба и не навредил популяции, дающей государству регулярную (и очень значительную) прибыль. Эксперты жалуются на то, что пока в России все построено не так цивилизованно, как в других странах. «Мы пытаемся что-то изменить, но ситуация далека от совершенства, – рассказывает Леонид Сонин. – Хотя в последнее время появилось много светлых голов – хозяйств, предпринимателей, которые переходят на правильную форму ведения этого бизнеса. Множество недочетов есть и в законодательной базе, недавно был принят новый закон об охоте, решительным образом меняющий некоторые аспекты: право на владение охотничьими угодьями, его продление, правила самой охоты. К нему еще надо будет приспосабливаться. В каждой стране есть свои “охотничьи проблемы”, но в Африке, США, Канаде, европейских государствах и даже у наших ближайших соседей – Белоруссии, например, все построено очень четко. Вероятно, российским властям не до этого, мы не ощущаем с их стороны должного внимания к этому вопросу».

Многие члены клуба «Сафари» имеют собственные охотничьи угодья. По словам Леонида Сонина, организовать их весьма непросто, это длительный процесс. В первую очередь нужно подать заявку в администрацию того региона, области, края, где вы собираетесь организовать угодья. Представители специально уполномоченного органа управления охотхозяйством или комитета по охоте пригласят вас на беседу, где попросят собрать определенный пакет документов. По новому закону после этого вам предстоит принять участие в аукционе, где за право аренды облюбованного земельного участка будут бороться все желающие. Угодья достанутся тому, кто больше заплатит. При благополучном стечении обстоятельств, если вам удастся заключить нужные соглашения (договоры с лесниками, колхозами, частными землепользователями, чьи территории попадают на эту землю), предоставить экологическое обоснование, проект охотоустройства и выиграть аукцион, процесс займет от полугода до полутора-двух лет.

Опасное хобби

Компании, предоставляющие услуги VIP-охоты, гарантируют отстрел нужного количества голов в рекордные сроки, отменные трофеи и массу положительных эмоций. Существует ли вообще для охотника какой-то риск? Зоя Наставшева считает, что любая охота может быть опасной: «Раненый зверь непредсказуем… Если вы охотитесь на зебру – это одно, но если на вас пойдет слон или носорог, бросится лев или леопард, адреналина хватит надолго. Поэтому на серьезную охоту вас будет сопровождать не один охотник, обязательно стоят люди на подстраховке».

«Охота опасна, как и любой природный туризм, – можно подвернуть ногу, упасть со скалы, замерзнуть, заблудиться, утонуть, – говорит Леонид Сонин. – Но если вы охотитесь на хищников, естественно, существует опасность быть покалеченным, съеденным или растоптанным. Многие члены нашего клуба попадали в истории, близкие к подобным, но, слава богу, пока все живы. А вообще в мире, по данным зарубежных исследователей, ежегодно несколько человек гибнут на охоте. У нас в стране самые опасные хищники – медведи всех мастей, в Африке – “большая африканская пятерка”, в Канаде – пума и те же медведи».

Вот как, по словам Леонида, проходит охота на одного из самых страшных хищников в мире – африканского льва: «Можно подкараулить зверя в засаде, подождав, пока тот придет и набросится на подвешенную вами приманку – кусок мяса. Или убить его “с ног”, найдя свежий след и по нему догнав зверя. Здесь все зависит от быстроты реакции: когда он тебя обнаружит, надо успеть застрелить его прежде, чем он прыгнет. Это страшно, порой даже очень. После одного эпизода мы с приятелем сидели в машине и не могли понять, почему нас так трясет и колотит: то ли простудились, то ли нервы… Лев, которого мы ждали в засаде, подошел с обратной стороны. И хотел в качестве приманки использовать нас самих. Машина, приехавшая за нами, осветила засаду фарами, и мы обнаружили, что за нашими спинами в трех-четырех метрах сидит этот зверь и облизывается. В Танзании, в диком буше, львы настолько уверенно себя чувствуют, что ничего не боятся. С машины закричали, мы выскочили и застрелили его, но когда начали грузить тушу в машину, оказалось, что в зарослях сидят еще две львицы, и они тоже пытались нас атаковать. Мы вынуждены были спасаться бегством, потому что в них нельзя было стрелять, лицензии не было. А если на охоте застрелишь что-то лишнее, потом будут серьезные проблемы с законом. Одна львица нас еще потом кинулась догонять».

Бывают на охоте и курьезные происшествия. Борис Минц рассказал о том, как недавно в Астрахани его чуть не убил гусем партнер по бизнесу, генеральный директор ФК «Открытие» Вадим Беляев: «Мы вдвоем сидели в лодке в камышах, темнело, все уже собирались уходить, но тут поднялась огромная стая гусей. Естественно, мы начали в них палить. Я увлекся той птицей, за которой следил, а Беляев в это время застрелил гуся прямо у меня над головой. Заметил это в последний момент, а птичка приличная, килограммов семь, сверху бум – и упала! Прямо на меня! Я с перепугу стал убеждать Беляева, что сам ее подстрелил. Обидно было – такой красавец, а убил не я… И что самое смешное, гусь, пока мы уток отстреливали, упав с такой высоты, встал и пошел. Пришлось ему голову подкрутить».

Арсенал охотника

В целях безопасности охотника обычно сопровождают профессионалы. «В России это егерь или сотрудник принимающей стороны – охотничьего хозяйства, – рассказывает Леонид Сонин. – В более отдаленных регионах – местные охотники, временно нанятые компанией, организовавшей вам поездку. Вы можете и сами найти себе проводника. Или вообще пойти без сопровождающего, на свой страх и риск (если уверены в своих силах, у вас есть путевка и все положенные лицензии). В Африке существует институт профессиональных охотников, люди проходят специальную аттестацию, сдают экзамены, подтверждают свои навыки и мастерство и получают диплом PH – Professional Hunter. В Канаде есть трапперы, там другая система. В Монголии функцию сопровождающих выполняют простые пастухи, которые умеют охотиться с рождения».

Что касается экипировки, следует подобрать одежду и обувь, соответствующие сезону, территории, где вы собираетесь охотиться, виду охоты. «Если вы решили взять с собой свое оружие, вам потребуется некоторое время для его оформления в аэропорту, – предупреждает Зоя Наставшева. – Оно сдается в специальных кофрах отдельно от всего багажа и патронов. Проще воспользоваться оружием, которое предоставляет охотничья ферма. На каждой есть свой арсенал, где вы сможете выбрать нужный калибр, патроны, оптику. В настоящее время в московских магазинах можно купить достойное оружие на любой вкус, но искушенные охотники, готовые потратить крупные суммы на снаряжение, предпочитают выезжать на специальные выставки за рубежом и заказывать карабины с серебряными гравировками и вензелями в известных мастерских. Такое оружие уже будет передаваться по наследству вместе с охотничьими трофеями и воспоминаниями». Для охоты в Африке Зоя Наставшева рекомендует запастись высокими ботинками с толстой подошвой, брюками и рубашками с длинным рукавом для защиты от колючек, шляпой, солнцезащитными очками и средствами от комаров и клещей. В зимнее время нужно прихватить с собой теплую куртку и перчатки. Всю эту экипировку можно сейчас найти в Москве, но если вы что-то забыли, в ЮАР есть очень хорошие сети магазинов с одеждой для сафари.

Если вы охотитесь самостоятельно, нужно обеспечить себя транспортом – снегоходом, вездеходом. Стрелять с движущегося транспортного средства в большинстве стран запрещено. Хотя в прессу периодически просачиваются слухи о грубых нарушениях правил, настоящие охотники считают, что использовать технику для облегчения своей задачи – неэтично.

Замечательный отдых

Одних завораживает сам процесс охоты, возможность прикоснуться к частичке дикой природы, другим важнее именно подстрелить зверя, получить выдающийся трофей.

«Охота есть охота. Добыть зверя – значит его застрелить, – считает Леонид Сонин. – В последнее время появилась тема гуманного охотничьего отношения к этим вопросам – стрельба снотворными дротиками. Животное засыпает, с ним фотографируются, потом оно просыпается и убегает. Но для зверя это тоже большой стресс. Опытные охотники относятся к этому скептически – не стоит заменять охоту суррогатом. Другое дело – фотоохота, она имеет право на существование. Большинство членов нашего клуба не расстаются с фотоаппаратом. Многие вообще посвятили этому практически все свободное время и перешли от обычной охоты к фотографической».

Борис Минц не столь категоричен. По его словам, ему доставляет огромное удовольствие любая охота вне зависимости от ее результатов: «Я воспитывался в семье военнослужащего. Когда был ребенком, мы жили в глухом лесу, поэтому для меня это совершенно комфортная среда. Я хорошо чувствую лес, он мне многое дает. И для меня не важно, убили зверя или нет. Даже если я два дня его выслеживал, а он в конечном итоге убежал, дай бог ему здоровья. Охотясь на утку или вальдшнепа, выслеживая кабана, стоя в камышах, вы забываете обо всех своих проблемах, это замечательный отдых».

Один из самых дорогих трофеев – мархур, винторогий козел, который живет в горах Передней Азии. Лицензия на него стоит около 60 тыс. долларов, и их выдается всего 3–4 штуки в год



01.10.2009


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз