Эврика


Как бы много вы, как вам кажется, ни знали о вине, оно тем не менее может поражать – и самые удивительные открытия приходят оттуда, где их меньше всего ожидаешь. Джонатан Рэй знает об этом из собственного опыта.

04.09.2015





Итак, я был в Опере Бастилии в Париже, и меня ожидали три долгих часа балета (хотя это, честно признаться, не мое). Мне было нужно что-нибудь выпить. Хозяин дома, в котором я останавливался (не больший, чем я, поклонник балета), прочитал мои мысли и поспешил на поиски прохладительных напитков. Через минуту он вернулся с бутылкой шампанского и ведром льда. Не с той самой долгожданной бутылкой марки Bol или Pol, моими любимыми среди шампанских вин, и даже не с Roederer или Ruinart, уверенно занимающими вторую позицию, а с бутылкой с надписью Charles Heidsieck Brut Réserve. Ах, какая жалость – неужели это все, что у них было?

Вот уже несколько десятилетий я не пил шампанского марки Heidsieck и смотрел на него с неким пренебрежением: виной тому были нагроможденные дешевого вида бутылки Heidsieck Monopole Blue Top, которые я постоянно видел в супермаркете «по акции». Вообще, мне следовало знать, что между двумя марками нет связи, хотя третья, Piper Heidsieck, принадлежит тем же владельцам, что и Charles, хотя и работает как отдельное предприятие.

Как бы то ни было, я всегда считал Charles Heidsieck в прошлом успешной маркой, а сегодня скорее торгующей былой славой (ее основатель, Чарльз-Камиль Хайдсик, прославился еще и с выходом книги «Чарли “Шампань”» в 1860-е годы). У меня были весьма низкие ожидания.

Игристый сюрприз

Итак, я, наивный, сделав один глоток, был полностью и окончательно сражен. Шампанское Charles Heidsieck Brut Réserve оказалось очень тонким – насколько это только возможно с не винтажными шампанскими, которые я пробовал за все время, – исполненным ноток тоста, булочки бриошь, карамели, ирисок и персиков. Я сделал глоток и смаковал его целую вечность. Пить это шампанское было абсолютное счастье. Мне оставалось только протянуть руки к бутылке и обнять ее.

Бывают такие вина – я их называю «эврика», – которые настигают вас в тот момент, когда вы меньше всего ожидаете. Именно так несколькими днями ранее я попробовал Ashbourne 2009 года. Бленд «пинотажа» из Южной Африки производства великого Энтони Гамильтона Рассела, чьи шардоне и пино нуары исключительны. Ashbourne разливается в красивые тяжелые бутылки и выглядит многообещающе. Но «пинотаж»? Хм. Никто, кроме жителей Южной Африки, не скажет ничего приличного об этом винограде.

И все же это Ashbourne бьет прямо в цель. Зрелое, округлое, наполненное вкусом и стильное, оно так же изысканно, как и сам Энтони Гамильтон Рассел. Я и предположить не мог, что «пинотаж» может обладать настолько удивительным вкусом. В умелых руках виноград совершенно точно может творить чудеса. И хотя я исключил это вино из своего списка еще до первого глотка, в итоге я заказал целый ящик.

Дорогой из кроз

Несколько дней спустя во французском ресторане Bellamy’s в центре Лондона мы с девушкой едва сделали заказ (утиный паштет для меня, террин из свиной ноги для нее, а затем жареная треска по-провансальски для обоих, раз уж вы спросили), как я совершенно растерялся перед выбором напитка. Но среди вин Луары и белых бургундских таился настоящий перл: белый кроз-эрмитаж 2013 года от несравненного французского винодела Алена Грейо.

Я знаком с месье Грейо и был в его винодельне, и очень люблю его вина, но тогда я впервые видел кроз в винной карте ресторана. Белое вино из долины Роны – совсем не очевидный на первый взгляд выбор, и моя девушка совсем не была впечатлена, когда я предложил его. Она хотела пить только мерсо, и никаких разговоров. Но я был тверд в своих намерениях, к тому же угощал я, и пришлось пить кроз. Сдавшись, она с мрачным видом сделала глоток, выдержала паузу и бросила на меня полный изумленного неверия взгляд.

«С ума сойти, – сказала она. – Оно прекрасно! Я и подумать не могла».
Это было ее собственное открытие, и мы даже сами не заметили, как перешли ко второй бутылке.


Шесть лучших вин-открытий

Charles Heidsieck Brut
Réserve NV Champagne

Почему, черт возьми, никто никогда не говорил мне, как оно потрясающе вкусно? Долгое время избегая его, я попробовал Charles Heidsieck совершенно случайно, а оно оказалось исключительным. Великая тайна в мире шампанского, когда я вижу его в винной карте, то понимаю, что и сомелье осведомлен об этой тайне. Шампанское проводит семь лет над осадком до выпуска, и это чувствуется по сложности его нот. Восхитительно.

2011 Josmeyer
‘Le Dragon’ Riesling

Вина региона Эльзас часто недооценивают – странно, учитывая, что из всех возможных вин именно они наилучшим образом сочетаются с едой. На предприятии Josmeyer & Fils работают с самыми известными производителями региона, что докажет один быстрый глоток этого удивительно органичного, биодинамического рислинга с одного виноградника, из винограда, собранного вручную. С яблочными, персиковыми и «бензиновыми» нотками, которые вы почувствуете в носу, это сухое и интенсивное вино с чрезвычайно сложным глубоким ароматом.

2009 Ashbourne

Я никогда не любил самый типичный для Южной Африки виноград – «пинотаж». Но потом я познакомился с Ashbourne от великого Энтони Хэмилтона Рассела. В этом вине было все, чего я не мог ожидать: большой, отчетливый, интенсивный и элегантный вкус, богатый и полный фруктовых ароматов, одновременно пикантный. В вине 85% «пинотажа», а вкус возвышается и смягчается равными долями сортов «каберне совиньон», «каберне франк», «мальбек» и «пти вердо».

2010 Tapanappa
Foggy Hill Pinot Noir

Люблю вина марки Tapanappa. Их шардоне – прекрасный образец, но особо выделить хотелось бы гладкий, дымчатый, пряный и гибкий пино нуар. Совместный проект австралийской легенды Брайана Крозера (прославившего Петалуму), производителей шампанского Bollinger и семьи Каз (Chateau Lynch-Bages), Tapanappa была основана на полуострове Флоро в Южной Австралии, и с каждый новым урожаем эти вина только улучшаются. Было выпущено лишь 1200 ящиков этой красоты, и будь у меня деньги, я бы купил целую партию.

2010 Torres Mas La Plana

Я всегда вздыхаю удовлетворенно, когда вижу какое-нибудь из вин Торрес в карте вин ресторана, будь то незамысловатое белое Vina Sol или красное Sangre de Toro, среднего уровня Celeste или отточенное, с одного виноградника, стопроцентное каберне совиньон из испанского региона Пенедес. Mas La Plana – одно из лучших достижений семьи Торрес (он выиграло и у гораздо более известных вин, в том числе у латура, на «слепой» дегустации в Париже), и стоит оно от одной трети до половины цены аналогичного по качеству кларета или бургундского.

2013 J-L Chave ‘Circa’
Saint-Joseph Blanc

Я всегда испытываю радостное волнение, когда вижу в карте вин многое из долины Роны, и практически визжу от восторга, если среди них есть вина от Жан-Луи Шава. Эта семья передает традиции виноделия от отца к сыну с 1481 года, и я сомневаюсь, что существует лучший производитель эрмитажей. Circa, белое вино Saint-Joseph – один из таких винных шедевров, поистине изысканный. На 100% из винограда «руссан», это вино исполнено ароматов миндаля, акации и персиков. Удивительное вино. Кроме того, редкое, ведь выпущено только 400 ящиков.



04.09.2015

Источник: SPEAR'S Russia #7-8(50)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.