Другие правила

Как изменится private banking


В индустрии private banking сегодня происходит радикальная смена парадигмы, обусловленная несколькими основными тенденциями. Об их причинах и следствиях рассуждает Дмитрий Брейтенбихер.

14.01.2014





Финансовые рынки: идеологическая нестыковка

В свете глобальных изменений в мировой экономике ситуация на финансовых рынках становится неопределенной и сложно предсказуемой. В своих прогнозах эксперты, экономисты и аналитики дают все более осторожные и зачастую прямо противоположные оценки. Яркой иллюст­рацией этому парадоксу стало присуждение Нобелевской премии по экономике Юджину Фаме, Ларсу Питеру Хансену и Роберту Шил­леру – экономистам, открыто критикующим друг друга и не имеющим точек соприкосновения ни по одному концептуальному вопросу. Действительно, до сих пор сложно было представить в одной компании автора гипотезы эффективного рынка Юджина Фаму и основателя теории иррациональной эйфо­рии Роберта Шиллера, объединяет которых разве что предмет исследования: финансовые рынки. Согласно теории Фамы, вся существенная информация сразу и полностью отражается на стоимости ценных бумаг. Если кто-то из игроков ведет себя иррационально, рациональные игроки получают возможность для арбитража. При этом Шиллер, известный своими исследовани­ями в области поведенчес­ких финансов, называет теорию Фамы полуправдой, утверждая, что гипотеза эффективного рынка может приводить к некорректным выводам, в частности относительно причин надувания спекулятивных пузырей. По его мнению, глобальный кризис 2008-го – наглядный пример того, как поведение одних участников рынка может влиять на поведение других, а «социальные эпидемии оптимизма» – трансформироваться в пузыри. Частному банкиру все сложнее предложить однозначные ответы на вечные вопросы клиентов: куда вкладывать свои сбережения? В какой форме? Как выбрать оптимальную структуру активов из огромного количества финансовых инструментов, представленных на рынке?

Уход от офшоров

Важной тенденцией последних лет стало ужес­точение регулирования и усиление требований к прозрачности операций. Эта тенденция коснулась не отдельно взятой страны, а ряда юрисдикций, в том числе и традиционно считающихся офшорными. В качестве примера можно привести недавнюю ситуацию на Кипре или миг­рацию ряда клиентов из швейцарских банков в Сингапур и Гонконг. Изначальная цель регулятора – сократить возможности избегания или льготирования налогообложения, а также снизить риски в отдельных инструментах, секторах, банках. Поэтому частному банкиру приходится больше внимания уделять постоянному мониторингу и прогнозированию последствий законодательных изменений.

Новые технологии

Другой современный тренд – ускорение потоков информации. Еще 20–30 лет назад одним из основных факторов успешного инвестирования было обладание набором нужных сведений. Сегодня благодаря взрывному развитию технологий расширилось количество источников актуальной информации, она стала доступна в любое время в любом месте: новости, аналитика, комментарии и мнения теперь распространяются в считаные минуты. Личный банкир утратил свое уникальное преимущество, перестав быть единственным источником правдивых знаний о состоянии рынка и превратившись в информационный фильтр. Теперь его задача – отобрать новости, способные «поработать» на инвестиционные цели клиента, интерпретировать их и сделать конкретное инвестиционное предложение.

Все эти глобальные изменения естественным образом меняют подход к relationship management: теперь это не только помощь в решении комплексных задач клиента, но и формирование доверительных отношений. Первая задача решается с помощью новых эффективных инструментов финансового планирования, которые увязывают в себе систематизацию и учет основных направлений private banking и wealth management. На основе анализа баланса активов и пассивов, расходной и доходной частей бюджета формируется долгосрочный инвестиционный план с учетом всех юридических и налоговых последствий.

Профессиональные компетенции личного банкира являются неотъемлемой частью формирования доверительных отношений с клиентом. Однако доверие – это не только «полный набор профессиональных компетенций». Степень доверия зависит от свойств характера: честности, порядочности, справедливости. Важнейшей чертой характера личного банкира private banking является цельность. У Стивена Кови («7 навыков высокоэффективных людей») есть хорошее определение этого качества: «Цельность шире понятия честности. Быть честным – это значит говорить правду, обеспечивать соответствие своих слов реальности. Быть цельным – это обеспечивать соответствие реальности своим словам, то есть выполнять обещания и оправдывать ожидания». Таким образом, цельность является ключом к доверию клиентов и формированию долгосрочных отношений.

Шаткое равновесие

Теперь через призму глобальных изменений в индустрии private banking попытаемся рассмотреть текущую ситуацию в мировой и российской экономике и банковской сфере и предложить некоторые рекомендации применительно к возможному выбору стратегий в настоящем периоде. Мировая экономика преодолела сложный кризисный этап, но для полного выздоровления необходимы серьезные структурные изменения. Это потребует времени, в течение которого и банкирам, и их клиентам следует быть предельно внимательными. С одной стороны, мы не видим существенного ухудшения, с другой – нет и заметного улучшения. В последние несколько месяцев происходит некоторое оживление в странах развитого мира, прежде всего в США. Отчасти это связано с эффектом от продолжения программ стимулирования рынков. Мировая история еще не знала финансовых интервенций подобных масштабов. Примерно в том же ключе действует Европейский ЦБ, хотя масштабы его интервенций ниже. С одной стороны, это поддерживает мировую экономику на плаву, с другой – создает значительные риски в более долгосрочной перспективе.

В России выраженная тенденция снижения темпов экономического роста позволяет прогнозировать, что и в 2014 году фактический рост ВВП окажется слабым (менее 2,5%). Экономические реформы не имеют внятной цели, часто разнонаправленны и не всегда понятны рынку. Например, политика снижения налоговой нагрузки с последующим увеличением социальных отчислений, рост расходов на оборону и, наконец, пенсионная реформа – четвертая за последние десятилетия. Непоследовательность в принятии государственных решений заставляет клиентов осторожничать при выборе инструментов инвестирования и сокращать инвестиционные горизонты. Учитывая неопределенный инвестиционный фон, банкиры и сами вынуждены рекомендовать клиентам не предпринимать активных, особенно рискованных инвестиционных действий. Наиболее безопасными сегодня выглядят продукты, гарантирующие защиту инвестированного капитала. Линейка таких инструментов довольно широкая: классические депозиты, облигационные стратегии доверительного управления, структурные продукты с широким выбором базовых активов и вариантов определения доходности. При этом в текущей ситуации валютные инструменты выглядят предпочтительнее рублевых, в особенности в долгосрочном периоде.

Вместе с тем некоторые готовящиеся государственные инициативы могут изменить сущест­вующее положение дел: возможное улучшение внешнего и внутреннего спроса (в первую очередь за счет инвестиционных расходов госсектора), переориентация экспортных потоков с Европы на Азию, поддержание относительно низких темпов инфляции и заморозка тарифов некоторых госмонополий. Вдохновляют также улучшение выплат дивидендов корпорациями и поддержка процентных ставок Центробанком для облегчения кредитования предприятий. Для России особенно важной будет ситуация в Европе и Китае. Восстановление в 2014 году экономического роста в Европе, а также определенность с дальнейшим стимулированием экономики в Китае станут драйверами роста в отдельных отраслях российской экономики и фондового рынка в целом.

В этой связи для инвесторов, более склонных к риску, рассчитывающих на позитивное развитие ситуации, рекомендуем рассмотреть такие инструменты, как структурные продукты с час­тичной защитой капитала и базовыми активами из российских фондовых индексов и акций. Альтернативным вариантом может быть передача средств в управление портфелем, составленным из акций и облигаций, что является довольно сбалансированным и гибким решением в текущей ситуации, с учетом повышенной волатильности большинства активов.

То, что меняет все

В банковской сфере продолжают накапливаться риски, связанные в первую очередь с активными темпами роста потребительского кредитования (за последние два года в среднем на 50% в год) на фоне замедления экономики. Сегодня без учета автокредитов и ипотеки объем таких «необеспеченных» кредитов в системе составляет уже более 5,6 трлн рублей.

ЦБ РФ активно пытается ограничить этот рост: так, с 1 июля 2013 года банки должны раскрывать информацию по кредитам, выданным со ставкой выше 25% годовых, а кредиты со ставками выше 35% годовых – учитывать с повышенным коэффициентом расчета достаточности капитала. Отсюда и желание ЦБ отбить потребность в «дорогом» фондировании, в первую очередь за счет розничных вкладов (ограничение максимальной ставки, новый механизм рефинансирования банков и т.д.), параллельно решая задачи удешевления кредитования и стимулирования роста инвестиций.

Однако при безусловном позитивном эффекте перечисленных мер, на мой взгляд, они будут иметь точечную, а не комплексную направленность. Главная причина пониженной деловой активности и сокращения инвестиций – это не «закредитованность» населения и не условия кредитования предприятий (тем более что на инвестиции направляется не более 10–15% кредитных средств), а тупиковость общей модели развития экономики. Именно это создает внутреннюю неуверенность как кредиторов, так и заемщиков в долгосрочных перспективах развития страны, радикально сокращая горизонты инвестирования. Без структурных реформ, снижения зависимости от сырьевых рынков, цивилизованного делового климата невозможно будет добиться доверия бизнесменов друг к другу, к регуляторным органам и к экономике в целом.

В банковской системе отдельным знаковым событием стали банкротство Мастер-Банка и последовавшее за ним банкротство еще нескольких банков. С учетом неопределенных заявлений ЦБ о том, что «он не один такой», перспективы сектора становятся туманными, что уже временно снизило ликвидность на межбанковском рынке, привело к росту ставок, сокращению и пересмотру лимитов между банками, в ряде из них заметен отток средств физических лиц. Все эти события также не укрепляют доверия к системе.

В книге одного из моих любимых авторов Стивена Кови-младшего «Скорость доверия: то, что меняет всё» говорится, что нет «экономики более прибыльной, чем экономика доверия». Он подтверждает это не только примерами из собственного опыта, но и иллюстрирует достижениями многих выдающихся представителей бизнеса и политики. Если применить умозаключения Кови к сектору private banking, можно выделить следующие неоднозначные тенденции:

  • Повышение привлекательности крупных, и в пер­вую очередь государственных, банков по сравнению с небольшими кредитными учреждениями и, как следствие, возможное перераспределение средств крупных вкладчиков.
  • Изменение валютной структуры портфелей, увеличение доли инструментов в иностранной валюте.
  • Снижение ставок по депозитам и, как следствие, повышение интереса к консервативным инвестиционным инструментам и усиление трансграничной продуктовой конкуренции (разница в ставках по валютным депозитам в крупных банках РФ и зарубежных банках сократилась).
  • Повышение значимости составляющей relationship management, роли личного банкира, его профессиональных компетенций, рекомендаций. 

Перспективы

Не стоит забывать, что замедление темпов экономического роста – не только риск, но и возможность для совершения краткосрочных и среднесрочных инвестиций. Все мы видели, как за последнее время сильно вырос индекс американских акций S&P 500. Однако по завершении мер стимулирования экономики на большинстве фондовых площадок, в том числе и в России, которая в ближайшей перспективе будет торговаться с оглядкой на мировые рынки, вероятна некоторая коррекция. Поэтому я бы в очередной раз порекомендовал владельцам крупных капиталов присмотреться к депозитам и прочим классическим банковским продуктам до появления более четких сигналов развития ситуации в крупнейших мировых экономиках.

В этом году мы не ожидаем традиционного предновогоднего роста рынка акций. Но поскольку вероятность его все-таки сохраняется, то для желающих получить высокую доходность за короткий срок небольшую часть активов (до 10%) возможно размещение в рисковые инструменты (акции, индексные ПИФы).

Атлас



14.01.2014

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз