Драйвовое время


В списке Forbes за прошедший год основатель, владелец и председатель совета директоров Страхового Дома ВСК Сергей Цикалюк занимает 138-ю строчку с состоянием 650 млн долларов. При этом он – лишенный и тени снобизма, но уверенный в себе человек и профессионал, не сомневающийся в перспективах своей компании и российской экономики. В этом убедился Владимир Волков, расспросивший одного из патриархов российского страхования об очередном кризисе в отрасли, амбициях ВСК, уроках армейского воспитания, личных инвестициях и новой волне «молодых олигархов», которых породит наше время.

21.09.2015





С непривычки добраться до штаб-квартиры ВСК, расположенной в живописном месте в Татаровской пойме в излучине Москвы-реки, кажется непросто. Хотя от ближайших станций метро ходят корпоративные шаттлы, мы предпочитаем машину. Благо проблем с парковкой нам не обещают: на площадке перед трехэтажным зданием с полукруглым стеклянным фасадом под фирменным сине-голубым логотипом ВСК устроена обширная автостоянка на три сотни мест, так что припарковаться действительно нетрудно. Мы приезжаем заранее, чтобы выбрать ракурсы для предстоящей фотосъемки, останавливаясь на просторной рекреа­ции на последнем, «директорском» этаже, откуда открываются панорамные виды на утопающий в зелени гребной канал.

Здесь же, как выясняется, два раза в день проходят 15-минутные занятия производственной гимнастикой для сотрудников центрального офиса ВСК. Эту традицию несколько лет назад завел сам Цикалюк, последовательно продвигающий идею здорового образа жизни в своей компании. Коллектив штаб-квартиры ВСК участвует во всех соревнованиях, проводимых в отрасли, а на корпоративных выездах на природу сдает нормы ГТО. Делает это и сам Цикалюк, с некоторых пор серьезно увлекшийся спортом, благодаря которому смог сбросить два десятка лишних килограммов. О чем свидетельствует его подтянутая фигура, на которой прекрасно смотрится гардероб в стиле business casual.

Владелец ВСК является точно в назначенное время, представляясь без лишних церемоний, буквально: Сергей Цикалюк. После чего в течение получаса позирует, терпеливо следуя просьбам фотографа, попутно интересуясь, выпили ли мы кофе и долго ли работаем в своем издании. После этого с заметным удовольствием показывает через окно на четырех­этажное здание нового учебного центра ВСК.

Просторная приемная кабинета, куда мы направляемся, украшена фотографическими видами Владивостока (этот город Цикалюк любит и часто в нем бывает) и множеством дипломов в честь достижений его компании. На одном из них владелец ВСК заостряет внимание особо: бумага свидетельствует о том, что страховщик оказывает помощь благотворительному фонду поддержки детей с нарушениями зрения  в течение уже 20 лет. Наконец мы оказываемся за круглым столом из наборного дерева и можем приступить к разговору. Он начинается с вечной темы – об очередном кризисе в российской страховой отрасли. Но выясняется, что руководитель ВСК не склонен ни к пессимизму, ни тем более к алармизму.

Активные разговоры о новом кризисе в российском страховании идут с 2013 года. Рост убытков компаний в секторе моторного страхования, где государство не соглашалось на повышение тарифов более десяти лет, совпал с общим ухудшением экономической ситуации. Тогда же отрасль получила нового мегарегулятора в лице ЦБ, который занялся массовым отзывом лицензий у страховых компаний. Как выглядит ваша оценка состояния дел в отрасли?

Начну отвечать на этот вопрос с того, с чего начинаю отвечать на него все 23 года, что существует наша компания. Все это время я всегда подчеркиваю, что российский страховой рынок все еще относится к категории развивающихся, при этом он невероятно перспективный. Вклад страхования в ВВП сегодня составляет менее 2%, тогда как в некоторых развитых странах этот показатель может достигать 15%. Попытки изменить подобное положение были не раз. За все эти годы принималось три или четыре концепции развития страховой отрасли. К сожалению, они так почти и не повлияли на развитие нашего сектора.

Вы согласны с критикой в адрес ЦБ, которого обвиняют чуть ли не в «отстреле» страховщиков?

На мой взгляд, на рынке работает высококомпетентный и требовательный регулятор, который задает и четко доводит правила игры до страховщиков, осуществляя серьезную работу по санации рынка. С одной стороны, из игры выбывают недееспособные компании, откровенные мошенники и временщики. С другой стороны, получают поддержку игроки, действительно попавшие в трудную ситуацию по объективным причинам. Все знают требования, которым любой страховщик должен удовлетворять, – они четкие и прозрачные. Если ты им соответствуешь, то абсолютно спокойно работаешь, к тебе нет претензий. Так что никакого «отстрела» или «чистки» нашего страхового рынка не происходит. Просто идет его приведение к требованиям, которым он должен соответствовать.

Тем не менее аналогии с действиями ЦБ в банковском секторе напрашиваются.

Чем банки все это время отличались от страховщиков? Первые массово выдавали высокорисковые кредиты; а вторые, наоборот, аккумулировали резервы, размещая их в российских ценных бумагах, в том числе в гособлигациях. Так что ни одна крупная страховая компания в этот кризис не понесла таких потерь, как многие банки. Финансовое положение ВСК, наоборот, улучшилось. Наша чистая прибыль в I полугодии год к году увеличилась на 33% и составила 1,4 миллиарда рублей, а размер собранной страховой премии вырос на 16% до 22,5 миллиарда. Другие крупнейшие страховщики тоже демонстрируют рост.

С чем это связано?

Прежде всего с концентрацией рынка. В том числе потому, что в последнее время ряд крупных, в первую очередь западных, игроков ушли из регионов или вообще из страны. Например, Россию покинула компания Zurich. Другие, как Allianz, полностью свернули розничный бизнес в стране. Конечно, повлиял и отзыв лицензий у компаний, не соответствовавших требованиям регулятора к финансовой устойчивости и платежеспособности. В том числе у таких заметных игроков, как «Россия» и «Компаньон». Некоторые страховщики начали сдерживать свое развитие – в первую очередь в регионах.

Есть ли шанс пережить этот кризис у небольших региональных компаний? Как и в случае с банками, ЦБ нередко упрекают в намеренном стремлении укрупнить рынок, убрав мелких игроков.

Я всегда говорил, что региональные страховщики должны присутствовать на рынке; не надо как-то специально или злонамеренно лишать бизнеса небольшую компанию, если она не нарушает правил и соответствует всем предъявляемым требованиям. Другое дело, что в кризисных ситуациях небольшие игроки, работающие в одном или двух субъектах, более уязвимы по сравнению с федеральными страховщиками. Масштаб и региональная диверсификация позволяют крупным игрокам лучше управлять рисками. В этом смысле небольшие региональные страховщики действительно менее устойчивы.
Но с компаниями, которые имеют достаточно понятную стратегию, которые пришли на рынок не на один год, не происходит ничего страшного. Они продолжают развиваться, преодолевая текущие сложности.

В этом смысле ВСК владеет уникальным опытом: вы «собрали», кажется, все кризисы в новой России, которые можно только упомнить. Поделитесь ощущениями?

Действительно, мы прошли и 1998-й, и 2008-й. И когда очередной, нынешний кризис только начинался, я, как председатель совета директоров, акционер, поставил на обсуждение исполнительного органа компании основные вопросы: в чем наши главные сложности; в чем наши преимущества; что этот кризис может нам дать? После того как мы на них ответили, стало очевидно, что все это мы уже проходили – и в 1998-м, и в 2008-м. Из этого следует простой вывод: нужно относиться к кризису спокойно, профессионально; стараться выполнять свои обязательства и преодолевать его вместе с рынком.

Все же вам пришлось адаптироваться к новым условиям. В чем состоит антикризисный план ВСК?

Здесь ничего нового не скажу. Это общие правила для всего рынка: снижение издержек, повышение эффективности – все. За последние три года численность сотрудников ВСК сократилась с 7 до 5,5 тысячи человек, при этом объем бизнеса вырос. Накопленный опыт позволил нам оперативно перестроить систему управления, переориентировать каналы продаж, актуализировать продуктовую линейку, разработать новые программы лояльности. Мы усилили аналитику трендов, активизировали исследования новых ниш и возможностей рынка, одновременно уделяя больше внимания управлению отношениями с клиентами. Безусловно, делаем ставку и на развитие интернет-продаж – одни из первых запустили е-ОСАГО. Все это говорит о том, что кризис помог нам работать более эффективно.
В общем, какие шаги надо предпринимать, всем понятно. Другое дело, что их можно делать, и тогда твоя эффективность растет, а можно не делать – тогда сами понимаете. Кризис – время возможностей. Считаю, что для многих людей, особенно для молодежи, сегодня драйвовое время. У меня нет сомнений в том, что скоро у нас появятся новые, не побоюсь этого слова, «олигархи». Новые люди, которые смогут хорошо зарабатывать.

В каких областях?

Да в любых. Например, мы давно работаем с братьями Линниками – Виктором и Александром, – владельцами компании «Мираторг». Несколько лет назад я был в их «мясной столице» в Белгородской области, то, что я там увидел, меня приятно удивило. Они строят свинофермы, птичники, выращивают крупный рогатый скот. В один момент даже привозили настоящих ковбоев из Техаса, которые делились своим опытом. Сами ездили учиться в Австралию, в Канаду. Сделать все это было трудно, и сейчас им тоже нелегко – кризис. Но основы бизнеса уже заложены, и это помогает им активно развиваться в нынешних условиях. Или в 2012 году мы отмечали 20-летний юбилей нашей компании. Происходило это за МКАД – в концертном зале Crocus. Когда Араз Агаларов только начинал его строить, я слышал много мнений о том, что в такую даль никто не поедет. А сегодня концерты там проходят с большим успехом.
Это два совершенно разных примера. В нынешний кризис тоже откроется множество возможностей. Только пользуйся.

Философия акционера

Коль скоро тема кризиса остается в нашем разговоре, продолжу ее в ином ключе. В начале нулевых многие основатели и крупные акционеры российских компаний начали массово отходить от оперативного управления своим бизнесом, уступая место наемным менеджерам. В 2008-м тенденция развернулась: они так же массово начали возвращаться. Вы остаетесь у руля ВСК со дня ее основания. Как, с вашей точки зрения, должна выстраиваться система управления корпорацией и какая роль принадлежит в ней владельцу?

Сегодня я полностью удовлетворен тем, что вся структура и механизмы управления компанией, прописанные в законе об акционерных обществах – совет директоров, в том числе независимые директора, правление, руководитель исполнительного органа, – у нас построены и работают. Главная же задача акционера состоит в том, чтобы все эти механизмы функционировали независимо от него.

Иными словами, вы против ручного управления?

Да, абсолютно против. И я не сомневаюсь, что настанет момент, когда и у нас в компании не все будут знать, а кто, собственно, является ее акционером. Это нормально. Более того, к этому надо стремиться.

Вы признавались, что для вас важен личный контакт, личные отношения с людьми, с которыми вы ведете дела. Но история пестрит примерами, когда отход от формальных принципов отношений в бизнесе ему вредит. В этом смысле где та черта, за которой личные отношения должны заканчиваться?

Личные отношения, в жизни или в бизнесе, можно выстроить только с ограниченным количеством людей. Принципиально важно другое. Вне зависимости от того, сколько людей у тебя работает, к каждому из них ты как владелец компании и руководитель должен относиться одинаково. Одинаково – значит уважительно и профессионально. Так же ставить задачи, так же с ними говорить.

Понятно, что в компании есть люди, с которыми я работаю по 10, 15, а то и по 20 лет. Например, недавно мы поздравили коллегу с юбилеем, вручили ему золотой знак. Он работает в ВСК с 1994 года, и, конечно, за это время у нас сложились личные отношения – мы знаем друг друга столько лет.

Но личные отношения – это вовсе не обязательно частое общение по телефону или ежедневные встречи в кабинете. Личные отношения в компании – это строить философию акционера. Пусть ты нечасто видишься или разговариваешь с человеком, но он должен быть с тобой, что называется, «на одной волне».
Например, я много лет назад ввел такую традицию: мы с нашими коллегами, директорами филиалов выезжаем в разные регионы. Там происходят и спортивные мероприятия, и обмен опытом. В позапрошлом году мы были в Астрахани; в прошлом – в Карелии, на Ладоге – прекрасные места. В этом году мы провели такую встречу на территории нашего дома приемов в Переделках. Собрались 110 человек. Все жили в палатках. Провели три прекрасных дня. У нас там были и деловые семинары, и спортивные соревнования, и сдача норм ГТО. Я считаю, что это тоже личное отношение. Отношение к личности.

Или ежегодно 11 февраля, в день рождения нашей компании, я даю прием в честь директоров филиалов – это традиция. И это тоже проявление личного отношения.

Вы чувствуете на него отклик? В чем он выражается?

Он выражается в том, что, как я уже сказал, наша прибыль в I полугодии выросла на треть. Самое главное – это настрой людей. Стабильность персонала, стабильность директорского корпуса, удовлетворенность сотрудников – вот через эти вещи я смотрю на личные отношения. Это и путь к достижению финансовых показателей, которые, разумеется, тоже важны.

Как бы то ни было, управлять компанией вечно тоже невозможно. Вы не задумывались над тем, чтобы начать готовить себе преемника? Хотя бы для того, чтобы меньше времени проводить в офисе, а, скажем, чаще ездить на любимую вами рыбалку?

Ни к чему такому я пока не готовлюсь и считаю, что готовиться не надо. Если у тебя есть интерес к жизни, интерес к работе – живи и работай. А на рыбалку можно ездить и так. Я, например, в этом году уже дважды слетал на Ямал – в феврале и июне. И это можно делать регулярно. Всегда два-три дня для этого можно найти. Эмоциональная разгрузка должна быть.

Кроме человеческих эмоций создание механизма преемственности – это прежде всего вопрос долгосрочной жизнеспособности бизнеса. Знаменитый глава GE Джек Уэлч говорил, что если компании приходится брать нового руководителя со стороны, то старый не справился со своей работой.

Я с этим согласен. Уже много лет у нас директора филиалов, за редким исключением, воспитываются внутри компании. Например, руководитель нашего Краснодарского отделения приехал из Костромы, Ростовского – из Южно-Сахалинска, Нижегородского – из Самары, Новосибирского – из Адыгеи, Кемеровского – из Кирова. Наш генеральный директор Олег Овсяницкий до этого возглавлял филиал в Краснодаре, после чего мы поставили его руководить подразделением «ВСК-Москва». Сейчас он прекрасно управляет нашим исполнительным органом, при этом еще достаточно молод – чуть больше 40 лет. Так что если кто-то в компании хочет быть директором и расти, он готовится к этому заранее. Для меня же важно, чтобы человек был профессионалом, верил в компанию, в наши принципы, относился с доверием к исполнительному органу, акционеру и мог работать на любом рынке.

И если завтра кто-то захочет такую систему у себя повторить, это может оказаться непросто. А в ВСК это уже философия.

Линия жизни

Видите ли вы в ВСК своих детей? Чем они занимаются?

У меня двое мальчишек. Младший – еще школьник, учится в старшем классе. Он уже лет десять увлечен биологией. Любит животных, которых у нас дома множество. Все ветеринарные клиники и зоомагазины Одинцовского района нас знают. Старший работает в ЛУКОЙЛе. Так что оба не связаны с ВСК. И я, честно говоря, пока их здесь не вижу.

Они чувствуют, понимают, что принадлежат семье очень состоятельного человека?

Думаю, что, конечно, чувствуют. Но отношение к деньгам у них абсолютно нормальное. Мы с супругой не имеем проблем в плане воспитания у детей уважительного отношения к окружающим, хотя говорят, что родители узнают обо всем последними. Но пока мы никакого дискомфорта здесь не ощущаем.

Вы сами чувствуете себя обеспеченным человеком?

Что такое обеспеченность? Когда развиваешь компанию с нуля, когда ты занимаешься ее капитализацией, наполнением уставного капитала, резервов, то это означает, что все твои деньги – здесь, в бизнесе. То есть ты постоянно находишься в зоне риска, ты каждый день живешь с компанией. Поэтому да, естественно, осознаю и понимаю, что я обеспеченный человек. Но все это в абсолютно здравых рамках. Никаких излишеств.

То есть в вашей жизни нет «лубочных» атрибутов миллионера – яхт, вилл и тому подобного?

Никогда над этим не задумывался. Ничего такого нет. Все зависит от воспитания и системы жизненных ценностей.

Насколько ваша служба в армии в этом смысле отразилась на вашем характере, привычках, мировоззрении?

Считаю, мне очень повезло. Я благодарен нашему времени. У нас были прекрасные учителя – и во время учебы в военном училище, и в академии, и во время службы в Генеральном штабе, куда я пришел в 1985 году. У нас там тогда еще служили фронтовики. До сих пор прекрасно помню генерала армии Махмута Ахметовича Гареева и адмирала флота Алексея Ивановича Сорокина. Оба прошли войну, их я считаю своими учителями и воспитателями. Вот этот пример мне помогал и помогает по сей день вести линию своей жизни. Линию отношения к клиентам, линию отношения к партнерам. И это, наверное, делает будущее – мое и компании, – которое я четко себе представляю.

Вы пользуетесь услугами private banking? Кто управляет вашими деньгами?

Моими деньгами управляет прежде всего исполнительный орган ВСК. Почти все мои средства вложены в компанию. Это естественно. Но услугами private banking я тоже пользуюсь.

Назовете кого-то конкретно? По каким критериям вы судите о банке?

При выборе частного банка я смотрю на его надежность. Потом – на насыщенность продуктовой линейки, на стиль работы. Из российских банков мне очень нравится МКБ. Я являюсь его клиентом и считаю, что Роман Авдеев и его команда – пример замечательно построенного бизнеса. Они достаточно правильно преодолевают кризис, и их клиенты даже сегодня не чувствуют каких-то опасностей. Я глубоко убежден, что у этого банка есть серьезное будущее.

Из крупных западных банков мне приятно работать с Credit Suisse. Там сильная российская команда. Хорошая продуктовая линейка. Хороший контакт. И здесь, и за рубежом – нет никаких проблем.

Потрясающие возможности

Как вы видите себя, свой бизнес в перспективе 5–10 лет?

Если мы говорим о компании, то у нас все показатели прописаны до 2019 года. Намечен рост и по сборам премии, и по прибыли. Я не сомневаюсь, что мы все это сделаем. Хотя, естественно, не все зависит только от нас. Важно, как будут развиваться экономика, государство и государственные институты.

Как, на ваш взгляд, они будут развиваться?

В июне на Петербургском экономическом форуме я был на сессии, которую проводил Герман Греф. Идет интерактивный опрос. Аудиторию просят проголосовать по одному из вопросов: нужны ли нам экономические реформы? Подавляющее большинство отвечает: да, нужны. Следующий вопрос: верите ли вы, что они произойдут? Ответ: нет, не верим. Это очень показательно.

Как на этот вопрос отвечаете вы?

Мой ответ: реформы, конечно, нужны, но важно смотреть на реальное состояние дел в экономике, а не спешить с выводами и впадать в преждевременный пессимизм. Если мы, компания ВСК, растем, наращиваем прибыль, то, наверное, кое-что в экономике все же меняется к лучшему. Такие изменения надо замечать и о них говорить. Не следует все огульно критиковать. Там же, в Петербурге, я присутствовал на других сессиях, и порой мне казалось, что многие оценки чересчур уж пессимистичны.

Почему вам так кажется?

Потому что в этом году я уже пару раз проехал от Владивостока и Хабаровска до Санкт-Петербурга и еще раз проеду – сейчас у меня будет командировка во Владивосток, Южно-Сахалинск и несколько других городов. Надо видеть, что там происходит.

И что вы там видите?

Я вижу изменения. В лучшую сторону. Например, я вспоминаю, как всего несколько лет назад в период подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке мы были у одного крупного чиновника. Он говорит: «Думаете, будет мост через бухту Золотой Рог? Да никогда не будет! Изыскания не проведены, ничего нет». И что мы видим сегодня? Все сделано и построено.

Или другой пример. Вы знаете, я люблю путешествовать по России. У нас есть прекрасные места. Ведь это великолепно – посмотреть Ленские столбы, или Якутию, Хакасию, или съездить на рыбалку на Ямал. Не говоря уже о Сахалине, Приморье, Камчатке и других регионах. Единственное, о чем я всегда сожалел, – это неразвитая инфраструктура. Но вот совсем недавно я был на той же Камчатке, и там уже построено большое количество частных гостиниц. В других регионах тоже началось движение.

Мы стараемся развивать отношения с регионами, выстраивать взаимодействие с местным бизнесом. Считаю, что сегодняшнее время дает многим регионам возможность серьезно подняться. Те из них, кто продемонстрирует правильные подходы, лояльность к бизнесу, добьются серьезных успехов. Например, как это в свое время произошло в Астрахани. Я вспоминаю: лет 16–18 назад там, в низовьях Волги, была единственная туристическая база – Орлан. Сейчас в дельте реки их тысячи. Тысячи! Сегодня здесь можно подобрать вариант любого уровня – от палатки до отеля 5 звезд.

Вообще, есть две категории людей. Одни не верят, что можно что-то сделать, и сидят сложа руки, а другие ничего не боятся и предпринимают шаги. Тех, кто что-то создает, всегда окружает множество противников и скептиков. Им тяжелее всего. Но, слава богу, такие у нас есть. Когда я езжу по регионам, самое большое удовлетворение для меня – встречаться с уникальными людьми, которые хотят жить в России, хотят ее развивать, строить здесь бизнес. И возможности у нас для этого потрясающие.



21.09.2015

Источник: SPEAR'S Russia #9(51)

Комментарии (2)

Deweytimet 25.06.2017 23:54

If you have a desire to learn how to earn from $ 500 per day and work only for yourself, then write to us at email: [email protected]

сергей 30.10.2016 10:47

Картинг. Хочу помочь детям!
Если вы понимаете, что вашей потребностью является благотворительная помощь, то обратите внимание на эту статью.
К вам обратились за помощью те, кто без вашего участия может лишиться увлекательного дела.
Многие дети, мальчишки и девчонки, мечтают стать пилотами на трассе.
Они ходят на занятия, где под руководством опытного тренера изучают приемы скоростного вождения.
Только постоянные упражнения позволяют правильно обгонять, выстраивать траекторию и выбирать скорость.
В основе победы на трассе лежит хорошая квалификация. И, конечно, профессиональный карт.
Дети, которые занимаются в кружках, полностью зависят от взрослых, потому что отсутствие денег и сломанные запчасти не позволяют участвовать в соревнованиях.
Сколько удовольствия и новых ощущений испытывают ребята, когда они попадают за руль и начинают управлять машиной.
Может быть, именно в таком кружке растут не только чемпионы России, но даже будущие чемпионы мира в этом виде спорта?!
Вы можете помочь детской секции картинга, которая находится в городе Сызрань. У них в настоящее время просто бедственное положение. Все держится на энтузиазме руководителя: Краснова Сергея.
Прочитайте моё письмо и посмотрите фотографии. Обратите внимание на то, с каким увлечением работают мои воспитанники.
Они любят этот развивающий вид спорта и очень хотят продолжать обучение.
«Уважаемые граждане! Обращаюсь к вам с просьбой помочь выжить секции картинга в городе Сызрани.
Раньше в городе было ДВЕ станции юных техников, и в каждой была секция картинга. Картинг был ещё и во Дворце пионеров. Сейчас в городе нет ни одной стации, и кружок во Дворце пионеров тоже уничтожили. Закрыли - не поворачивается сказать, просто уничтожили!
Мы боролись, писали письма, везде ответ у них один. Лет пять тому назад я ездил к губернатору Самарской области на прием. Он не принял, а приняла меня заместитель.
Вот после этого нам дали помещение, где мы сейчас и базируемся. У нас очень много детей хотят заниматься картингом, но очень плохая материальная часть не позволяет набирать детей.
Последние двое соревнований пропустили из-за отсутствия денег.
Да и большая часть картингов требует ремонта. Вот в таком положении находится наш кружок.
Мы обращались и к мэру города Сызрань за помощью. Второй год ждем помощи. Решили обратиться через интернет, может, кто согласится стать
нашим меценатом. Может, кто-то просто окажет материальную помощь.
Мир не без добрых людей.
Связаться со мной можно через соцсети.или пишите на почту [email protected] Сбор средств можно произвести на
Яндекс 410013054375238
qiwi +79397086879
Сбербанк карта 4276540016094496 Если у кого проблема с переводом. Деньги можно выслать на почте посылкой или отправить в коробке грузовой компанией. Деловые линии. Пек.446012 Самарская обл г. Сызрань
ул Новосибирская 47 Краснов Сергей. Паспортные данные там есть Можно купить технику КАРТИНГИ и отправить по этому адресу ГРУЗОВОЙ КОМПАНИЕЙ.
Мы не сидим. В это тяжелое время не закрываем секцию, не бросаем детей, трудно, но работаем.Делайте добро.Добро к вам вернется. С уважением Сергей.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз