Дом, который построил султан


Оманская королевская опера привлекла лучших классических музыкантов и подогрела туризм в стране Персидского залива, которая хочет отличаться от соседей, обнаружила Эми Гаттман.

14.05.2015





Несмотря на формальную атмосферу роскошной Королевской оперы в Маскате, гламурные девушки примерно 20 лет не могут сдержать восторга на протяжении всего выступления Сабера аль-Ребаи. В свои 47 панарабская поп-звезда в два раза старше большинства из них, но преданные поклонницы подпевают, прерываясь только на селфи.

Такая картина стала обычной для Маската с тех пор, как султан Омана открыл первый в заливе оперный театр в 2011 году. Величественный зал каждый вечер как минимум на 80% заполнен, если не выкуплен целиком, а выступления включают оперу и мировую музыку. Национальная гордость настолько сильна, что государственная авиакомпания Омана на борту демонстрирует записи из оперы. Местные жители самых разных слоев общества регулярно ее посещают, и многие роскошные отели Маската заполнены обеспеченными туристами, приехавшими ради оперы помимо незаслуженно недооцененной городской жизни.

Любовь к музыке и искусству султана Кабуса меняет характер Омана и его жителей с помощью проектов вроде оперного театра. На протяжении десятилетий у него был свой оркестр, и теперь оманцы, например двадцатилетний Ватин, разделяют его страсть: «Каждый сезон я хожу туда, наверное, четыре раза в месяц. Больше всего я люблю балет. Мы так рады – это первое место, где можно посмотреть и балет, и оперу. До этого мы могли только послушать их, но не увидеть. Это прекрасно».

В Chedi, один из маскатских пятизвездочных оте­лей, где я остановилась, Карин Райх с мужем приехали из Швейцарии, чтобы поплавать в 100-метровом бассейне и сходить на экскурсию в оперный театр. «Мы читали о нем и видели фотографии чего-то похожего на арабский дворец, – говорит она. – Мы хотели увидеть его и сами прочувствовать это место. Оно очень особенное».

Действительно арабский дворец. На еженедельных экскурсиях посетителей проводят через широкую площадь, где эффектная подсветка выделяет высокие арки, сделанные под форт Накхал в Омане. На представления дресс-код строго вечерний, и там есть стойки с прокатными мужскими пиджаками и великолепными абайя, украшенными золотой вышивкой. Если бы я не оставила водительские права в залог, то могла бы забыть ее отдать.

Великая аллюзия

Кристина Шеппельманн, директор Королевского оперного театра, провела для меня экскурсию. «Он грандиозный, но гармоничный, и это отличает его от оперных театров во многих других странах, – рассказывает мне она. – Он сохраняет стиль, присущий этой стране. Из всех государств залива, при всем уважении к ним, лишь Оман действительно сохранил свою индивидуальность и особенности».

Пласидо Доминго, Андреа Бочелли, Йо-Йо Ма и множество других знаменитостей (и не только западных) выступали здесь. Запланированы опера Пуччини и концерт местной музыки в честь оманского женского дня – расписание очень разнообразно. «Это не для того, чтобы познакомиться с западной культурой, – объясняет Шеппельманн. – У нас бывает и арабская музыка, и джаз, и рок, и опера, и симфоническая музыка… У нас выступают все, только если музыка качественная».

Также акцент делается на доступности. Стоимость билетов начинается примерно от 11 евро, не совсем с той цены, что ожидаешь заплатить за первоклассный концерт в здании, больше напоминающем вариации Версаля, нежели доб­ротный Ковент-Гарден.

Оман всегда отличался от своих соседей. Для начала это старейшее независимое государство в арабском мире. Оно было центром торговцев со всего света на протяжении веков. Часто там проводились секретные переговоры глав государств воюющих наций. Пожалуй, самым заметным отличием стал относительно недооцененный пейзаж Омана, если не считать оперного театра и 150-метровой яхты султана (не забывайте, мы все-таки в заливе).

В Маскате нет небоскребов, и это продуманный элемент плана султана по стратегическому развитию. Он сфокусировался на сохранении и развитии оманской культуры. Что важнее, султан надеется создать стабильную экономику без привязки в будущем к сокращению нефтяных и газовых резервов. Также он старается выполнить обещания, данные после протестов во время оманского проявления «арабской весны». Протестующие во время небольших разрозненных демонстраций потребовали более крупных зарплат и пособий, лучшего образования и смены политического курса, а вовсе не радикальной революции.

Султан, в отличие от других арабских правителей, ответил совместной работой, провел ключевые реформы и с новой силой простимулировал долгосрочный рост занятости населения. В планах есть строительство государственной железной дороги, которая дойдет до границ Омана с Эмиратами, Кувейтом и Йеменом, а также создание 70 тыс. рабочих мест. Два порта так загружены международной торговлей (исторически сложившимся занятием Омана), что планируется построить третий.

Если там и есть строительный бум, то он скорее культурный, чем финансовый: будут построены просторная публичная библиотека и центры исполнительских искусств.

Свободная торговля

Прямо напротив набережной туристы и оманцы ждут заката, когда воздух охладится, чтобы купить красочные традиционные одежды, серебряные кинжалы и другие вещи на двухсотлетнем базаре Сук Матрах. Благовония и ароматные арабские духи струятся по темным, узким аллеям, где торговцы останавливались на Ладанном пути тысячи лет назад.

Торговцы, например Тарек, по-прежнему продают ладан. Его магазину уже 19 лет, в течение которых базар, по его словам, изменился, прибавилось магазинов и туристов. «Альхамдулиллах (“спасибо Господу”), тут лучше, чем раньше».

Все благодаря тому, что правительство установило кондиционеры, починило крышу и обеспечило долгосрочную поддержку. В отличие от Бахрейна, где базары не выдерживают конкуренции с гипермаркетами, или Дубая, где правительство снесло базар, чтобы расчистить место для очередного торгового центра, в Омане планируют расширить крупнейшую торговую точку.

На расстоянии небольшой прогулки от базара вы можете встретить Муртадха аль-Лавати, директора Музея современного искусства. 44-летний художник гордится своей страной и оманской традицией сочетать старое и новое: «Культура передается в Омане из поколения в поколение, и замечательно, как люди смешивают современную жизнь со старыми обычаями». Аль-Лавати олицетворяет эту концепцию и носит биркенштоки со своим дишдашем. «Мы нашли гармонию, – говорит он. – Гуляя по Каиру, вы вряд ли увидите кого-нибудь в национальных одеждах. Там нет индивидуальности».

Тем не менее не все сочетают новое со старым. Совет шуры Омана в прошлом году посоветовал запретить в стране алкоголь, в том числе и в оте­лях. Предложение, которое всерьез ударит по туристическому сектору Омана, еще должно получить одобрение правительства, после чего финальное разрешение от султана. В этом и состоит хрупкая гармония.

Европейский экспат из Маската, не захотевший раскрыть своего имени, говорил о попытках исламизации страны: «У султана тяжелая работа. Не знаю, как у него это получается, но у него есть поддержка народа. Они любят его. Он олицетворяет страну».

Когда он пришел к власти в 1970 году, в Омане мало что было, кроме разве что единственной дороги. Султан создал современную инфраструктуру, не пожертвовав старинными фортами, дозорными башнями и другим историческим наследием Омана, включая традиционное рыболовное дело. Исторические картины морской жизни хранятся в музее Галияс. Всенародное обожание султана берет начало в его основательном подходе к развитию, утверждает аль-Лавати: «Строительный бум у нас другой. Менталитет оманцев привязан к культуре, поэтому вы видите дома, торговые центры и моллы, построенные в рамках исламской архитектуры и их культурного наследия».

Аль-Лавати проводит меня через комнаты, каждая из которых визуально представляет развитие нации. Ультрасовременная арт-галерея по соседству целиком выкрашена в белый. На картинах сочетается классическая арабская каллиграфия с базовыми цветами и абстрактными формами. Противопоставление современного и традиционного, по словам аль-Лавати, определяет нынешнюю оманскую культуру, так тщательно взращенную султаном.

«Его величество обещал народу, что построит страну, сохранив культуру, и у него получилось, – говорит он. – Культура – наша особенность. Оманцы никогда ничего не копируют. Даже когда мы покупаем швейцарские часы, мы стараемся присоединить серебряную деталь и переделать их на оманский манер».
И если фантастическая опера в Маскате – пример для подражания, то подражать будут, скорее всего, соседи Омана.



14.05.2015

Источник: SPEAR'S Russia #4(47)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз