Дети и технологии


О суррогатном материнстве, правах ребенка вообще и вопросах наследства в частности рассказывает Ася Андреева, юрист практики по оказанию услуг частным клиентам, PwC Legal.

08.04.2020





Развитие современной науки и технологий неизбежно ведет к пробелам в праве – появляются новые области отношений, которые требуют регламентации. Пример – отношения, которые возникают при применении ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий). Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ («Закон об основах охраны здоровья граждан») относит к ним методы лечения бесплодия, когда зачатие и раннее развитие эмбрионов (все этапы или частично) происходят вне материнского организма, в том числе с использованием суррогатного материнства. Инструменты регулирования правоотношений недостаточно проработаны. Тем не менее у граждан существует потребность защищать свои права и права своих детей в суде, а суды должны формировать практику по вопросам, не урегулированным законодательно.

Суррогатное материнство: пробелы в правовом регулировании

Больше всего споров в связи с использованием ВРТ в российских судах касается суррогатного материнства. Закон об основах охраны здоровья граждан определяет суррогатное материнство как вынашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которой вынашивание и рождение ребенка невозможны по медицинским показаниям. Заключение договора между одиноким мужчиной и суррогатной матерью законом не предусмотрено.

Семейный кодекс Российской Федерации устанавливает, что лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (ч. 4 ст. 51). Дополнительно, Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 № 143-ФЗ уточняет требование к такому согласию: оно должно подтверждаться документом, который выдает медицинская организация и подтверждает факт получения такого согласия.

Договор между суррогатной матерью и потенциальными родителями (права родителей такие лица приобретут после соответствующей записи в органах записи актов гражданского состояния) может по своей природе напоминать договор возмездного оказания услуг. Он содержит условия о вынашивании и рождении ребенка, но не о согласии, о котором говорит Семейный кодекс.

В силу такого регулирования могут возникать споры между потенциальными (генетическими) родителями ребенка и суррогатной матерью. Рассмотрим несколько примеров.

Ситуация 1. Определение Конституционного суда РФ от 15.05.2012 № 880-О. Между супругами Ч., генетическими родителями, и гражданкой Р. был заключен договор об оказании услуг суррогатного материнства. 19 февраля 2010 года беременность Р. была подтверждена клинически. 15 июня 2010 года она забрала из клиники свое заявление на участие в программе суррогатного материнства, оставив расписку в его получении, 4 ноября 2010 года родила ребенка, а 14 декабря 2010 года по ее заявлению органами записи актов гражданского состояния была произведена запись о рождении ребенка, матерью которого записана Р., а отцом – ее бывший супруг с его согласия. Генетические родители обратились в Конституционный суд. Их требованием было признать противоречащими Конституции положения Семейного кодекса, которые допускают регистрацию генетических родителей в качестве родителей ребенка, появившегося на свет с помощью суррогатной матери, исключительно при наличии ее согласия на такую запись. Конституционный суд требование к рассмотрению не принял. При этом нужно отметить, что двое судей Конституционного суда приобщили к решению особые мнения. Оба судьи выразили сомнение в том, что установленное регулирование вопроса является единственно правильным, и признали, что необходимо учитывать права и интересы генетических родителей, а также ребенка при разрешении подобных споров.

Со временем практика заключения договоров о суррогатном материнстве стала более распространенной. Количество детей, рожденных суррогатными матерями, ежегодно увеличивается. В связи с этим выросло и количество споров между генетическими родителями и суррогатными матерями. Зачастую такие споры возникали, поскольку суррогатные матери связывали свое согласие на запись генетических родителей ребенка в качестве родителей с выплатой дополнительного вознаграждения.

Ситуация 2. Супруги обратились в клинику и заключили с С. договор об оказании услуг суррогатного материнства. По договору биологические родители должны были выплатить С. вознаграждение в определенном размере. Суррогатная мать потребовала дополнительной выплаты в связи с тем, что в результате выносила двойню. Супруги отказались, С. вышла из программы суррогатного материнства, не дала согласия на запись супругов в качестве родителей, и забрала детей. Перед родами С. развелась с мужем, а потом как одинокая многодетная мать – после рождения двойни у нее стало четверо детей – получила соответствующие льготы. Супруги обратились в суд, доказали, что являются биологическими родителями детей. Суд признал супругов родителями и обязал в метриках близнецов изменить строки «мать» и «отец», в них были вписаны данные биологических родителей.

Однако суррогатная мать отказалась передавать детей. Супруги обратились в суд с иском об обязании С. передать им их детей. Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил их требования, а апелляционная инстанция утвердила это решение. Описанные выше решения были приняты позднее и в исполнение постановления пленума Верховного суда РФ от 16.05.2017 № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей». Верховный суд разъяснил, что отказ суррогатной матери не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании прав генетических родителей. Также Верховный суд обязал суды при рассмотрении подобных дел учитывать, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, и принимать во внимание все обстоятельства дела, в том числе причины, по которым суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей, а также заключался ли договор о суррогатном материнстве. Суд специально указал на то, что в подобных ситуациях основная цель разбирательства – разрешить спор в интересах ребенка в соответствии с Конституцией и Конвенцией о правах ребенка. Как отмечалось выше, в договоре с суррогатной матерью нельзя обязать ее дать согласие на запись генетических родителей в качестве родителей ребенка. Такое регулирование противоречит основам законодательства РФ. Однако снизить риск возникновения подобных споров в теории было бы возможно, если бы соглашение заключалось между родителями, суррогатной матерью и медицинским учреждением – предусматривало дополнительные механизмы взаимодействия между всеми тремя сторонами и, возможно, меры ответственности. Важно отметить, что при рассмотрении споров суды принимают во внимание: есть ли намерение у генетического родителя стать родителем, и, во избежание злоупотреблений, в частности, напрямую исключают возможность возникновения родительских прав доноров при использовании донорского материала в рамках применения ВРТ (п. 32 постановления пленума). Учитывая все это, внесение изменений в законодательство в части регулирования суррогатного материнства необходимо для защиты интересов детей в подобных спорах.

ВРТ и наследование

Важный вопрос – проблема наследования детьми, рожденными с помощью ВРТ. По общему правилу, которое устанавливает Гражданский кодекс, наследниками в первую очередь признаются родители, дети и супруг наследодателя. В случаях, когда потенциальный наследник – ребенок, родившийся с использованием ВРТ, появляется на свет после выдачи свидетельства о праве на наследство и прекращения наследственного дела, может возникнуть проблема: как перераспределить имущество. Согласно Гражданскому кодексу, наследниками могут признаваться дети, зачатые при жизни и рожденные после смерти наследодателя. Российское законодательство не регулирует вопросы наследования в случае с применением ВРТ. Семейный кодекс говорит о том, что супруг матери ребенка признается его отцом в случае, если ребенок родился в течение трехсот дней с момента смерти супруга. В связи с этим на практике возникает множество вопросов. Признается ли наследником ребенок, родившийся с использованием ЭКО, позднее, чем через 300 дней после смерти генетического отца (то есть зачатый с использованием ВРТ после смерти отца-наследодателя)? Можно ли считать такого ребенка «зачатым при жизни»? Российское право не дает ответа на этот вопрос.

Международный контекст

В целом, в разных странах отношение к вопросу ВРТ и правовых аспектов их использования неоднозначно. В некоторых случаях ВРТ вообще запрещены. Есть и примеры, в которых споры, связанные с применением ВРТ, рассматривались. Например, в некоторых штатах США права детей, рожденных после смерти родителей, признаются. Ниже рассмотрен один из частных случаев.

Ситуация 3. In re Martin B. Surrogate’s Court of New York County 841 N.Y.S.2d 207 (2008). Гражданин США М. учредил несколько трастов в 1969 году. Бенефициарами трастов были назначены «потомки М.». Один из детей М. – Дж. умер в январе 2001 года, сам М. скончался в июле 2001 года. Супруга Дж. впоследствии с использованием биологического материала Дж., в соответствии с его пожеланиями и с использованием технологии ЭКО, родила двух сыновей, в 2004 и 2006 годах. Суд признал, что дети, несмотря на факт рождения спустя три и пять лет после смерти отца, являются его потомками, и «поскольку данный вопрос не решен на федеральном уровне, дети, рожденные с использованием ВРТ, с согласия их родителей, имеют такие же права, что и дети, рожденные естественным способом».

Отсутствие регулирования влечет за собой затяжные судебные разбирательства и имущественные споры. Рассматривая ситуацию комплексно, можно сделать вывод, что вопрос последствий применения ВРТ именно для детей требует проработки на законодательном уровне. Пока регулирование отсутствует, будущим родителям важно попытаться решить возможные проблемы всеми доступными правовыми способами. Для этого необходимо проанализировать семейную ситуацию и выбрать наиболее подходящие инструменты – возможно, не только российские, но и иностранные.



08.04.2020


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз