Деньги на треке


Gentlemen Sport Driving Resort – клуб-курорт для желающих поучаствовать в гоночных заездах на собственных коллекционных спорткарах, а затем, не ходя далеко, с роскошью отдохнуть в окружении семьи и единомышленников. При этом создатель клуба – фонд The Princes Gate Group обещает инвесторам фиксированный доход в 9% годовых. Автор идеи и президент PGG Паоло Фальдини рассказал Егору Лысенко об особенностях своего бизнеса.

18.05.2011





На первый взгляд ваш проект выглядит как смесь иррационального с рациональным. Насколько верно это суждение?

Я не готов согласиться с тем, что в нашем проекте есть иррациональная составляющая. На самом деле он абсолютно раци­онален. Дело в том, что этот проект строится по модели, которую до этого раньше никто и никогда не применял. И я могу представить, что в этом смысле кому-то он покажется в определенной степени иррациональным. Но подобное впечатление может быть вызвано лишь тем, что мы имеем дело с новшеством. Я бы сказал также, что мы работаем с инвестиционной стратегией, в которой присутствует определенная составляющая «инвестиции страсти» – наш проект нацелен на использование финансовых возможностей в области, связанной со специфическим увлечением, которое вызовет интерес только у отдельных представителей общества, особенной части финансовых инвесторов.

Так что эти вложения нельзя назвать ирраци­ональными. Я думаю, что иррациональными они были бы, если бы вы вкладывали деньги только на основании ощущения, что та или иная инвестиционная возможность может оказаться хорошей, однако при этом у вас не было бы никаких твердых подтверждений этого. Рациональность – это когда вы можете все досконально проанализировать, изучить, посмотреть цифры, чтобы убедиться, что ваши ощущения подтверждаются фактической статистикой, данными и реалистическими перспективами. И если это так, то ваш проект не является иррациональным.

Однако по-прежнему непонятно – и этот вопрос интересует меня больше всего, – как вы собираетесь зарабатывать на The Princes Gate Group? Ведь вы обещаете своим инвесторам доходность в 9% годовых.

В этой связи следует выделить два этапа реализации проекта. Первый – стадия разработки. Второй этап наступит, когда курорт полноценно заработает – в частности, будет построена вся инфраструктура. Предполагается, что совокупная доходность инвестиций фонда на десятилетнем отрезке составит порядка 19%. Мы достигнем ее за счет прироста стоимости активов, земли, которой владеем, лицензий и разрешений. Но главным образом, конечно, она сгенерируется за счет операционной прибыли от эксплуатации курортной инфраструктуры, которая учитывается в консолидированном бухгалтерском балансе курорта.

Но даже до начала этапа разработки проекта существует еще один важный фактор, который свидетельствует о наличии излишков финансовых средств, доступных в инвестиционном фонде. Речь идет о том, что проект реализуется специалистами в области инвестиций, такими как мы. А мы – инвестиционные управля­ющие, но никак не эксперты в области недвижимости и девелопмента. И тот факт, что управляющий запускает проект, подобный нашему, означает, что инвестор может получить дополнительную выгоду благодаря его 20-летнему опыту в области работы с активами и финансами и умению находить самые прибыльные возможности для вложения средств. По этой причине мы ожидаем, что на первом этапе разработки проекта мы способны без особых проблем заработать для инвесторов 9% годовых на вложенный капитал, не подвергая его риску. При этом мы можем предложить совокупную прибыль на инвестицию в размере 19%.

Как мы собираемся это сделать? Просто у нас есть контрагенты, с которыми мы можем входить в своп-сделки (сделки по обмену различными активами. – Прим. ред.), и в рамках этих сделок мы, по существу, предлагаем часть будущей прибыли от эксплуатации курорта, получая ее авансовым платежом в первые годы реализации нашего проекта. Иными словами, его участники должны были бы получать более низкий доход в первые годы и более высокий – в последующие. Однако мы обмениваемся частью этих денег для того, чтобы выровнять показатель доходности на протяжении всего времени осуществления плана, и обеспечиваем таким образом более высокую, чем можно было бы ожидать при использовании традиционной схемы, клиентскую выгоду в первые годы и чуть менее высокую – в последующий период. И это потому, что наш контрагент заранее структурирует инвестиции таким образом, чтобы обеспечить подобную схему платежей.

Все это из-за того, что то, что мы делаем, совершенно ново для рынка. В прошлом любой венчурный капитальный проект (ведь мы говорим о новом девелоперском проекте, который, по сути, очень близок к венчуру) создавался на базе другой схемы, предполагавшей, что инвестор прилагает некие усилия и вкладывает деньги по мере осуществления каждого нового этапа реализации.

Такой подход сегодня больше не приемлем. Мы требуем, чтобы доход на вложенный капитал выплачивался равномерно для защиты инвестора от различных непредсказуемых событий в будущем. Поэтому у нас в фонде есть излишек ликвидности, который дает нам простор для маневра и позволяет обеспечивать соответствующую доходность уже на самой ранней стадии проекта.

В чем же главное отличие вашего курорта от его аналогов?

На рынке сейчас нет ничего подобного тому, что предлагаем мы. Сегодня реализуется очень много проектов по строительству самых разнообразных курортов, в том числе связанных с автомобильной тематикой. Но среди них нет ничего похожего с точки зрения схемы их финансирования, поскольку большинство этих проектов реализуется либо самими любителями автомобилей, либо профессиональными девелоперами. Ни один из подобных проектов до сих пор еще не был реализован специалистами в области инвестиций.

Как вы оцениваете спрос на создаваемые вами инфраструктуру и сервис? Откуда вы черпали информацию на этапе начального планирования?

Спрос очень большой, даже несмотря на то, что в том районе, где мы планируем строительство, уже существует несколько курортов автомобильной тематики. Кроме того, есть очень высокий спрос на это местоположение, которое позволит любителям автораритетов и коллекционерам отлично провести время с семьей или в обществе людей своего круга и интересов.

Мы не знаем других примеров, когда возможности для подобного времяпрепровождения, обычно предлагаемые этой категории автолюбителей и коллекционеров, соседствовали бы с полноценной курортной инфраструктурой. У вас может быть прекрасный гоночный трек, но при этом не окажется хорошей гостиницы, хорошего ресторана, вы не найдете, где провести время после того, как закончили гонять на автомобиле. Так обстоят дела на большинстве действующих курортов. Мы собираемся это изменить и предлагаем своим гостям все необходимое – место, где все члены семьи автолюбителя или коллекционера, его друзья смогут отлично провести свободное время помимо занятий, непосредственно связанных с их страстью к автомобилям.

Любая инфраструктура напрямую диктуется этими планами. Все, что мы создали до сих пор, мы сделали лишь с тем, чтобы удовлетворить специфические требования и пожелания со стороны публики, на которую рассчитан курорт. Сюда следует отнести такие объекты инфраструктуры, как, скажем, Spa-центр, фитнес-центр или центр обучения вождению, центр физической подготовки и деловой центр, который будет представлять собой полноценный офисный комплекс, где менеджер или бизнесмен может получить собственный отдельный кабинет со всем необходимым для того, чтобы руководить своим бизнесом из-за границы во время отдыха. Любая инфраструктура, которую мы создаем, привязана к специфическим запросам нашей публики.

Вы планируете ограничить число членов вашего клуба, установив предел в 300 человек. Но сколько всего в Европе коллекционеров спортивных автомобилей?

Их по меньшей мере в 20 раз больше, если мы говорим о коллекционерах автомобилей, которые могут вкладывать свои деньги и посвящать время участию в таких проектах, как The Princes Gate Group. Статистика о количестве людей, участвующих в аукционах по продаже исторических коллекционных машин и тому подобных мероприятиях, действительно очень и очень впечатляет. Я думаю, что речь идет о нескольких тысячах коллекционеров и любителей раритетных автомобилей в Европе.

Разумеется, наша целевая аудитория представляет собой лишь небольшую часть этого сообщества, так как мы рассчитываем на людей, которые отвечали бы определенным требованиям. Речь идет о тех из них, кто имеет возможность (и получит удовольствие от ее осуществления) привезти свою коллекцию к нам, погонять на частном треке и приятно провести время с семьей или с такими же, как он, любителями на нашем курорте. Не многие коллекционеры в Европе согласятся держать свою коллекцию, скажем, за границей, чуть дальше, чем в гараже собственного дома или того места, где они проживают. Далеко не все из них в действительности имеют желание пользоваться своими автомобилями, потому что их коллекция представляет собой главным образом статическое собрание, которое экспонируется, как в музее, и они не хотят слишком много использовать свои машины. Так что, конечно, из всего этого довольно многочисленного сообщества любителей и собирателей раритетных машин в Европе только ограниченная часть относится к нашим потенциальным клиентам. Однако, полагаясь на наши собственные оценки, я считаю, что 300 человек – это, вероятно, менее 5% нашей целевой аудитории.

Когда вы сами увлеклись коллекционированием автомобилей?

Страсть к спортивным автомобилям у меня появилась, когда я был совсем еще маленьким мальчиком. Но свой первый коллекционный автомобиль я купил – это случилось в 1980-е, – работая валютным трейдером. Я отлично помню этот момент: мне удалось совершить очень удачную сделку в паре доллар/иена, и часть заработанных денег я вложил в свою первую коллекционную машину. С тех пор я не переставал смотреть в сторону этого рынка и при возможности делал новые приобретения. Так что моя страсть к собирательству автомобилей началась примерно 30 лет назад.

Ваши старые связи помогают вам привлекать новых инвесторов?

Да, конечно. Во-первых, коллекционеры и любители редких автомобилей – это очень тесное сообщество. Собиратели всегда плотно контактируют друг с другом. Я бы сказал, что дружеские связи, которые у меня появились за эти 25–30 лет, оказались для меня полезными прежде всего в том смысле, что помогли лучше понять потребности и пожелания этих людей, а впоследствии – разработать более совершенный бизнес-план. Во-вторых, среди моих знакомых много тех, кто сам заинтересован в участии в этом проекте или познакомил нас со своими друзьями, которым хотелось в нем поучаствовать. И в-третьих, надо помнить, что мы рассчитываем привлечь небольшое количество инвесторов на начальном этапе реализации проекта. Если вы посмотрите на наш бизнес-план, то увидите, что мы собираемся получить первый транш капитала уже в этом году. И здесь в числе инвесторов мы хотели бы видеть коллекционеров автомобилей или людей, хорошо разбирающихся в этом проекте и заинтересованных в том, чтобы присоединиться к нему на этом этапе.

Согласно прогнозам, второй транш капитала у нас будет ближе к концу этого года – в начале следующего. Это чисто финансовая инвестиция, которую мы собираемся получить от заинтересованных институциональных инвесторов, таких как пенсионные фонды, страховые компании и им подобные. Их не интересуют автомобили и коллекционирование, но все они сейчас с нетерпением ждут, когда смогут присоединиться к проекту, потому что знают: это очень хорошая инвестиция. Однако сейчас нам нужны люди, намеренные не только вложить деньги, но которым нравится и сама бизнес-идея и которые имеют собственное видение того, как все должно развиваться. Ведь мы уверены в том, что возможность обмена мнениями, «мозговой штурм» – ключевые условия успешности инвестиционного проекта.

Швейцарский мультисемейный офис Count of Custoza запустил фонд Classic Car Fund. Как вы оцениваете идею зарабатывать на коллективных инвестициях в коллекционные машины? Возможно, The Princes Gate Group готовит к запуску аналогичный фонд?

Я думаю, что Classic Car Fund – очень интересный проект. Инвестирование в коллекционные автомобили – отличная возможность приобретения «реальных» активов, которые будут сохранять свою стоимость с течением времени. Сегодня интерес инвесторов к покупке «реальных» активов растет. Не только к недвижимости, но и к драгоценным металлам в физическом виде и, конечно, к самого разного рода коллекционным объектам. Всевозможные классы предметов коллекционирования имеют разный уровень ликвидности, отличаются по способности «держать» свою стоимость. Так что инвестору всегда важно следить за соотношением риска ликвидности и доходности. Однако проект любопытен тем, что предложение таких предметов на рынке ограниченно, тогда как спрос на них со временем не только не снижается, но и растет.

У нас нет никаких контактов с Classic Car Fund, и сегодня мы не планируем запускать подобный фонд у себя. Но мы были бы не прочь наладить партнерские отношения с такими структурами, как Count of Custozа. Я знаю, что существует много похожих проектов, которыми управляют семейные офисы в Европе и США. И я думаю, здесь можно добиться очень хорошей синергии.



Егор Лысенко
18.05.2011

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (5)

Small
Егор Лысенко 19.05.2011 13:49

Всенепременно, Petr.

Petr 19.05.2011 12:45

Ну, что вы, господа! Идея еще только на старте, а вы уже поспешили ее обхаять. Давайте дождемся ее реализации - через 2-3 года можно будет говорить о том, получилось из этого что-то стоящее или нет. Надеюсь, PBWM будет следить за развитием событий и об этом напишет.

mg 19.05.2011 12:42

Да, то, как и за счет чего будет зарабатывать фонд, было затуманено какими-то общими фразами.

Vitaly Pron 18.05.2011 18:18

Красивая идея, Но ее автор чего-то не договаривает. Бизнес-план мне так и остался не ясен.

Anonymous 18.05.2011 16:54

Фальдини, конечно, замечательный (наверное) предприниматель, но чем бы он ни занимался, все его успехи окажутся в тени этой изысканной и хариматичной прически. Ну до чего ж грациозная челка у человека.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз