Что оставил после себя Березовский


В противоречивой структуре наследства олигарха разбирается Джон Гудчайлд.

08.08.2013





Борис Березовский был настолько ярким персонажем, что скандалы и слухи преследуют его и после смерти. Множество догадок вызвала не только причина смерти, но и имущество олигарха. Была ли часть активов в собственности траста? Превосходил ли их размер объем взятых обязательств? Правда ли, что в завещании миллиардер назначил пятерых исполнителей, но никто из них не захотел исполнять последнюю волю Березовского?

Возможно, со временем мы узнаем ответы на эти и другие вопросы. А пока что неопределенность вокруг имущества покойного – это еще одно напоминание о проблемах в области международного налогового и имущественного планирования.

Холодная война

Смерть господина Березовского вновь обнаруживает различия между российским и английским наследственным правом.

Гражданский кодекс РФ устанавливает права для различных категорий наследников, которых всего семь. Английское же наследственное право рассматривает вопрос совсем иначе. В широком смысле оно дает человеку возможность свободно распределять все свое имущество, как он пожелает. Единственное ограничение вступает в силу, если супругу или супруге не отводится «разум­ного финансового обеспечения» либо не выделено «разумное финансовое обеспечение для содержания» других заявляющих о своих правах лиц. В соответствии с законом 1975 года «О наследовании (обеспечении семьи и иждивенцев)», эти лица могут подать ходатайство о выделении необходимого обеспечения, не предусмотренного завещанием.

В настоящее время закон 1975 года действует лишь в отношении лиц, домицилированных на момент смерти в Англии или Уэльсе, и не применим к имуществу господина Березовского, если предположение о том, что он не был домицилирован в Англии, верно. Однако данный закон предлагается применять и к английскому имуществу, даже если его владелец домицилирован за границей.

Если господин Березовский предпочел английскую форму завещания, а его имущества достаточно для погашения обязательств, гипотетические исполнители завещания и управляющие имуществом попадают в интересное положение, оказываясь лицом к лицу с проблемой взаимодействия английского и российского права.

Что дальше?

Одна из любопытных тем в вопросах наследования – правомерность дарения. Правомерность дарения английских земельных участков определяется в соответствии с английским правом, однако дарение неземельных активов (вне зависимости от того, находятся они в Англии или нет) регулируется, если исходить из английского международного частного права, законодательством последнего домициля владельца. В ситуации с господином Березовским – вероятно, российским.

До выдачи документа о праве распоряжаться имуществом покойного английская Канцелярия по делам о наследстве не определяет правомерность или неправомерность дарения, поэтому исполнителям завещания нужно быть начеку и разобраться в воп­росе самостоятельно. К примеру, если исполнители распределяли имущество согласно условиям английского завещания и нарушили при этом российское законодательство, то они могут понести личную ответственность перед обделенными наследниками, признаваемыми таковыми в России, и будут вынуждены возместить потери.

Еще одна проблема для потенциальных исполнителей может возникнуть, если непонятно, превышают ли прижизненные обязательства завещателя стоимость его активов. По английскому праву исполнители несут ответственность по всем долгам вне зависимости от того, в Англии они или за границей. Однако в России, если наследники «принимают» наследство, то ответственность по всей долгам умершего полностью переходит к ним, даже если задолженность больше стоимости активов. В то же время в Анг­лии исполнители (и в итоге наследники) не несут ответственности по всей сумме прижизненных долгов, если они больше активов.

Если все исполнители отказываются от своих полномочий, а имущества покойного недостаточно для погашения обязательств, английский суд может по просьбе кредитора назначить временного управляющего (receiver), который будет действовать до назначения конкурсного управляющего (trustee in bankruptcy).

Довольно редко бывает, чтобы от полномочий отказывались все назначенные исполнители, особенно если их пять. Но если имущества господина Березовского и вправду не хватает для погашения долгов, то в этом нет ничего удивительного. Как бы то ни было, по мере раскрытия фактов ситуация будет проясняться. 

Материалы по теме



08.08.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


Музей как самая правильная инвестиция


Img_8880
 

С одной стороны, Музей AZ посвящен одному художнику – Анатолию Звереву, выдающемуся представителю советского нонконформизма. С другой – наведываться в него можно по несколько раз за год, потому что, отталкиваясь от творчества Зверева, тут рассказывают о целой эпохе – о 1960-х и том невероятном творческом прорыве, который тогда случился в СССР. Через выставки и проекты ведется диалог с русским авангардом начала XX века и современным искусством. Так Музей AZ оказывается одной из самых интересных и динамичных культурных институций Москвы. Но он еще примечателен и тем, что является меценатским проектом. Его создатель и директор – Наталия Опалева, известная миру бизнеса в качестве заместителя председателя правления «Ланта-Банка» и члена совета директоров GV Gold. О своей самой правильной инвестиции Наталия рассказывала в интервью SPEARʼS Russia.