Большой игрок


Человек, завоевавший две олимпийские медали, Кубок Стэнли и все остальные главные титулы мирового хоккея, разбирается в спорте лучше любого профессионального инвестора. Человек, ставший миллионером еще в 1980-е, понимает, как деньги делают деньги, лучше любого суперфорварда. SPEAR’S Russia расспросил члена Совета Федерации и президента ХК ЦСКА Вячеслава Фетисова о том, как эти вещи переплетаются друг с другом.

24.01.2011





Давайте определимся с ценностными установками, с тем, что означает спорт для государства и во что оно, собственно, вкладывает деньги. В международный престиж, в здоровье нации, во что-то еще?

Разделим сначала предмет нашего разговора на спорт высших достижений и на массовый.
Если мы хотим соответствовать эталонам спорта массового, или спорта для всех, принятым в Европе и Америке, то есть простой способ проверить, насколько близко Россия к ним подошла. Можно ли выйти из дома и в доступном месте пробежаться, поиграть в баскетбол, поплавать в бассейне. Проще говоря, есть ли спортивные площадки во всех муниципальных образованиях. Это некий стандарт, говорящий об уровне жизни. В подобные условия для занятий спортом обязано вкладывать средства именно государство.

Сегодня очень важно говорить о том, что спорт – это не просто голы, очки и секунды. Это социальный феномен, единственная альтернатива вызову улицы. Спорт важен в формировании успешного человека. Здоровье – это конкурентное преимущество. И, по-моему, гораздо рациональнее вкладывать деньги в бассейны, залы, катки и массовые соревнования, чем в строительство новых наркодиспансеров и колоний для несовершеннолетних.

Налицо государственная задача. Когда я возглавил Гос­комспорт в 2002 году, весь бюджет на создание и поддержание спортивной инфраструктуры в стране не превышал 60 млн рублей. Думать о какой-то долгосрочной политике в таких условиях было наивно. Наши специалисты досконально изучили ситуацию и создали первую в истории страны федеральную целевую программу до 2015 года с объемом финансирования более 110 млрд рублей. Она предполагала строительство 4000 спортивных объектов по стране, примерно по 50 в каждом субъекте.

Вы сказали про вызов улицы. В вашем детстве тоже была такая альтернатива?

Конечно. И я благодарен хоккею за то, что у меня появилась возможность заниматься тем, что мне было интересно, уйти от соблазнов. Я вырос на улице, воспитывался точно так же, как и все остальные ребята. Портвейн и девчонки и все, что связано с перспективой получения простых удовольствий на улице, постоянно были перед глазами. И когда ты мимо строя посмеивающихся ребят идешь с хоккейным баулом и клюшкой на вечернюю тренировку, а они там веселятся и выпивают с подругами, тебя охватывают сложные чувства. Для меня это понятные вещи, тем более что я могу сравнить это с американской действительностью, которую неплохо знаю. В том же Гарлеме, где уровень жизни не такой, как в Беверли-Хиллз, есть баскетбольные, бейсбольные площадки. И вот пацаны с утра до вечера бросают там мяч, а рядом стоит и продает свой товар наркодилер. У ребенка есть выбор: или он хочет стать Майклом Джорданом и зарабатывать огромные деньги, или станет наркоманом безо всякой жизненной перспективы. Плюс к тому в США очень грамотно построена система. Основной спорт – университетский, и это позволяет детям из бедных семей бесплатно получать образование за счет спорта. Все эти великие звезды баскетбола, американского футбола, бейсбола вышли из университетского спорта.

У государства есть свои доводы и хорошие примеры для подражания. Но какая роль отведена в этой системе бизнесу, который вопреки своей основной задаче даже профессиональным спортом и олимпийскими стройками занимается иногда только из соображений социальной ответственности?

Полагаю, нынешнему большому бизнесу надо сказать спасибо за поддержку игровых видов спорта, за Фонд поддержки олимпийцев. Теперь есть возможность стимулировать и поощрять тех, кто хорошо выступает на всех уровнях, начиная с юношей.

Вместе с тем существует такой момент. Я второй год возглавляю кафедру спортивного менеджмента в Плехановке и после изучения вопроса пришел к выводу: в спорте тратить деньги, которые тебе выделили, и умение зарабатывать – совершенно разные вещи. Мы никогда не умели получать прибыль от спорта. Это касается, скажем, мерчандайзинга, создания на конкретном матче или турнире таких условий, чтобы случайно зашедший туда человек захотел вернуться.

Когда ты видишь, как на футбольном поле бегает зарплат на 100 млн, а на стадионе сидит пара тысяч людей, из них половина – милиция, а вторая половина – фанаты, желающие выплеснуть эмоции и получить адреналин от стычек, то не думаешь о спортивной индустрии. Людям нужны комфорт и качественная картинка. А у нас не могут не то что продавать продукт – создавать его не умеют. Это напрямую касается бизнеса, его роли и его целей.

Приведу пример системной работы. В 2003 году Владимир Путин высказал соображение, что необходимо спортивное соревнование, которое может объединить постсоветское пространство. Я решил, что хоккей должен быть хорошим началом. После серьезной работы родилась Континентальная хоккейная лига (КХЛ). Верю, что и другие игровые виды спорта со временем подтянутся, потому что видна эффективность. Мы получили международный проект, которого никогда на территории Европы не было. Дальше нужно не придумывать велосипед, а приглашать людей, которые уже состоялись. Например, из НХЛ.

Спорт – это очень сложный, тонкий механизм. Даже если ты успешен в другой области, ты не сможешь им управлять с наскока. Надо знать его изнутри, разбираться в нюансах, иначе ничего не получится.

Люди уровня Михаила Прохорова и Романа Абрамовича инвестируют в спорт, но не занимаются его ручным управлением.

Для многих это пока просто игра, для некоторых – социальная ответственность. Опять же спасибо таким предпринимателям. С другой стороны, когда бизнесмен вкладывает деньги, он рассчитывает их как-то вернуть. В КХЛ мы стараемся таким людям помочь. Для этого необходимо создать управляющую компанию, которая займется, образно говоря, хозяйством.

Абсурдно строить дворец за сотни миллионов долларов и проводить там 30 хоккейных матчей, все остальное время сдавая лед желающим покататься. Компания, о которой я говорю, должна будет загружать дворцы, давать самим командам шанс зарабатывать. Мне кажется, сегодня есть возможность продумать перспективу передачи этих зданий клубам при сохранении блокирующего пакета акций – 25 плюс одна – у государства. Дворцы, стадионы – это не только места, где следует проводить определенное количество игр. Это бизнес- и торговые центры, площадки для зрелищных мероприятий. Если возникает единая система управления, она может регулировать и направлять, например, гастрольные потоки. Появляется новая индустрия, плюс рабочие места. В этот момент в спорт и придут частные инвесторы, просто потому, что у них будет возможность просчитывать отдачу от своих вложений. Правда, это надо было делать еще вчера. Кризис показал, что компании, идущие в спорт из-за так называемой ответственности, легко забирают свои деньги из социалки обратно.

У вас была уникальная ситуация, когда вы уехали из СССР в США и попали в совершенно другие условия. Играть в хоккей вас учить было не нужно, однако распоряжаться большими суммами вы тогда, наверное, не умели.

Если говорить о целенаправленной помощи, то профессиональный клуб не занимается проблемами игрока. Работодатель платит, остальное – твое личное дело. Хотя в НХЛ проводят некие консультации с игроками, в команды приезжают люди, которые объясняют ребятам, в какие банки можно вкладывать, у кого какая репутация, чего делать не следует. Но ты потом сам принимаешь решения, никто не способен тебя заставить. По большому счету, во всем, что касается денег, учишься на своих и чужих ошибках.

Я знаю одного спортсмена, панически боявшегося куда-нибудь вложить заработанное. В итоге он поддался влиянию менеджера или агента и потерял вообще все. Есть много примеров разорившихся американских и канадских хоккеистов. А есть игроки, заработавшие на инвестициях или собственном бизнесе не меньше, чем на спорте.

Кто-то предпочитает банки с безупречной репутацией и низкими ставками, кто-то рискует и вкладывается в «пирамиды». В США, конечно, это развито сильнее, но в конечном счете все зависит от интеллекта и внимательности конкретного человека, а не от того, в какой стране он работает. Проходимцев везде полно. А спортсмены точно так же зависят от своих родителей и жен – это общий тренд.

Понятно, что постепенно ты учишься, строишь свою «империю». А вначале, когда замечают, что у тебя есть большие деньги, сразу набегают советчики. Они и не умеют ничего, и не знают, но стараются быть рядом и поучаствовать в процессе. Ты вдруг потерял заработанное – и этих людей рядом уже не окажется. Самое интересное, что постоянно все наступают на одни и те же грабли. Если есть агент с репутацией недобросовестного человека, спорт­смены почему-то продолжают к нему идти. Он рассказывает им сказки о своей невиновности, зомбирует и всегда остается в выигрыше. Очень многими игроками кто-то постоянно управляет. Это говорит об их неуверенности в себе. Но ведь нужно понимать: если ты выходишь на уровень миллионера, то должен относиться к своим деньгам как к заделу на будущую спокойную жизнь.

А когда вы стали относиться к подобным вещам внимательно?

Понятно, что в молодости у меня таких возможностей не было. Получали по 200 рублей в месяц. Правда, нам неплохо платили в валюте, и мы могли что-то покупать.

Первый миллион у меня появился в 1989 году, тогда это были огромные деньги. И я успешно ими распорядился, в том числе и покупая недвижимость. В нашей стране мало кто в нее вкладывал в то время. А я понимал, что у меня не так много времени на создание материальной базы. Когда приехал в Америку, мне был 31 год. Огромное количество агентов всяких крутилось, но сумел как-то обойтись без них. Услугами финансовых консультантов тоже не пользовался. Сам поиграл на рынке в период бума доткомов. В один день можно было заработать 100%, на следующий – потерять 200, но в итоге я из этой ситуации вышел достойно.

Это нетипичная ситуация для российского спорт­смена. Как вы оцениваете сегодняшних 20-летних?

Думаю, мало кто из них может самостоятельно управляться с большими деньгами. Хотя я слышал, что многие создают бизнесы, работают на сохранение как минимум, а не тратят все на Ferrari и Lamborghini. Приехав в Америку, я появился перед клубом на белом Mercedes последней модели. А ребята в команде все ездили на непрестижных машинках, для них, в отличие от русских, это было не главное. Покупка мне обошлась в 75 тыс. долларов. Выписал чек, поехал. Помню, одноклубник, узнавший про это, назвал меня сумасшедшим. Объяснил, что надо было взять в рассрочку по какой-то программе. Спрашиваю: зачем? Он отвечает: только выехав из магазина, автомобиль сразу потерял 30% цены, а потраченные за раз деньги могли бы спокойно мне приносить в банке 10%. Я ему тогда ответил, что это он сумасшедший. У нас, если из магазина на «жигулях» выехал, у тебя уже три цены есть. Такими тогда были экономические понятия.

И все-таки кажется, что плохих историй, случившихся с бывшими спортсменами, слишком много. Они неудачно женятся, неудачно разводятся, неудачно начинают собственный бизнес, неудачно выбирают советчиков.

Ну да. Вкладывают во что попало. В тот же ресторанный бизнес. Очень популярная инвестиция и у нас, и в Канаде. Но если ты умный парень, то должен учиться, слушать, крутить головой, понимать, что это деньги, заработанные твоими потом и кровью. Тем более что есть подмога, например социальный пакет профессиональных спортсменов.

В НХЛ игроки имеют страховку самого высокого уровня, которая покрывает всю семью, и еще пенсионные деньги. В 55 лет я буду получать пенсию, на которую могу жить спокойно и ни о чем не думать. Откладывать на будущее – это тоже один из приоритетов.

На самом деле я мало знаю хороших российских историй о том, как люди, уйдя из спорта, продолжали богатеть. Вот Арвидас Сабонис, Саша Волков. Они оказались в нужное время в нужном месте, закон успешности нигде не меняется. И терпение им помогло, как и мне. Это мое главное качество – терпение.



24.01.2011

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (5)

OK 24.01.2011 16:00

что за люди приезжают в команды консультировать игроков? они от лиги или от банков?

Спортсмен 24.01.2011 14:17

Кстати, мой знакомый высокооплачиваемый теннисист вложил все деньги не в недвижимость, а в бизнес - и прогорел. Теперь только дома и виллы предпочитает покупать. Правда, не в России, а больше на средиземноморском побережье

Спортсмен 24.01.2011 14:15

Замечательное интервью!

InDaFund 24.01.2011 13:30

Вообще-то в недвижимость в конце 80-х вкладывали кооператоры. В Москве, в Ленинграде и Киеве были легендарные скупщики квартир.

Влад 24.01.2011 13:13

Интересное признание Фетисова, что главное его качество - терпение. Не ожидал такое услышать.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз