Артем Констандян: «Я ожидаю ускорения роста»


Пик кризиса 2008–2009 годов ушел в прошлое, оставив глобальную экономику жить в новой реальности низких темпов роста. Впрочем, сектор private banking & wealth management от этого не сильно пострадает, уверен президент Промсвязьбанка Артем Констандян. Чего ждать индустрии в ближайшем будущем и как придется жить в новых условиях, глава Лучшего банка пятилетия по версии SPEAR’S Russia Wealth Management Awards 2013 рассказал Валерии Хамраевой.

20.12.2013





Эксперты сходятся во мнении, что острый кризис миновал и теперь в течение долгого времени нас ждут низкие темпы экономического роста во всех странах, в том числе и развивающихся. Каким лично вы видите ближайшее будущее?

Надо сразу разделить две разные вещи: что я думаю и на что надеюсь. Я надеюсь на длительный период низких процентных ставок и на спокойный рост без резких взлетов и падений. Но на самом деле, я думаю, глобальная экономика входит в зону ускорения экономического роста. США уже демонстрируют неплохие показатели, пусть они и неоднозначны. В годовом выражении экономика Штатов должна вырасти почти на 3%, а каждые 0,1% ВВП США – это безумные цифры, порядка 17 миллиардов долларов. Когда самая большая экономика в мире выздоравливает, это повод для оптимизма. Европа тоже проявляет признаки выздоровления, хотя пока они не стабильны. Рост в Китае стабилизируется на уровне 7–8%, и этого вполне достаточно. Так что если заглядывать в будущее, то я ожидаю ускорения мирового экономического роста, пусть не до уровня середины 2000-х годов, но хотя бы до показателей, превышающих средний уровень роста в 1990-е годы, а с ростом приходит волатильность – взлеты и падения рынка.

Как это скажется на рынке управления крупными состояниями? Еще недавно эксперты были достаточно оптимистичны и ждали продолжения резкого роста этих рынков на emerging markets. Придется ли скорректировать такие прогнозы?

Взгляд на развивающиеся экономики стал более здравым, своеобразное отрезвление произошло довольно давно. Достаточно посмотреть на индексы фондового рынка России, Бразилии и Индии и сравнить их с США или, скажем, с Германией, которые бьют все рекорды. Что касается рынка управления капиталом, то тут я бы отметил изменение направлений движения активов, и это перераспределение играет в пользу уже не развивающихся рынков, а развитых, которые к тому же демонстрируют неплохие темпы роста. Но самому объему средств под управлением, той массе денег, с которой работают управляющие, по большому счету ничто не угрожает. Хорошая аналитика и наличие доступа к необходимым площадкам и платформам, которыми обладают большинство ведущих игроков этого рынка, позволяют рассчитывать, что состо­ятельные клиенты смогут найти источник для заработка вне зависимости от мировой экономической конъюнктуры.

Что вы можете сказать в этой связи конкретно о Китае? Что думаете о перспективах этой экономики, которая переживает очень непростой этап кардинальной перестройки, с одной стороны, и где с приходом нового лидера началась активная борьба с коррупцией, с другой?

Период географического развития капитализма подошел к концу: даже производство возвращается домой. Применительно к Китаю это означает, что эпоха экономики, базирующейся на дешевом труде, заканчивается. И в то время как перед мировой экономикой стоят вопросы, каким образом она будет развиваться, какие отрасли будут умирать, а какие доминировать, перед Китаем поднимается вопрос, сможет ли страна от экономики дешевых ресурсов перейти к экономике, поддерживаемой серьезным внутренним спросом. Потенциал очевиден для всех, вопрос в том, насколько этот переход окажется безболезненным и удастся ли избежать пузырей на кредитном и строительном рынках. Но политическое руководство Китая всегда было очень здравым и трезвомыслящим, таким оно остается и сейчас. Оно способно привести страну к другой, более современной модели экономики без излишней агрессии и в рамках вполне комфортного 7–8-процентного роста. Поэтому потрясений из Китая в обозримом будущем я не жду.

В этом году в прессе неоднократно звучали новости, что ситуация с экономикой Китая привела к резкому спаду спроса на товары класса люкс. Индустрия wealth management это как-то на себе ощутила?

Я достаточно консервативен во взглядах и уверен, что индустрии класса люкс глобально ничто не угрожает. Спрос на люксовый сегмент всегда обеспечивался относительно небольшой прослойкой людей, и потребность в этих услугах, на мой взгляд, чрезвычайно стабильна. Даже если мы не увидим роста, подпитываемого новыми миллиардерами из Юго-Восточной Азии, я думаю, что самой индустрии ничего не угрожает. Сомневаюсь, что в Гонконге закроется хоть один бутик Cartier.

Что по поводу России, каков ваш прогноз относительно отечественной экономики?

Россию, в отличие от глобальной экономики, ждет энное количество лет низкого экономического рос­та. Тут я полностью согласен с прогнозом Мин­экономразвития, он получился очень правдивым и честным. Хотелось бы, конечно, видеть цифры поинтереснее и повыше, но наша экономика действительно будет развиваться весьма медленно и даже несколько раз может столкнуться с риском съехать в рецессию. Однако те относительно благоприятные внешнеэкономические факторы, о которых я говорил ранее, не дадут это сделать, поэтому каких-то серьезных потрясений в нашей экономике не ожидается. Но довольно длительный период стагнации, к сожалению, неизбежен.

Почувствуют ли хайнеты эту стагнацию?
Хороший вопрос. Я думаю, что увеличить богатство российским хайнетам будет сложнее, но тому накопленному капиталу, который уже есть, принципиально ничто не угрожает.

Промсвязьбанк стал лауреатом SPEAR’S Russia Wealth Management Awards 2013 в номинации «Лучший банк пятилетия», с чем мы вас искренне поздравляем. Что для вас значит эта награда?

Это повод для гордости. Безусловно, приятно, что финансово-экономическое сообщество отмечает наши успехи. Я не буду скрывать, мы о себе довольно высокого мнения уже давно, но не всегда внутренние успехи, о которых ты знаешь сам, становятся достоянием общественности и профессио­нального сообщества. Тот факт, что наша работа получила такую высокую оценку, конечно, радует. Открыв направление private banking около 5 лет назад, Промсвязьбанк развернул федеральную сеть работы с состоятельными клиентами, опираясь на нашу текущую филиальную сеть, на кипрский филиал и на наших партнеров. У нас около 4,5 тысячи клиентов, которых мы относим к категории VIP. Входной билет в наш VIP-клуб довольно дорогой: от 20 милли­онов рублей в Москве и от 10 миллионов рублей в регионах. Объем только депозитов этих клиентов в нашем private banking в этом году превысил 100 миллиардов рублей. На мой взгляд, это безусловный показатель успеха нашего банка в области обслуживания состоятельных клиентов. Неоспоримы и общепризнанны наши успехи в области работы с малым и средним бизнесом, который, в свою очередь, тоже является одним из источников для нашего прайвета. С 80 тысячами клиентов мы входим в тройку крупнейших банков России по этому виду бизнеса, что тоже для многих может оказаться открытием. Что касается розницы, то наши успехи в этой сфере стали очевидны, вероятно, только в последние пару лет. Тем не менее то внимание, которое СМИ обратили на наш прошлогодний проект совместно с Angry Birds, – хорошее свидетельство нашего креативного подхода к ведению бизнеса. В этом году мы запустили новый интернет-банк, который получил, как мне кажется, все возможные российские и международные награды. И сам интернет-банк очень удобный, а кроме того, мы предлагаем сервис «Умные деньги» – услугу персонального финансового планирования. Этот сервис уникален, он предоставляет возможности, которых раньше на российском рынке не было. Традиционные для нашего банка сильные стороны в области взаимодействия с корпоративными клиентами тоже никуда не делись, и мы по-прежнему номер два в России по факторингу и один из признанных лидеров в области международного торгового финансирования.

Как изменился рынок private banking & wealth management в России за эти пять лет? Какие задачи вам приходилось решать тогда и какие стоят перед вами сегодня?

Вначале мы рассматривали private banking скорее как способ особого обслуживания определенной категории клиентов, нежели как самостоятельный вид бизнеса. Понимание специфики этого бизнеса пришло позднее. С учетом того, что строить его мы начали на базе нашего универсального банка, то и первые продукты были скорее классические, а не инвестиционные. И здесь мы, честно говоря, попали в точку. Потому что изменения рынка за последние годы больше всего выражаются в том, что клиенты стали намного консервативнее.

Более консервативный подход инвесторов и склонность к традиционным продуктам, где довольно существенную роль играют такие банальные и прос­тые вещи, как депозиты, – вот тенденция private banking последних нескольких лет. Но не могу не сказать, что за последние два года внутри нашего частного банка наибольший темп роста показывает именно управление активами. Причем мы растем так быстро, что те планы по расширению международного присутствия на этом рынке, которые мы ставили для себя первоначально на более длительный период, начали реализовываться уже сейчас. В частности, я имею в виду открытие нашей швейцарской компании PSB Asset Management AG, которая до конца следующего года принесет нам как минимум 100 миллионов долларов активов под управление.

Почему вы выбрали именно Швейцарию?

Причины очевидны: это очень понятная юрисдикция для всех хайнетов, к тому же там уже присутствует огромный объем средств российских бизнесменов.

В конце ноября вы объявили об объединении двух направлений private banking и asset management в один блок «частный капитал и управление инвестициями». Для чего это было сделано?

Причины просты и понятны: два успешных самостоятельных подразделения работали на пересека­ющихся сегментах, и их объединение должно усилить эту синергию, повысить кросс-продажи и оптимизировать расходы. Но, конечно, такое решение носит и стратегический характер: с этим объединением private banking стал полноценной линией бизнеса Промсвязьбанка.

Вы рассказали о том, каких успехов достигли за последние пять лет. А какие цели вы перед собой ставите на ближайшее время, скажем, еще на пять лет?

Несмотря на все наши успехи, мы считаем, что находимся в самом начале пути развития, и поэтому в ближайшем будущем можно ждать еще больше положительных новостей по всем видам бизнеса Промсвязьбанка. Наши общебанковские цели довольно просты и публичны: мы хотим устойчиво превышать доходность капитала на 20%. И вклад наших бизнес-направлений в эту цель будет сильно отличаться, что очевидно. Но своего достойного вклада я жду и от private banking. Заглядывая в будущее, я вижу Промсвязьбанк в числе первых, на кого будет падать выбор российских состоятельных семей, подыскивающих финансовое учреждение для обслуживания своего бизнеса и личных интересов. Что касается позиции банка на рынке, то наше место в числе российских лидеров нас вполне устраивает. Однако та доля, которую мы сегодня занимаем в умах и кошельках российских семей и бизнесменов, может расти, а значит, впереди нас ждет большая работа. 

Атлас

Материалы по теме



Валерия Хамраева
20.12.2013

Источник: SPEAR'S Russia


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз