Аравийско-африканский фьюжн


Эмираты знамениты своими искусственными пляжами, искусственными островами и искусственным снегом. Теперь они придумали искусственный континент, и это прекрасно сработало, считает Джон Арлидж.

01.08.2014





Эмираты, преимущественно Дубай, Абу-Даби и Рас-эль-Хайма, – самый странный эксперимент за историю мирового туризма. Возьмите кусок пустыни в глуши, где температура поднимается выше 50 ºC. Создайте две щеголеватые авиалинии, Emirates и Etihad, и постройте три гигантских аэропорта. Организуйте огромные острова в форме пальм и карты мира.

Учредите отельный бренд, Jumeirah, постройте один из самых узнаваемых отелей, Burj Al Arab. Пригласите туда кучу других отельных брендов, особенно Atlantis Сола Керцнера, и каждый год встречайте все более пышными вечеринками. Заявите о себе самым высоким зданием в мире с самым большим торговым центром. Для тех, кому нужна история и серьезность, постройте пару исторических кварталов, запланируйте закончить их строительство в 2020-м. А потом ждите туристов.

Что удивительно, те появились – даже несмотря на дефолт из-за огромного внешнего долга Дубая, когда все чуть было не развалилось. Количество новоприбывших растет на 10% в год, отели заняты на 90%, даже если на улице слишком жарко. Dubai Mall – самый посещаемый торгово-развлекательный центр на Земле.

Критики утверждают, что вся затея, вся атмо­сфера искусственные. В некотором смысле они правы. Искусственные пляжи, искусственные острова, искусственный снег в лыжном центре Дубая. Однако притягательность реальна. Цифры не лгут.

Теперь пора рассказать о самой странной туристической разработке самого странного туристического направления. Абу-Даби решил превратить участок своей территории не в очередной небоскреб в манхэттенском стиле или в аквапарк, а в нечто более невероятное: искусственный континент, разительно отличающийся от всего, что можно увидеть в странах сумасбродного залива, – в Африку.

Когда вы проснетесь в Sir Bani Yas Island Anantara Al Sahel Villa Resort и посмотрите из окна, поверьте своим глазам. Там действительно газели. Поодаль гепарды расслабляются с добычей под акацией. Неужели там на горизонте жираф? Он самый.

Ваш бревенчатый домик с резьбой, росписью и отдельно стоящей бронзовой ванной, возможно, прямиком из Африки. Персонал оттуда же, уж точно. Абсолютно все – от Дорин из Уганды до Йохана из ЮАР. Повар готовит еду, которую вы найдете только в буше: каша с арахисовым маслом на завтрак, бурворс и пап (южноафриканский вариант колбасок с пюре) на обед и отменная дичь на ужин. Напитки подают с билтонгом (африканским сушеным мясом) вместо оливок и долмы. В винной карте есть Kanonkop из Стелленбоса, изысканнейшее капское вино. Даже манера обслуживания тут африканская: медлительная, но в хорошем смысле.

Уют в буше

В Al Sahel все выглядит миниатюрным и камерным на фоне огромного неба, просторного ландшафта, а ночью – на фоне звезд, таких ярких и близких, что кажется, будто можешь до них дотянуться. Вокруг резиденции всего 30 вилл, каждая со своим глубоким бассейном. По вечерам тут устраивают традиционное южноафриканское барбекю и сигарный лаундж.

Панорамный бассейн выходит на буш, как в лучших африканских резиденциях. Пешеходные ­дорожки и природные тропы ведут через каньоны, как в Намибии. У Toyota Land Cruiser, из которого вы любуетесь арабскими ориксами и сернобыками из Юго-Западной Африки, нет боковых панелей, и вы чувствуете себя как на сафари.

Теоретически все это невозможно, особенно когда вы понимаете, что Anantara – тайский отель­ный бренд. Фьюжн-кухня – одно дело, но фьюжн-туризм? Смесь Аравии с Африкой через Таиланд? Тем не менее все прекрасно работает. Anantara Al Sahel – самое расслабляющее место из всех, что можно найти в заливе, а это немаловажно для отеля, в котором вы должны забыть обо всех своих заботах.

Смена темпа (и атмосферы) происходит, когда вы отправляетесь в 25-минутный полет до острова Сир-Бани-Яс. Мой посадочный талон был выписан от руки, причем прекрасным почерком. Возможно, это была техническая неисправность, но я отказываюсь в это верить. Нет ничего более расслабляющего, чем посадочный талон, выписанный от руки. Мне он так понравился, что я оставил его у себя.

Аэропорт Сир-Бани-Яс настолько крошечный, что носильщики не просто приносят вам чемоданы, их доставляют прямиком в отель. Так что вы сразу садитесь в Land Cruiser и за двадцать минут добираетесь из аэропорта до резиденции, а по дороге есть на что посмотреть.

Половина острова площадью 87 км2 – заповедник, где пасется около 30 видов млекопитающих, в том числе аравийский орикс, исчезнувший в дикой природе. Вместе с ними живут антилопы и полосатые гиены (у которых есть замечательный подвид hyaena hyaena sultana). Холмы усыпаны босвеллиями, агавами, терном и цит­русовыми. Не хотите отправляться на сафари на Toyota – сядьте в седло в центре верховой езды или прокатитесь на кроссовом мотоцикле через пустынные соляные озера на безопасной (хорошо бы) дистанции от гепардов.

Что здесь лучше всего? Сир-Бани-Яс – остров, и вы никогда не окажетесь дальше, чем в получасе езды от теплых вод Персидского залива, где в мангровых зарослях обитают фламинго. Я никогда не купался в море после сафари, но мог бы запросто к этому привыкнуть. За годы я мог бы увидеть большую африканскую пятерку и дополнить ее до семерки, поплавав с белыми акулами и мантами в заливе.

Покинув остров, я вспомнил встречу с Уилфредом Тесиджером в Самбуру, в Кении. Британский путешественник описывал пустыни Южной Аравии как унылую иссушенную землю, далекую от мягкости и спокойствия. Интересно, что бы он подумал о роскошном неожиданно «неаравийском» пребывании в Al Sahel. Как человек, больше всего любивший Африку, но путешествовавший преимущественно по Аравии, думаю, он согласился бы со мной. Безумие. Но великолепное. 



01.08.2014

Источник: SPEAR'S Russia №7-8(40)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз