Очень много миллионеров


Типичный азиатский хайнет – молодой, самостоятельный и довольно агрессивный инвестор – не самая легкая добыча для индустрии PBWM. В его среднестатистический портрет всматривалась Анна Ким.

27.05.2013




Ли Ка-Шин по прозвищу Супермен - бизнесмен, филантроп и самый богатый человек Азии. Его состояние оценивается в 25,5 млрд долларов.


По подсчетам аналитиков из компании Capgemini и RBC Wealth Management, численность хайнетов с объемом инвестируемых средств от 1 млн долларов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) достигла 3,37 млн человек. По этому показателю АТР обставил Европу в 2010 году, спустя еще год догнал и перегнал Северную Америку, утверждают авторы Asia-Pacific Wealth Report.

По сравнению с американскими и европейскими собратьями клиенты местных частных банков обладают в среднем менее крупными состояниями. Лишь у 0,6% инвестируемые капиталы превышают 30 млн долларов. Зато в руках этой малочисленной группы ультрахайнетов сосредоточена четверть всего регионального богатства. «Крепких середняков» с инвестируемыми активами 5–30 млн долларов тоже немного: менее 8%.

Если взглянуть на объем рынка в денежном выражении, то Азия по этому показателю уже через пару лет займет второе место в мире, прогнозируют аналитики из McKinsey & Company и China Minsheng Banking Corp. Объем личных финансовых активов местных хайнетов удвоится по сравнению с 2010 годом до 15,7 трлн долларов.

Владение бизнесом – самый главный источник обогащения в Азиатском регионе (за исключением Японии). По степени вовлеченности в предпринимательство местные хайнеты превзошли Европу и Америку, где многомиллионное состояние можно нажить, работая за высокую зарплату. «Даже отрасли, где доминируют государственные компании-гиганты, привлекают предпринимателей возможностью создавать сопутствующий малый и средний бизнес», – пишут авторы Asia-Pacific Wealth Report. По оценкам аналитиков из A.T. Kearney и Newtone Associates, примерно две трети азиатских капиталов были заработаны предпринимателями, в отличие от Европы, где превалируют «старые» деньги, полученные в наследство. «Крупные состояния в Азии в основном формировались за несколько последних десятилетий, и, по наблюдениям, они все еще находятся в руках первого поколения предпринимателей, которые продолжают сами управлять своим бизнесом», – подтвердил SPEAR’S Russia источник в банке Julius Baer.

Сами знают

Относительная «малокалиберность» и высокая доля предпринимателей среди азиатских хайнетов вполне естественны, учитывая, что бурный рост в странах их проживания начался не так давно. Это обстоятельство во многом определяет и остальные штрихи на коллективном портрете миллионеров из Азии. Типичный клиент регионального PBWM довольно молод. Аналитики из Capgemini и Merrill Lynch Wealth Management выяснили, что более 40% хайнетов, базирующихся в развивающейся Азии, – это люди не старше 45 лет. Среди европейцев в этой возрастной группе оказались лишь 17% хайнетов, среди жителей США и Канады – 10%, среди японцев – всего 8%.

Азиатские хайнеты, как правило, любят самостоятельно принимать инвестиционные решения. Популярная в Европе и Америке дискреционная модель обслуживания, при которой управляющему не нужно согласовывать с клиентом каждую сделку, – это не для них. Кроме того, по оценкам банка UBS, базирующиеся в регионе владельцы крупных состояний доверили управляющим лишь 10–15% объема своих ликвидных инвестируемых активов. Для сравнения: в США и Канаде эта доля достигает 50–60%, в Европе – 45–50%. Впрочем, столь низкий уровень проникновения услуг PBWM говорит о потенциале азиатского рынка: он огромен, и не только благодаря тому, что число богатых людей там растет как на дрожжах.

Азиаты неохотно привлекают сторонних консультантов к построению своих инвестиционных планов. В подобной модели обслуживания (fee-for-advice) финансовый советник первым делом проводит с клиентом глубинное интервью, чтобы четко понять его потребности, цели и задачи, отношение к риску и временной горизонт инвестиций. На основе полученной информации составляется финансовый план, за что советник получает вознаграждение. Для управляющих в Европе и Америке это очень существенная статья доходов. В Азии же банки сильнее зависят от объема комиссионных, которые получают за проводимые для клиентов операции. «В среднесрочной перспективе весомость оплаты за услуги консультантов должна вырасти с нынешней низкой базы, но достижение уровней, сколько-нибудь близких к европейским, все еще выглядит маловероятным», – прогнозируют в A.T. Kearney и Newtone Associates.

Еще одна региональная особенность – нежелание богатых азиатов поддерживать с банками эксклюзивные отношения, в отличие от США и Европы, где обеспеченные семьи обслуживаются в одном банке в течение многих поколений. Азиатские клиенты хотят диверсификации, поясняют в Julius Baer: «Они предпочитают инвестировать свои состояния в разные рынки и страны ради надежности вложений и диверсификации портфелей, поэтому выбирают для управления своими деньгами нескольких партнеров, имеющих глобальный охват».

Большинство азиатских хайнетов работают с тремя или более управляющими, а иногда диверсификация заходит и дальше: до кризиса распределение активов между семью или восьмью банками было вполне нормальным явлением, отмечают в Институте Korn/Ferry. И лишь возросшие риски в финансовом секторе стали катализатором некоторой консолидации: клиенты начали стягивать свои активы в банки, надежность которых не вызывает у них сомнения.

Страны восходящих ожиданий

Исследования поведения инвесторов в Азии не раз показывали, что они охотно идут на риск. Так, 70% китайских хайнетов, опрошенных McKinsey и China Minsheng Banking Corp., заявили, что скорее предпочтут продукты более рискованные, но способные принести высокую доходность, нежели надежные низкодоходные.

Одно из возможных объяснений кроется в свойственном азиатам коллективизме, считает профессор Теодоро Кокка из Университета Иоганна Кеплера в Линце, автор доклада LGT Private Banking Report. В таких обществах люди в большей степени рассчитывают на помощь семьи и друзей в случае финансовых неурядиц, чем на Западе, где царит дух индивидуализма.

Другая причина повышенной толерантности к риску может крыться в амбициозных планах по доходности инвестиций. Ее медианный показатель на ближайшие пять лет достигает 15,2% годовых у инвесторов, опрошенных в Гонконге, и 13,3% в Сингапуре против всего лишь 5,5% в Швейцарии. Примерно половина азиатских HNWI ожидают, что годовая доходность будет выше 10%, в то время как среди швейцарских респондентов такие аппетиты встречаются лишь у 6% опрошенных. «Учитывая привлекательный уровень доходности своих бизнесов в течение последних десятилетий, очень многие азиатские хайнеты предпочитают реинвестировать заработанные прибыли, – отмечают в Julius Baer. – Поэтому их ожидания относительно доходности финансовых инвестиций выше».

Миллионеров из Азии к тому же объединяет страсть к недвижимости: в нее инвестируют постоянно
и много. Для половины из десятки сингапурских миллиардеров, вошедших в список Forbes, она стала основным источником нажитого богатства. Среди 40 миллиардеров Гонконга 14 – также крупные игроки на этом рынке. Более 60% инвесторов, опрошенных Scorpio Partnership в пяти азиатских странах, включили недвижимость в список своих предпочтений на ближайшие пять лет, и больше ни один класс активов не получил такого числа голосов. Дело, вероятно, не только в любви к осязаемым ценностям, ведь цены на недвижимость во многих крупных городах региона бурно росли до кризиса и не испытали серьезной коррекции даже в самые непростые для экономики годы.

Многоликие инвесторы

Впрочем, клиентура PBWM в регионе хотя и обладает определенными схожими чертами, в то же время весьма неоднородна. «Очень трудно рассматривать состоятельных людей из азиатско-тихоокеанских стран как единую массу с одинаковым поведением», – предупредил SPEAR’S Russia глава группы стратегического анализа рынка финансовых услуг в Capgemini Дэвид Уилсон.
Японские хайнеты традиционно консервативны, отмечают эксперты из Capgemini и RBC Wealth Management. В их портфелях преобладают наличные, инструменты с фиксированной доходностью и недвижимость. Другое дело – развивающаяся Азия. Здесь явное предпочтение отдают акциям, от динамики которых сильно зависит общий объем богатства в регионе. Прежде всего – в Гонконге, где этот класс активов на особом счету.

В то же время исследование инвестиционных вкусов клиентов сингапурских и гонконгских частных банков, проведенное LGT, показало, что различия между ними огромны. Гонконгские хайнеты более уверены в своей информированности и компетентности, а потому идут на риск гораздо охотнее. Отсюда и значительный вес акций в их портфелях, и склонность самостоятельно принимать решения. А вот инвесторы, опрошенные в Сингапуре, скорее склонны избегать рисков и чаще советуются с финансовыми консультантами. В этом отношении они больше похожи на клиентов PBWM в Швейцарии, чем на своих азиатских соседей.

Другое заметное отличие Сингапура – очень низкая степень диверсификации активов. Здесь на момент проведения опроса (в 2012 году) типичный инвестор делал вложения всего в два-три класса, причем значительная часть средств приходилась на наличные, золото и commodities. Впрочем, в Азии вообще очень позитивно относятся к товарным активам: в среднестатистическом портфеле за вычетом кэша их доля достигала 14% у респондентов в Сингапуре и 9% в Гонконге против лишь 5% в Швейцарии. Любопытно, что при этом восприятие золота с точки зрения рисков в двух азиатских странах опять-таки не одинаково, отмечает Теодоро Кокка. Сингапурские хайнеты считают «желтый металл» одним из наименее рискованных вложений, в то время как гонконгцы полагают, что инвестировать в золото так же рискованно, как в «голубые фишки» американского рынка акций.

Наконец, неоднородность азиатского рынка вызвана еще и тем, что в него постоянно вливается поток новых, еще более молодых клиентов, и они заметно отличаются от представителей старшего поколения. Это, по определению аналитиков из Scorpio Partnership, «будущие приоритетные клиенты» PBWM – те, кто лишь приближается к категории хайнетов или вошел в нее совсем недавно. Среди них гораздо меньше предпринимателей – только каждый пятый. Этот класс ставит высокие целевые планки и совсем не намерен откладывать до старости их преодоление (70% опрошенных еще не перешагнули 40-летний рубеж). Например, среднестатистический индийский респондент, имея состо­яние в размере 1,65 млн долларов, полон решимости почти утроить его менее чем за семь лет. Будущий VIP-клиент из Китая отводит на достижение аналогичной цели в среднем чуть больше 9 лет. Самая высокая планка – 6 млн долларов – у представителей Южной Кореи, которые, впрочем, будут брать ее с довольно высокой базы (2 млн долларов) и закладывают на это 10 лет.

«Находясь на другой стадии жизни и карьеры, молодое поколение хайнетов в большей степени сфокусировано на приумножении состояний и росте своих бизнесов, – делятся опытом в Julius Baer. – Обычно они ожидают более высокой доходности своих портфелей и в этом плане отличаются от клиентов старшего возраста, нацеленных на сохранение богатства и решение вопросов наследования». К тому же молодые богатые азиаты в среднем лучше образованны и информированы, чем их предшественники, а их национальный состав будет становиться все более разнообразным благодаря появлению новых очагов экономического роста в Юго-Восточной Азии.

Материалы по теме



Анна Ким
27.05.2013

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Aditi 15.01.2014 06:29

You make thngis so clear. Thanks for taking the time!


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз