Теория невероятностей


20.12.2017




Ariel_sergio_goekmen_01
Ариель Серджио Гекмэн-Давидофф

Член правления Schroder & Co Bank AG (Цюрих)

«Черный лебедь» – крупное событие, которое трудно спрогнозировать или просчитать с помощью статистики. Событие, которое бывает раз в жизни: крушение роскошного непотопля­емого лайнера «Титаник» в 1912 году, обвал на рынке акций или коллапс финансовой системы воскресным днем. Такие события могут отразиться на любой сфере человеческой жизни, начиная от науки и заканчивая финансами и технологиями. Понятие «черный лебедь», а вместе с тем ряд методов решения проблем, связанных с неопределенностью, придумал профессор Нассим Талеб. Один из таких методов – построить крепкое общество, которое сможет выдержать подобные события без особого ущерба или даже извлечь из них выгоду. Талеб называет такое качество антихрупкостью.

В своих пророчествах, записанных в 1555 году в форме катренов, врач и астролог Нострадамус предсказал, по мнению некоторых, приход к власти Адольфа Гитлера и трагедию 11 сентября. Он уже не в моде, но людей не перестает интересовать, что же готовит будущее и как к этому подготовиться. Марк Твен смотрел в будущее прагматичнее. Когда его спросили, какой месяц самый неподходящий для инвестиций на рынке акций, то, по рассказам, он ответил: «Октябрь – один из самых опасных месяцев в году для игры на бирже. Остальные опасные месяцы: июль, январь, сентябрь, апрель, ноябрь, май, март, июнь, декабрь, август и февраль».

Итак, отложим в сторону хрупкий хрустальный шар и попробуем понять, что же может вылупиться из яиц «черных лебедей» в 2018 году и что с этим делать.

Случайная война

Потенциал для ядерной катастрофы по-прежнему велик, на что также указывает Владимир Козин в недавно изданной монографии «Тактическое ядерное оружие США: сокращения или модернизация?». Он пишет о «часах конца света», показания которых ежегодно публикует Совет ученых-атомщиков по науке и безопастности. По мнению этих ученых, так близко к полуночи мы не были с 1980-х: на часах 23:57, а точнее, «без двух с половиной минут полночь». Неважно, идет ли речь об инциденте между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом или конфликте России с одним из соседних государств или даже с НАТО. Потенциал для глобальной катастрофы велик, и угроза реальна.

Что делать? Если вы политик, осознайте угрозу и сглаживайте углы. Остальным стоит вспомнить холодную войну и готовиться по старинке. Узнайте, где ближайшее бомбоубежище, запаситесь едой и водой, договоритесь с соседями о помощи в чрезвычайных ситуациях. Отреагирует и рынок акций, так что, наверное, разумно сократить долю долгов и подумать о золоте. Если говорить о биткоине, то я не уверен, что глобальная сеть IT-систем столь устойчива, чтобы удержать эту валюту на плаву после инцидента такого характера и масштаба.

Вероятность этого события в 2018 году я оцениваю в 1%. Так что пусть пока дети учатся.

Распад Евросоюза

Эти строки я пишу в разгар каталонского кризиса. Несмотря на расслабленность, которую мы ощущаем после прошедших в Европе выборов (месье Макрон и фрау Меркель выглядят гарантами мирного развития событий), в ЕС есть мощные центробежные силы. В связи с выходом Великобритании в следующем году могут всплыть недопонимание и серьезные отрицательные последствия. Все помнят историю с признанием в 2008 году независимости Косово. США и Британия выступали за, тогда как Китай, Россия и ряд других стран – против. И тем не менее ЕС без промедления признал новое государство, проигнорировав конституцию Сербии и нарушив принцип территориальной целостности Европы, заложенный еще в 1945 году на Ялтинской конференции. Поэтому Брюсселю придется принять чью-то сторону и в каталонском вопросе.

Что делать? Даже краткосрочная угроза территориальной целостности ЕС, связанная с брекзитом или нет, может негативно повлиять на рынки акций и курс евро.

Вероятность я оцениваю в 5%.

Инфраструктурный сбой

А что, если в нашем многоканальном, окутанном телекоммуникациями мире, где для большинства отраслей, в том числе транспортной, энергетической и особенно информационно-технологической, ключевое значение имеет свое­временность, произойдет, допустим, кибер­инцидент вроде майского с вирусом Wannacry, но уже с настоящим эффектом? Что, если в Европе на три дня выйдут из строя все IT-системы? Будто сытость – это защита от анархии.

Что делать? Да примерно то же, что и в случае с вой­ной. Также могут помочь инвестиции в «защитные» акции, сельское хозяйство и тому подобное.

Оценка вероятности – 5%.

Банковский кризис

В капитализме, хоть и считается, что он победил, есть много нюансов. Центральные банки в силах обеспечивать функционирование системы в прежнем режиме, и, как мы уже знаем, ЕЦБ и ФРС хотят ужесточить денежную политику и урезать избыток ликвидности. В тандеме с низкими процентными ставками эта ликвидность помогла взвинтить цены на активы, начиная от недвижимости и заканчивая классическими автомобилями, предметами искусства и активами других классов.

Что делать? Насчет арендной недвижимости и дивидендных акций особенно волноваться не стоит. Поток ликвидности будет обеспечен. Альтернатив мало, и здесь на ум, конечно, приходят золото, палладий и платина. Но о чем в принципе нужно помнить инвесторам, так это о горизонте. В долгосрочной перспективе стабильную динамику показывают, прежде всего, те инвестиции, которые генерируют доход.

Опасность представляет лишь долг. Инвестируя заемные средства, вы уменьшаете свой простор для маневра. В конечном счете актив принадлежит тому, кто дал вам деньги. Поэтому, во что бы вы ни вкладывались, секрет прост: покупайте на свои деньги и кризис просто пережидайте.

Оценка вероятности – 7%.

Землетрясение в Калифорнии

Катастрофа, которая отразится на страховом рынке, лишив 35 тыс. человек жизни и 500 тыс. человек крова, а также разрушит массу домов, оборвав газо- и водоснабжение и создав другие проблемы (например, в Кремниевой долине). Недвижимость, сосредоточенная в Калифорнии, стоит около 2 трлн долларов, что эквивалентно примерно 10% американского ВВП. Предполагается, что не вся она в группе особого риска. Возможно, около 5% (все будет зависеть от масштаба землетрясения). Такой катаклизм мог бы спровоцировать сброс акций страховщиков, грозящий общей коррекцией на пару миллиардов долларов. А поскольку страховые компании также владеют недвижимостью, может косвенно пострадать и ее стоимость. Центральным банкам снова придется вмешаться и выделить ликвидность. США будут вынуждены полностью замкнуться в себе и покинуть мировую политическую арену, отголоски чего могут разнестись по всему миру, неожиданно стать дорогими (должны будут подняться процентные ставки). Ожидаются и негативные побочные эффекты в отношении акций, недвижимости и корпоративных прибылей. Ужас, в общем.

Что делать? Если у вас нет заемного капитала, это уже неплохо. Иначе сокращайте их долю.

Оценка вероятности – 2%.

К числу угроз также относятся страховой кризис, коллапс мировой торговли, валютный кризис, терроризм, глобальное потепление, напряженная ситуация с водой и продовольствием. Я не включил их в список, поскольку не так высоко оцениваю их вероятность. По моему личному мнению, самое опасное из перечисленного – это, наверное, землетрясение. Самое вероятное, пожалуй, – распад ЕС. Посмотрим, что принесет нам 2018 год, и будем надеяться, что ящик Пандоры еще какое-то время будет оставаться закрытым. Как говорил генерал-фельд­маршал фон Мольтке, ни один план не выдерживает встречи с противником.



20.12.2017

Источник: SPEAR'S Russia #12(74)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз











Почему мы не отдаем больше?


S9lmqzuqjkt8yr2xjzqaoq
 

Австралийский философ Питер Сингер признан во всем мире как специалист по вопросам этики и морали. Названия некоторых его сочинений говорят сами за себя: «Демократия и гражданское неповиновение», «Человеческая жизнь больше не священна», «Живет ли Австралия по этическим законам?». Фонд «Нужна помощь» издал на русском языке одну из самых важных книг Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». В ней философ разбирает психологические, социальные и эволюционные барьеры, которые мешают людям заниматься благотворительностью; объясняет, откуда берется установка «ничем не помочь», почему проще потратить время и деньги на помощь одному конкретному человеку, а не на предупредительные меры, которые спасли бы десятки людей, а также почему чувство справедливости на самом деле мешает заботиться о других. Журнал SPEAR’S Russia публикует одну из глав, объясняющую, как сама человеческая природа влияет на наше отношение к этим вопросам.