Код Шпаковского


Виктор Шпаковский не верит в традиционную финансовую систему и готов работать над ее цифровым конкурентом. Его проект Tokenbox позволяет создавать криптопортфели, управлять ими и инвестировать в понравившиеся. А его собственный криптофонд по результатам прошлого года показал доходность 1500%. Со SPEAR’S Russia он обсудил цифровую валюту как золотой стандарт, спасительную криптовалюту БРИКС и решения, которые готов предложить российским хайнетам.

06.02.2018





Вы экономист, кто привел вас в мир криптовалют, или вы всегда о них знали?

Восемь лет назад я даже не понял, о чем говорит Дмитрий Стародубцев, рассказывавший, что он майнит биткоины, тогда это еще делалось на процессорах. Потом из любопытства стал разбираться. В 2012 году ушел из правительства Москвы, проработав там только два года, и на некоторое время занимался диджитал- и сувенирным бизнесами. Плотно интересоваться темой криптоактивов мы начали в 2016 году, пытались нащупать, как это можно использовать, инвестировали в ряд проектов (не только в токены, но и входили в капитал), копили опыт. Свою активность мы начали проявлять, когда Waves выходил на ICO. И так получилось, что наши будущие партнеры по фонду и наши будущие разработчики Вадим Колеошкин, Алексей Башлыков и Евгений Юртаев из компании Zerion как раз и организовывали это ICO. В конце 2016 года приняли решение запустить криптофонд, до этого были только частными инвесторами. Были только я, Владимир Смеркис и базовое ТЗ.

В марте 2017-го мы запустили фонд и поставили себе цель – 1 млн долларов под управлением до конца года и 100% доходности. Тогда никто не мог подумать, что биткоин дорастет до таких отметок, во всяком случае, я не верил, что он в этом году может пробить 2000 долларов. Изначально в фонде были только наши деньги, потом подтянулись друзья. Мы взяли на аутсорс пиарщиков, и они планомерно пытались пробиться в какие-то издания. Ничего не получалось, никому не было до нас дела. И вдруг в один день, когда биткоин вырос до 1900 долларов и в мире начался хайп, про нас написали примерно 50 российских СМИ. Звонки не прекращались, а вечером я был в прямом эфире на Коммерсант FM. Все это походило на какой-то сюр.

К чему привел этот всплеск внимания?

В тот день у нас зарегистрировалось около 1500 человек из России, которые постоянно задавали вопросы. А у нас в службе поддержки был всего один человек, который, естественно, не мог справиться с этим мгновенным ростом. Правда, из России это был рост по обращениям, не по деньгам. Тут интересно сравнить нашу и западную аудиторию. Например, про нас вышла статья на одном небольшом тематическом немецком сайте. Самая обычная, совершенно бесплатная для нас статья. Но конверсия была поразительная. Оттуда к нам на сайт пришло примерно 200 человек, 100 из них зарегистрировались, а 30 инвестировали. В support написали человека три.

В России 1500 зарегистрированных пользователей, 1500 вопросов в support и 20 итоговых инвестиций на очень небольшие суммы. Причем люди теряли свои private-ключи, несмотря на то что у нас очень продуманный личный кабинет, где нужно поставить семь разных галочек, и везде светится красным предупреждение о том, что надо записать мнемоник-фразу, без которой нет доступа к токенам. Но у нас ведь обычно быстрее-быстрее-быстрее, в итоге в первые три дня люди потеряли ключей на 50 тыс. долларов. Они не очень понимали, что такое токены, не понимали, что они находятся в их кошельках, не понимали, что у нас никакого доступа к их токенам нет.

Сейчас понимают лучше?

У Владимира Смеркиса есть на радио программа «Силиконовые дали», в 2016 году он позвал в нее Александра Иванова из Waves, которого тогда мало кто знал. И Александр в эфире очень умно рассказывал о биткоине и криптовалютах, а мы не радовались, а боялись, что никто ничего не поймет. Сейчас средний уровень чуть-чуть вырос, все привыкли к терминам, но если спросить у людей, как устроен майнинг, что такое «красивый блок», что такое хеш, окажется, что никто ничего не знает. Все просто видят хайп и думают о том, когда лучше заскочить и когда выскочить.

Я всегда старался смотреть на это как экономист, потому что хорошо понимаю, как устроена мировая монетарная система, и знаю историю Федеральной резервной системы и денег в целом. То есть мне вся эта история в своей основе интересна как некая альтернативная экономика, экономика другого уровня.
Многие уже понимают, знают, что такие деньги, как доллары США, печатаются, но не понимают, как работает система центральных банков и что делает Международный валютный фонд. Если кто-то говорит, что криптовалюта – это пирамида, он просто не понимает, как устроены обычные деньги. Настоящая пирамида – это фиатные деньги. Кстати, тут надо сказать, что в криптоиндустрии обычные деньги принято называть «фиатом», и всем кажется, что это просто синоним слова «деньги». На самом деле фиатные деньги определяются как бумажные, ничем не обеспеченные деньги.

CEO JPMorgan Джейми Даймон, наверное, поспорил бы с вами. Некоторое время назад он сделал несколько заявлений о биткоине, которые отчасти подхватывают эту тему. «Биткоин – “отличный продукт”, если вы преступник». «Правительствам нравится контролировать свои экономики и валюты». «Когда-нибудь правительства уничтожат биткоин». «Люди, покупающие биткоин, – тупицы». И «я не понимаю ценность чего-то, что не имеет ценности».

Я могу много говорить о деньгах и банкирах, но давайте про обеспечение. Мы понимаем, что фиатные валюты в настоящий момент ничем не обеспечены. Кто-то говорит, что криптовалюты обеспечены оборудованием, на котором их майнят, – это тоже не так. Можно сказать, что фиатные деньги обеспечены доверием к национальным монетарным системам и национальным экономикам. В криптовалютах то же самое – в основе всего лежит доверие людей. Другими словами, обеспечения нет ни там, ни тут. Но давайте посмотрим на золотой стандарт. Чем обеспечено золото? Тоже ничем. Суть золота в том, что оно, как и биткоин, например, ограничено в добыче. Банкирам, кстати, экономика золотого стандарта была не очень удобна. Сегодня суверенная эмиссия денег есть только в нескольких странах. Например, рубль не эмитируется нашим ЦБ в нужном количестве, а вот США, ЕС, Швейцария, Великобритания, Япония могут печатать столько валюты, сколько им требуется. Мы же должны заработать на внешнем рынке доллары, положить их в золотовалютный резерв и на такую сумму выпустить рубли. Поэтому рублей, чтобы закрыть все дыры, у нас никогда не хватает. В США покупательная способность доллара упала с момента появления ФРС в 1913 году в десятки раз. Кажется, с 2009 года денежная масса там выросла в два раза. Получается, что все держится на волоске, и деньги, которыми мы пользуемся, ничего не стоят. Обратите внимание, раньше на долларах писали «United States Note». Сегодня – «Federal Reserve Note». Никто ничего не скрывает. А Федрезерв – это коммерческая организация, которая печатает ничем не обеспеченные деньги. Это же смешно.

Есть у банкиров еще такая фишка – частичное банковское резервирование. Когда ЦБ размещает в коммерческом банке 100 рублей, коммерческий банк резервирует, например, лишь 10 из них, а на другие 90 выдает кредиты. От ставки частичного банковского резервирования зависит, сколько денег вольет в экономику коммерческий банк. Тут срабатывает денежный мультипликатор, и при ставке 10% на каждые 100 рублей от Центробанка в экономике появляется 1000 рублей. Так работает монетарная система, но если все вкладчики в один день придут в банк, он не сможет вернуть их деньги, их просто нет. И 99% криптовалют, которые есть на рынке, – такая же ерунда, как и бумажные деньги. Они ничем не обеспечены, никому не нужны, и в один день все это схлопнется. Но есть, например, биткоин и эфир, которые, на мой взгляд, являются ценностью. В первую очередь это касается биткоина, чья эмиссия ограничена, а код близок к идеальному. И если у эфира были взломы, то у биткоина – никогда.

Но биткоин медленнее, и его сложно модифицировать.

Да, поэтому в нем я в первую очередь вижу не платежный инструмент, а некий цифровой золотой стандарт. Когда было подписано Бреттон-Вудское соглашение, стоимость унции золота зафиксировали на уровне 35 долларов. С того момента золото подорожало до 1300. Точнее, это не золото подорожало, а фиатные валюты упали. Так и покупательная способность биткоина со временем будет расти, и, как и золото, это хороший инструмент для сохранения средств. Власти на самом деле это понимают, но они связаны международными законами и законом о ЦБ, который подписали еще в те времена, когда развалили СССР. С тех пор все, что мы можем, – это зарабатывать на внешнем рынке доллары и выпускать рубли. Золотовалютный резерв – это доллары, там нет золота. Еще мы храним кучу US Treasures. Мы заложники ситуации. Сегодня мир меняется, и России как заложнице системы надо этим воспользоваться. Думаю, что президент и его ближайшее окружение понимают, что происходит, и пока наблюдают за развитием цифровых активностей, не стремясь ничего запретить. Происходит попытка финансовой революции, и в России, где эмиссия рубля не суверенна, руководству надо искать возможности использовать технологию в партнерстве со странами, с которыми налажено экономическое сотрудничество. Мы действительно можем изменить экономику – например, если России, Бразилии, Китаю, Индии и ЮАР удастся договориться, может появиться валюта стран БРИКС – выпустим ее и представим в роли международной валюты, а курсы всех валют выражались бы в токене БРИКС. Когда-то Кейнс предлагал для решения этого вопроса банкор, но такой валютой признали доллар США в 1944 году. СССР этому сопротивлялся, имея золотой рубль, но в итоге не устоял. Почему бы нам не начать продавать наши природные ресурсы за крипторубль? Пусть другие зарабатывают рубль, а не мы доллар. В дальнейшем меняют на БРИКС, по необходимости меняют на криптоюань и покупают товары в Китае. БРИКС как резервная валюта, все в блокчейне, все прозрачно. Страны БРИКС держат ноды со всеми транзакциями. Лишнего не напечатаешь. Это, конечно, невероятный вызов, но если мы сделаем это не одни, а с партнерами, будет проще.

Отсюда вытекает токенизация экономики.

Да, это будет экономика на уровне цифровых технологий, транзакционная система, где несколько государств могут вести прозрачные понятные расчеты в блокчейне. В нашей стране множество людей майнят разные криптовалюты, есть тысячи единиц оборудования – почему не сделать свой блокчейн и добывать крипторубль, у которого будет понятная эмиссия, или БРИКС-токен? Хотя сам алгоритм консенсуса Proof-Of-Work мне кажется не оптимальным. Слишком много энергии теряется на этом. Гораздо эффективнее выглядит средство достижения консенсуса Proof-Of-Stake.

Бумажные деньги есть кому защищать – такие, как Даймон, не любят терять контроль.

Почему серьезные люди вкладывают серьезные деньги в крипту? Они понимают, что современная монетарная система висит на волоске, и в нее многие перестают верить. Госдолг США не может расти бесконечно. Так что мы страхуемся чем-то, чему всего пять лет от роду, но оно уже серьезно себя показало и работает во всем мире.

Но люди не всегда понимают, как именно работает.

Для таких и существует наш фонд. Нужно заниматься образовательной деятельностью, объяснять, как все устроено. Печально, но 99% людей рассматривают крипту только как возможность заработать. Думаю, что больше людей на этом теряют, чем зарабатывают: таких каруселей нет ни на одном другом рынке. Мои рекомендации – ни в коем случае не заниматься торговлей с плечом, никогда не играть против рынка, т.е. на продажу, и, конечно, не инвестировать больше, чем готовы полностью потерять.

Из того, что вы говорили, следует, что биткоин и его побратимы – это не валюта, а цифровые активы.

Да, любая крипта – это цифровой актив, который может быть и платежным средством. У нас был стенд на выставке в Испании – мы оплачивали участие в биткоинах, это было очень удобно: человек просто показал мне QR-код, и межгосударственный платеж прошел легко и быстро, не пришлось открывать счет, никакого валютного контроля и долгого заполнения реквизитов.

Думаю, хайп вокруг крипты будет сохраняться, и скоро ей будет найдено реальное массовое применение. Я вижу несколько основных: p2p-транзакции, смарт-контракты, децентрализация, прозрачность. Все ценные бумаги могут стать цифровыми. Регистрируя АО, мы выпускаем акции, можно выпускать их на блокчейне – акции будут закреплены за владельцами. И все это может породить цифровую экономику и цифровой золотой стандарт.

Расскажите о вашем криптофонде. Когда вы начинали, кем видели своих инвесторов? Кому адресовались?

Если честно, мы об этом не думали. Мы понимали, что наш клиент – ритейл, частные инвесторы с небольшими чеками. Понимали, что это нужно и удобно в первую очередь нам самим для управления нашими деньгами. У фонда четыре основных преимущества: высокая доходность, как и у прочих криптоактивов, прозрачность, диверсификация и безопасность. Мы не работаем с фиатными деньгами. Есть смарт-контракт, который выпускает токены. И когда пользователь инвестирует, например, в эфир – он получает от смарт-контракта наш токен по тому курсу, который был установлен в тот момент. Все очень прозрачно и понятно: мы берем средневзвешенную стоимость каждого актива и измеряем нашу долю в трех эквивалентах, в том числе долларовом. Еще преимущество – наш автоматизированный аудит. Два раза в сутки робот сканирует все адреса, курсы и транзакции и устанавливает стоимость нашего токена. Токен этот, в отличие от тех, что торгуются на бирже, обеспечен нашим портфелем – это, по сути, паевой фонд. Чтобы понять стоимость токена, нужно разделить сумму наших активов на число токенов – все очень, как видите, прозрачно. Робот аудирует все это – записывает, сколько наших токенов существует в блокчейне Ethereum. Когда инвесторы выходят, их токены уничтожаются. Портфель состоит из примерно 20 активов, три наших аналитика постоянно изучают рынок. Наша задача – чтобы все сотрудники пришли к единому мнению и «продали» друг другу выбранный актив, перед тем как включить в портфель. У всех аналитиков есть мини-портфель в портфеле, которым они управляют, принимают свои решения. У них задача – делать доходность в биткоинах.

Насколько вы результативны?

С момента основания и на конец прошлого года у нас доходность больше 1500% при задаче 100% годовых. С тех пор как мы запустили фонд, все происходит как в сериале. Базовая стоимость токена была 10 долларов, мы сразу выпустили несколько токенов на блокчейне, обеспеченных нашими деньгами. Алгоритм начал это мерять, менять и пр. Иногда стоимость токена достигала 190 долларов. Сейчас рынок упал, но команда решила не выходить из крипты: пару раз мы уже ошибались – частично переходили в фиат, а рынок потом отыгрывал. Сегодня, 18 января, на рухнувшем рынке у нас 1200% доходность. В битке она тоже положительная, но не очень большая – плюс 40%. На этом рынке очень важно быть диверсифицированным – никто не знает, что может произойти. Нужно понимать, что существуют игроки, в том числе майнеры, с большими запасами крипты, которые знают друг друга и могут манипулировать этим маленьким рынком. Если мы рассматриваем биткоин как ценность будущего, то можно предположить, что текущая его цена сильно занижена, так как спрос будет расти, а фиатная валюта будет продолжать терять в цене. В перспективе стоимость будет зависеть от того, чем биткоин будет являться для мирового сообщества. Если он станет неким промежуточным золотым стандартом, то, конечно, его можно назвать очень недооцененным. Мы в крипте надолго, не ищем возможность быстро зайти и выскочить. Мы думаем на много лет вперед и верим, что за ней большое будущее. Есть ребята, которые занимаются экономикой роботов и уверены, что взаимодействие роботов и людей должно быть устроено на смарт-контрактах. Один робот будет исполнять контракт другого, работа будет оплачиваться в крипте. Цифровая экономика – очень серьезная вещь, это реально другая экономика, более эффективная, быстрая, ведущая за собой большую общественную трансформацию.

Вы нужны хайнетам?

Нужны. Рынок волатилен, а наш токен эту волатильность сглаживает. Они очень хотят вложиться в наш фонд, но пока возможностей нет: они могут инвестировать только в фиате, им не нужны наши токены. Им нужен контракт, договор. А у нас все децентрализовано, все на блокчейне и через смарт-контракт. И мы пока с фиатом работать не можем. Это положение может измениться. У нас на Кайманах зарегистрирована иностранная компания, сейчас мы регистрируем ее дочку в России. Открываем расчетный счет в Европе. Большинство банков не готовы работать с компаниями, которые работают с криптой, и их можно понять: крипта – это альтернатива текущей экономике, и ни один банк, кредитующийся в своем ЦБ, не рискнет связываться. Но есть и новые банки, которые готовы рискнуть, и среди них наши потенциальные партнеры. Скоро мы откроем в одном из таких банков расчетный счет, который позволит хайнетам покупать наши токены по инвойсу.

Как скоро средний хайнет отдаст вам свой миллион долларов?

Думаю, ему будет удобно и понятно это сделать через два месяца, не больше.

Все накопленное сейчас – вложения мелких инвесторов?

В основном да. У нас 10 000 зарегистрированных пользователей, из них 2000 активных. Есть те, кто вложился и забыл – может быть, на много лет вперед.

Комиссия у вас 5% на входе, 5% на выходе. Дорого же!

Ну обычный ПИФ 1500% и не дает. Скорее всего, ритейл-фонд, где одна крипта меняется на другую, останется в текущей системе, а для хайнетов и институционалов мы создадим новую систему, которая не будет выдавать им обратно токены, потому что они с ними все равно ничего не смогут сделать. Это будет просто договор на управление средствами, или же они откроют счет, средствами на котором мы сможем управлять.

Не лучше ли (скажет рядовой хайнет) просто купить биткоины?

Я бы посоветовал фонд – так они инвестируют и в биткоин, и в эфир и получают доходность выше, чем у биткоина и эфира. У нас есть возможность быстро вкладываться в еще более рискованные активы, получать доходность и выходить. Плюс мы можем совместно с другими фондами инвестировать в проекты на ранних стадиях – еще до Token Sale. Иногда такие проекты дают хорошую доходность.

Для клиента частных банкиров вы выглядите экстремально рисковыми парнями. Он знает, что банк его профилирует, оценивает риски и предложит минимум три стратегии. Вы не полагаете, что этой публике нужна линейка продуктов?

Мы же предлагаем не фортуну, а холодный расчет. Но консервативных стратегий на этом маленьком и волатильном рынке быть не может. Вложения в него – в любом случае риск, больший или меньший. Да, у нас была идея создать несколько портфелей, один из которых будет основан, например, на топ-3 криптоактивов. Потом мы запустили фонд, а потом возникла идея Tokenbox, где могут реализовываться любые стратегии, инвестиции будут прозрачными, а аудировать движения в рамках портфеля станут алгоритмы.

Tokenbox будет соединять тех, кто хочет инвестировать, и тех, кто хочет управлять инвестициями, то есть инвесторов и портфельных управляющих. Портфельные управляющие приходят в систему, регистрируются и затем могут создать свой криптопортфель, наполнить его разными криптоактивами, выпускать свой токен. У каждого портфеля есть свой трек-рекорд, чтобы мы могли фиксировать деятельность управляющих и система не давала совершать сделки, противоречащие стратегии портфеля. Ликвидность мы будем создавать с помощью внешних бирж и в дальнейшем построим свою собственную. Фонды уже покупали наши токены и планируют создать свои криптофонды в нашей системе. Мы придумали новое интересное применение токену – токен как лицензия. Когда мы пользуемся Microsoft Office, мы должны купить ключи или подписку. Так и у нас будет – хотите пользоваться нашей системой, купите лицензию на портфель. А лицензия – это наш токен. Мы пошли еще дальше: придумали не статичную, а динамическую лицензию, у которой есть своя стоимость: наш токен должен быть в портфеле у управляющего в количестве не менее 5% портфеля. У этой лицензии есть стоимость. Это интересная связка между успешностью системы и стоимостью токена. Чем больше средств будет под управлением портфельных управляющих в системе, тем выше окажется спрос на токен и тем дороже он будет стоить на рынке. Эмиссия ограничена, токен уже полностью выпущен.

Tokenbox не призван поменять текущую систему – он будет работать параллельно ей в системе криптовалют. При этом мы хотим открыть возможность инвестировать и в фиате.

Нужны ли вам инвесторы или вы самодостаточны?

У нас были желающие инвестировать в equity Tokenbox – предлагали деньги еще до token sale. Но мы говорили – зачем, мы проводим Token Sale как раз затем, чтобы не брать у вас деньги. За две недели мы привлекли в Tokenbox 8 млн долларов. Мы самодостаточны, команда расширяется, мы переезжаем в больший офис. В фонде под управлением около 5 млн долларов, причем те инвесторы, кто поверил в нас изначально, получили очень хорошую доходность. Мы последние месяцы активно занимались Tokenbox и особо не развивали фонд, ограничиваясь управлением текущими инвестициями: маркетинговые усилия шли в другое русло. Наш фонд, к слову, мы тоже хотим завести в Tokenbox, при этом он останется интегрированной системой со своим токеном. Для инвесторов ничего не изменится.



06.02.2018

Источник: SPEAR'S Russia #1-2(75)

Комментарии (2)

Dwightbarly 02.04.2018 16:17

заказать продвижение сайта в минске логин в скайпе SEO PRO1

122
Thomasbah 02.04.2018 04:46

заказать продвижение сайта красноярск логин в скайпе SEO PRO1


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз