За отчетный период


Инвесторам бы вздохнуть с облегчением, но ощущение тревожного спокойствия на рынках остается, а вместе с ним сохраняется боязнь того, что коррекция все равно за углом, считает Гай Монсон.

20.02.2017





Великая неизвестность

В 2016 году динамика международных портфелей была лучше, чем многие смели ожидать, хотя какими будут показатели корпоративной прибыли, геополитические риски и монетарная политика, теперь ясно еще меньше, чем годом ранее. Не пора ли инвесторам фиксировать прибыль? Или «дивидендные» акции лучше держать? (А этот класс дает сейчас самую высокую доходность на Западе.)

Очередное миролюбивое заседание комитета возглавляемой Джанет Йеллен ФРС, которое состоялось в начале ноября, вновь помогло рынкам акций взять «стену страха», причем успешнее, чем смели надеяться многие инвесторы. Ни умеренный рост доходности облигаций в октябре, ни тупиковая ситуация вокруг стратегии по Brexit, ни возросший риск избрания Трампа серьезной коррекции спровоцировать не смогли. Даже 9 ноября, когда победа Трампа стала реальностью, американские рынки на открытии едва шевельнулись.

Кроме того, в прошлом году среди отраслей начали меняться мировые лидеры. Пока аппетит к риску постепенно растет, на место защитных и относительно дорогих акций компаний из секторов ЖКХ, телекоммуникаций, крупных потребительских компаний приходят бумаги участников сектора материалов, фирм из отрасли технологий и даже ряда американских финансовых структур.

Инвесторам бы вздохнуть с облегчением, но ощущение тревожного спокойствия на рынках остается, а вместе с ним сохраняется боязнь того, что коррекция все равно за углом. «Медведей», судя по всему, волнуют три вещи: сокращение прибыли американских компаний, постепенный рост доходности кэша и облигаций и все еще повышенные геополитические риски.

Прибыль компаний, безусловно, начинает снижаться. Во II квартале 2016 года доналоговая прибыль американских игроков упала на 4,9%. Падение стало пятым кряду, а серия, по данным Министерства торговли, худшей после окончания той рецессии, которая была в середине 2009-го. В то же время исторический коэффициент «цена – прибыль» по компонентам S&P 500 превышает 20 и близок к семилетнему максимуму.

Во многом это падение можно связать со снижением прибыли в энергетической и горнодобывающей отраслях, а также запоздалым эффектом от укрепления доллара. Часть этого урона, впрочем, может оказаться временной. А вот над долгосрочной прибылью нависла реальность в виде стабильно низкой производительности, явления все более глобального.

Гонка за доходностью

Догоняя доходность, инвесторы пока не думают о том, как должна разрешиться ситуация (обратите внимание на блестящую динамику котировок в телекоммуникационном и табачном секторах, которая наблюдается, несмотря на то что прибыль у большинства этих игроков падает или стоит на месте). Нашим решением остается тематический портфель с поддержкой в лице четких глобальных трендов, в идеале с уклоном в сторону компаний, выплачивающих хорошие дивиденды или имеющих сильные денежные потоки. Да, некий компонентный риск, если сравнивать с квазииндексным решением, здесь присутствует, но в сложившейся ситуации поддержка роста доходов представляется жизненно необходимой.

В августе доходность мировых облигаций умеренно выросла, но это произошло лишь после долгого летнего ралли. Чуть больше беспокойства вызывает то, как рынок корпоративных облигаций отреагировал на намерение Банка Англии впервые взяться за покупку торгуемых там бумаг. Если целью было стимулировать выпуск бондов после застоя, то в этом регулятор уже преуспел. За первые шесть недель, прошедших после его заседания, компании выпустили облигаций на 13,7 млрд фунтов стерлингов, тогда как за все первое полугодие – лишь на 9,3 млрд.

Дивиденды

Доходность облигаций, по нашему мнению, вряд ли резко даст задний ход, но и серьезная реальная доходность кажется нам труднодостижимой. Для удовлетворения потребностей инвесторам, конечно, нужно обратиться к акциям (в большинстве стран еврозоны, а также в Японии и Британии перевес их доходности над облигационной близок к 50-летним максимумам).

Компании, особенно британские, выделяют на выплату дивидендов все больше прибыли, так что генерация сильных денежных потоков и четкие бизнес-модели – среди ключевых факторов. Хотя больше всех от искусственно заниженной доходности мировых бондов по-прежнему выигрывают акции качественных международных компаний, верящих в постепенное наращивание дивидендов.

В сегодняшней же политике тревожит то, что маловероятное вдруг стало возможным. Большую часть кампании вероятность успеха Brexit оценивалась ниже 30%; Джереми Корбина поддержали менее 20% лейбористских парламентариев, и тем не менее он остался лидером партии; Дональд Трамп в апреле отставал от Хиллари Клинтон на 12 процентных пунктов, но в итоге победил. Иными словами, будьте готовы к неожиданностям, ведь голосование за популистов набирает в мире обороты.

Так что да, мы считаем, что инвесторам стоит еще какое-то время дорожить этими нарастающими международными дивидендами. 



20.02.2017

Источник: SPEAR'S Russia #1-2(65)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз





Вопросы будущего


Troikastudents_076_58703
 

«Выше мечты» – стипендиальная образовательная программа, созданная для поддержки талантливых старшекурсников – экономистов, финансистов и математиков. Основатели, бывшие партнеры инвестиционной компании «Тройка Диалог», сделали ставку на максимальное погружение студентов в практические аспекты профессии и на развитие кругозора в целом. Тех, кто успешно пройдет отборочные испытания, ждет учебный курс на кампусе бизнес-школы СКОЛКОВО, где перед студентами, в частности, выступят известные экономисты, представители бизнеса и эксперты из других сфер. После завершения программы зарекомендовавшие себя участники смогут пройти стажировку в компаниях-партнерах. В начале октября «Выше мечты» открывает прием заявок на следующий год. В преддверии начала отбора SPEAR’S Russia публикует выступление Рубена Варданяна перед стипендиатами программы прошлого учебного года. Предприниматель и социальный инвестор рассуждает о готовности к будущему и делится собственной историей.