«Все уже нарисковались и больше всего хотят спать спокойно»


Пан или пропал, все или ничего – мы, русские, в том числе и русские хайнеты, любим крайности. Но только не в управлении деньгами. Владимир Михайлов, исполнительный директор компании «Анкор Инвест», рассказал SPEAR’S Russia о плюсах европейских инвестиционных стратегий, о вреде депозитов и воспитании идеальных клиентов.

16.01.2017





Владимир, опишите «Анкор» в цифрах: AuM, порог входа?

«Анкор Инвест» является партнером швейцарской инвестиционной компании GL Asset Management, под управлением которой находится свыше 300 миллионов долларов. Порог входа – полмиллиона долларов.

Не самая высокая планка для рынка. Павел Теплухин для своего нового финансового бутика Matrix Capital заявлял о «входном билете» в пять миллионов долларов.

Сейчас такой рынок – клиенты не готовы сразу, первым же траншем вносить большие деньги. Эти пять миллионов к нам в итоге все равно приходят – клиент заводит свои полмиллиона, полгода работает с нами, убеждается в эффективности наших стратегий и, как правило, увеличивает сумму.

Мы общаемся с теми же клиентами, что и Matrix, но предлагаем низкий порог входа с возможностью в дальнейшем добавлять средства, – такой подход подтверждает свою эффективность в текущих рыночных условиях. У нас все выверено, клиент получает ежемесячный результат с минимальными колебаниями и при этом может не тревожиться за свои деньги.

Теперь о спокойствии: мы проводим клиентский анализ и не работаем с теми, кто намерен инвестировать последние деньги. Закон инвестирования гласит, что вкладывать нужно не больше трети капитала. Состоятельные люди, в том числе в России, это хорошо понимают и обычно осторожничают, инвестируя 1/10 или даже 1/20 состояния.

Сумму под управлением мы в будущем году, полагаю, удвоим. Плюс будем предлагать клиентам новые инвестиционные решения, учитывающие изменения в валютном и налоговом законодательстве.

Фундамент, на котором построен бизнес компании, – европейские инвестиционные традиции, говорится на вашем сайте. А есть ли особенности у российских инвестиционных традиций и – шире – у российских инвесторов и управ­ляющих?

Рынок у нас еще молодой, а что пытаются делать молодые рынки? Быстро заработать. Поэтому в фаворе до недавних пор были стратегии, варьиру­ющиеся вокруг банального «купи и держи». В 2000-х годах, когда фондовый рынок формировался, для заработка достаточно было купить какие-то активы, подержать, продать – можно было не слишком задумываться. А вот после 2008-го пришлось начать задумываться: на таких стратегиях люди начали терять деньги. Хотя некоторые крупные игроки перестроиться так и не смогли, более того – новые небольшие участники рынка копируют стратегии конкурентов: ведь правда, нет ничего проще, чем дать клиенту «плечо» либо что-то ему купить и ждать момента, когда он сможет от этого прибыльно избавиться. Правда, чаще всего такой подход себя не оправдывает. Кстати, среди наших клиентов немало тех, кто уже терял на подобных стратегиях.

Рынок переживает сложные времена: нет ликвидности, велики риски. Такая ситуация рождает спрос на консервативные методы: все уже нарисковались, наигрались и больше всего хотят спать спокойно и видеть результат не в перспективе 5-10 лет, а на квартальной основе. Взвесив ситуацию на рынке и посмотрев, что предлагают конкуренты, мы обратились к опыту зарубежных инвестфондов, которые с 1980-х годов внедряют стратегии, основанные на рыночном нейтралитете. Это, в частности, стратегии long-short, когда рыночные позиции скомпенсированы: грубо говоря, мы берем бумаги разных компаний, сильные – в long, слабые – в short. Такая стратегия основывается на фундаментальном анализе. Флагманским же нашим инструментом стала стратегия спредов, основанная на методике статистического арбитража, – это математически выверенный алгоритм, который позволяет рассмотреть бумаги в одном секторе. Вот, например, Boeing и Airbus. Они с авиасектором как нитка с иголкой, растут вместе с ним, падают – тоже. Но между ценами на их бумаги есть некий зазор – одна может стоить дешевле, вторая дороже, но мы понимаем, что должен быть некий средний спред, некая средняя цена, к которой они стремятся. Это как взболтать воду в ведре: рано или поздно она придет в равновесное состояние. Такой принцип мы и используем: одновременно заходим в короткую позицию по одной бумаге, в длинную – по другой и закрываем позиции в тот момент, когда они максимально сблизятся. На случай, если они разойдутся, есть stop loss.

На такую стратегию состояние рынка никак не влияет. На стратегии работают сразу четверо управляющих, у которых есть своя матрица параметров, и каждый использует свою методику. В портфеле таких пар может быть до сотни, и риски минимальны: даже если какая-то пара разошлась, остальные могут сблизиться.

Приносит такая стратегия около 10–12% годовых – не так много, зато в валюте, так что клиенты зарабатывают и на самих бумагах, и на колебаниях курса рубля. Такой подход оптимален как антикризисное решение для крупных капиталов. Дополнительный плюс для наших российских клиентов – возможность доступа к международной экспертизе. Нашим партнером является глобальный игрок инвестиционного рынка GL Asset Management с головным офисом в Швейцарии. Чтобы работать с ними напрямую, нужно ехать в Европу, знать язык, разбираться в предмете, и порог входа там очень высокий. В нашем случае можно получить все это, придя в офис российской компании и заключив с ней договор: клиент защищен со всех сторон и пользуется преимуществами европейского опыта управляющих.

Как выглядят частные инвесторы из России на фоне инвесторов из Европы и США? Кто действует сложнее и разнообразнее, кто зарабатывает стабильнее?

У нас происходит то же, что и на заре существования западных рынков: агрессивные стратегии, скупка рисковых активов, клиент заранее мирится с потерей вложений. Часто бывает, что клиенты без больших средств тешат себя иллюзией быстро заработать и выбирают форексные компании или те, что обещают 200–300% с незначительным – до миллиона руб­лей – порогом входа. Но сейчас ситуация потихоньку меняется: повышается финансовая грамотность, люди стремятся к предсказуемым инструментам, много ездят в Европу и имеют дело с европейскими компаниями – с их помощью европейские традиции начинают проникать и на наш рынок.

В Европе используется много производных инструментов, которых нет у нас, рынок там более ликвиден. Европейцы более консервативны – и в то же время на фондовом рынке там работает намного больше людей, чем в России. Возможно, это связано с тем, что ставки по депозитам в Европе стремятся к отрицательным значениям. Банк – это в принципе не инвестиция, это сохранение капитала, и европейские банки используются как сейфы.

У россиян же есть привычка к депозитам. Где хранить деньги? Задайте этот вопрос сотне человек, и 90 из них ответят «в банке», подразумевая под этим не только депозит, но и банковскую ячейку. Кстати, сами банки от наплыва депозитов сильно не выигрывают, особенно от валютных, – так как из-за экономической нестабильности кредиты в валюте берут не так часто.

Наши стратегии – по сути, альтернатива депозитам: мы предлагаем получить больше, причем в валюте, при понимаемом уровне риска. Доверительное управление подразумевает гибкий подход. Если получается объяснить это людям, которые считают, что деньги можно отдать только в банк, – они с радостью используют новую возможность или как минимум будут иметь ее в виду на перспективу. 



16.01.2017

Источник: SPEAR'S Russia #12(64)

Комментарии (1)

Alex 23.01.2017 18:36

".. В 2000-х годах, когда фондовый рынок формировался..."

это,извините, про чей фондовый рынок? Российский вообще-то вполне себе сформировался уже к 1997-1998 годам...хотя,возможно, в то время г-н Михайлов финансами еще не занимался...


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз