Труды и дни Билла Гейтса


C 80 млрд долларов личного состояния Билл Гейтс – самый богатый человек на планете. Как же он тратит свои деньги? Что делает его жизнь содержательной? Счастлив ли он в браке? Мэри Ридделл провела три месяца в компании знаменитого миллиардера, владельца корпорации Microsoft, чтобы найти ответы на эти вопросы.

12.12.2016





Билла Гейтса восхищают микробы. На встречу с Джастином Трюдо, премьер-министром Канады, Гейтс захватил книгу о бактериях, возможно, намереваясь прочесть главу-другую, если случится перерыв в переговорах.

Когда мы встретились вскоре после этого, Гейтс, хотя и без фолианта в руках, демонстрировал несколько нетерпеливое поведение человека, которому микроорганизмы более интересны, чем некоторые важные лица и большинство журналистов. Я встречалась с Гейтсом несколько раз и, думаю, поняла его отношение. Хотя он всегда безупречно сдержан и обходителен, он не любит терять даже секунды.

Однако когда речь заходит о переменах в мире, он не воспринимает ни одну проблему как слишком незначительную для того, чтобы она заслуживала его внимания, и ни один из вопросов не будет для него чересчур обширным. Например, он настолько заинтересовался выращиванием цыплят и возможностями накормить голодающих с их помощью, что недавно выступил на конференции в сопровождении клетки, полной птиц.

О практических вопросах птицеводства Гейтс говорит довольно туманно. «Я в большой степени являюсь продуктом городского воспитания. Однажды, во время учебы в старших классах, мы приехали на чью-то ферму, где должны были убивать цыплят, чтобы питаться ими. Я относился к этому так: “Это ужасно. Кто-то должен душить этих цыплят. Но, боже, почему это должен делать я?” В другой раз, когда мы путешествовали по Африке, кто-то принес в жертву козла, и мы наблюдали, как с него снимают шкуру».

Самый богатый

Более привычный к миру, где кровопускание – удел корпораций, Гейтс позволяет себе содрогнуться, вспоминая о тех событиях. В 61 год основатель компании Microsoft по-прежнему самый богатый человек в мире, а его 80-миллиардное состояние остается предметом бесконечного восхищения для всех, кроме него самого.

Этот взъерошенный и непритязательный очкарик, чей главный объект внимания (за исключением случайных вечеров за партией в бридж) – искоренение заболеваний и бедности в странах, ВНП которых меркнет в сравнении с его собственным капиталом. За три месяца, которые я сопровождала Гейтса, беседуя с ним и его ближайшими советниками, он пересек мир вдоль и поперек.

Рабочий график переносил его из конференц-залов и лекционных аудиторий в клиники и лаборатории. Он обедал с вождем зулусов, консультировал президента Эфиопии по вопросам раздачи еды, встречался с итальянским премьер-министром Маттео Ренци в зале отправления аэропорта и просил помощи у президента Франции Франсуа Олланда.

Когда Гейтс начинает убеждать, даже главы государств, испытывающих финансовые затруднения, вынимают бумажники. На конференции в Монреале, которую в прошлом месяце принимал Трюдо, было собрано 13 млрд долларов для пополнения Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией, включая 1,1 млрд фунтов от правительства Великобритании.

Британский вопрос

Частный авиалайнер Гейтса приземлился в Лондоне. Бизнесмен прилетел сюда на три дня ради ежегодного форума Grand Challenges, проводимого Bill & Melinda Gates Foundation для пропаганды и финансирования прорывных исследований в области здравоохранения и развития.

Компанию Гейтсу составили знаменитости, начиная с сэра Ричарда Брэнсона и заканчивая исполнителем хип-хопа will.i.am из группы The Black Eyed Peas. Он произнес речь в Музее науки и попросил поддержки академиков. («Он обожает заумные разговоры за ужином», – говорит один из его старших помощников.) Вдобавок Гейтс возобновил свое знакомство с Прити Пател, министром международного развития Великобритании, которая, по слухам, хотела бы ограничить бюджет зарубежной помощи.

Во время нашего последнего разговора Гейтс сказал: «Я надеюсь встретиться с Терезой Мэй». Какими бы регулярными ни были его визиты в Лондон, это посещение предваряли критические события, как для Великобритании, так и для самого Гейтса.

В период правления разных премьер-министров и канцлеров – от Блэра и Брауна до Кэмерона и Осборна – двери на Даунинг-стрит, 10 всегда были открыты для него. В эпоху после Brexit в этом нет твердой уверенности. Хотя он настаивает на позициях политической беспристрастности, Гейтс выступал против выхода из Евросоюза, заявляя, что Великобритания станет «значительно менее привлекательной» для ведения бизнеса.

Учитывая, что Microsoft (где он по-прежнему остается консультантом) и Gates Foundation активно участвуют в инвестициях в Великобритании (фонд вложил 1,1 млрд долларов в исследования, проводимые в этой стране), это не выглядит бесполезным предупреждением. Через два дня после голосования я задала вопрос о том, как меняются после Brexit его взаимоотношения с Великобританией, «лучшим партнером в мире».

«Здесь есть университеты мирового класса. Кембридж – это наш [Microsoft] европейский центр исследований. Никто не меняет свои планы за одну ночь. Возникла атмосфера неопределенности в экономических вопросах, а неопределенность всегда приводит к тому, что люди притормаживают инвестиции. У меня нет хрустального шара. Но я не могу найти слов, чтобы описать, сколько хорошего нам принесла поддержка всех предыдущих британских премьеров».

Каково его впечатление от Бориса Джонсона, министра иностранных дел? «Что же, он определенно интернационалист. Меня слегка удивила позиция, которую он занял во время кампании по выходу Великобритании из Евросоюза». В следующей беседе, состоявшейся несколькими неделями позже, Гейтс признается: «Есть надежды… Голосование [за выход] создало неопределенность, но на данный момент существуют аргументы в пользу продолжения тесного сотрудничества».

Облегчение принесло известие о том, что правительство Мэй обязалось поддерживать бюджет помощи другим странам со стороны Великобритании на уровне 12 млрд фунтов, то есть 0,7% валового национального дохода, что тесно связано с предуп­реждениями об опасности разрыва связей с ЕС. «Наш фонд вкладывает средства в британские университеты, поскольку они лучшие в мире. Мы, естественно, надеемся, что умные люди по-прежнему смогут свободно перемещаться между Европой и Великобританией. Я думаю, что здесь не будет допущено ошибки, – говорит Гейтс. – Но очевидно, что существующее положение могло бы быть немного проще».

Безмятежная неуязвимость?

Как Великобритания нуждается в Гейтсе, так и он нуждается в ней. Как часто миллиардер повторяет, ни одна страна, за исключением США, не была более щедра в делах помощи развивающимся странам. В наш век, когда демократия подвергается испытаниям, а мир сталкивается с угрозами, щедрость богатого мира не может восприниматься бедными странами или филантропами как должное.

На первый взгляд неуязвимость Гейтса кажется незыблемой. Центр его вселенной – студия-библиотека в семейном поместье в Сиэтле, откуда он наблюдает, как его жена катается на каяке по озеру Вашингтон. Пара наслаждается повседневными занятиями. «Я играю в теннис, мы ездим отдыхать, катаемся на лыжах, у нас много интересных увлечений».

Гейтс высоко ценит умиротворенность, которую дала ему долгая семейная жизнь. Сын отца-адвоката и матери-филантропа, он был чудаком, поглощенным составлением школьных расписаний на «доисторическом» компьютере, прежде чем оставить Гарвард, чтобы основать свою многомиллиардную корпорацию.

Он встретил Мелинду на одном из рабочих мероприятий, и она стала его постоянным партнером по благотворительной деятельности, работая над распределением принадлежащих мужу миллиардов и убеждая титанов вроде Уоррена Баффета и Опры Уинфри расстаться со значительной частью их состояний.

Джобс: проблема Билла…

Гейтс, конечно же, не всегда был столь щедрым. Покойный Стив Джобс, основатель компании Apple, заметил как-то, объективно или нет: «Проблема Билла состоит в том, что он хочет извлечь 10 центов из каждого доллара, который попадает ему в руки». Хотя когда-то он был денежным аккумулятором, сейчас Гейтс отдает до 99% своего состояния, оставляя детям – Дженнифер, Рори и Фебе – относительно умеренное наследство. «Мой бизнес отнюдь не семейный, – говорит он. – Дети должны самостоятельно строить свою жизнь».

Тем не менее наследники Гейтса демонстрируют, что готовы пойти по стопам родителей. «Моя старшая дочь только что окончила университет в Стэнфорде. Она любит кататься на лошадях». (Дженнифер Гейтс превосходная наездница в конкуре.) «Рори предстоит еще два года учиться в школе. Он отдыхал в Марокко этим летом, потому что хочет больше узнать об этой стране. Moй младший сын посетил Руанду, где преподавал в государственной средней школе. Им повезло, они приобрели международную известность, и у них появился настоящий энтузиазм, особенно в отношении Африки».

Однажды я спросила Мелинду, действительно ли их брак похож на волшебную сказку? Она ответила, что никакие отношения не могут быть полностью идеальными: например, ее муж ненавидит ее привычку жевать ледяные кубики. Когда я сказала Гейтсу, что его жена старается развеять миф о безупречном семейном союзе, он удивился: «Неужели? Она мне никогда об этом не говорила».

Трудно ли с ним жить? «Что и сказать, существует проблема согласования календарного графика. У нас много дел, и это всегда тяжелая задача. К тому же я сова. Если мне попадается хорошая книга или я работаю за компьютером, то могу бодрствовать очень долго. Я никогда не говорю Мелинде о своей усталости на следующий день, иначе она скажет, что я сам виноват, но она часто это замечает. Я стараюсь выглядеть бодрым, а она говорит: “Ну вот, опять ты не спал всю ночь”».

Рабочий график Гейтса планируют как для президента Америки – поминутно. Долгие дни делятся на пятиминутные отрезки, и каждая встреча или рукопожатие выверяются до секунд. Всегда, когда это возможно, он остается верен расписанию.

Чизбургеры и стратегия

Джо Серелл, директор-распорядитель Gates Foundation, говорит, что характерная черта поездок Гейтса – «обилие диетической кока-колы в гостиничных номерах и чизбургеров на обед, независимо от состава присутствующих. Если вы попадаете на обед к Биллу, вы будете питаться бургерами. Кого-то обязательно отправят за едой навынос в “Макдоналдс”. Я не думаю, что Мелинда позволяет ему есть такую пищу дома».

Каким бы простым он ни был, Гейтс – бескомпромиссный руководитель. «Он весьма нетерпелив, – говорит Серелл. – Общаясь с Биллом, вы должны хорошо знать свое дело. Это как обсуждать дела с самым образованным парнем из присутствующих. Он может прийти в отчаяние, если посчитает, что попусту теряет свое время. Он также очень веселый, абсолютно без всякого высокомерия. Но наше время всегда очень тщательно спланировано».
Этим летом Гейтс отправился в Южную Африку с целью, которую он считал необычайно значимой. Первой в его расписании была лекция на собрании Фонда Нельсона Манделы в Претории в честь своего героя.

По словам Марка Сузмана, президента и главного стратега Gates Foundation, который принимал участие в поездке, «очень немногие люди – а Билл встречается почти со всеми – действительно оправдывают ожидания от встреч. Нельсон Мандела был одним из таких людей».

Между публичными выступлениями для Гейтса устроили праздник. На ужине, который организовал в его честь Патрис Мотсеп, первый чернокожий миллиардер Южной Африки, министры правительства высказывали свою признательность, исламские, коптские и англиканские религиозные лидеры ниспосылали свои благословения, а верховный раввин континента прислал послание доброй воли.

После официальных церемоний Гейтс посетил лабораторию своего постоянного консультанта профессора Салима Абдула Карима, который руководит прорывными исследованиями в области борьбы с ВИЧ. Там бизнесмен наблюдал, как аспиранты работали с женскими репродуктивными органами, удаленными в ходе операции.
Совсем не брезгливый, он был зачарован тем, что увидел, и восхищен потенциальными перспективами: «Эти молодые ученые воссоздали точки воздействия и определили, что делает инфицирование более вероятным».

Профессор Карим также организовал встречу с тремя девушками, которые с большой вероятностью могут быть заражены ВИЧ. Трудно представить себе эксцентричного Гейтса, обсуждающего с девушками их половую жизнь, но эта встреча стала одним из главных событий в той поездке.

«Я разговаривал с ними о том, почему две девушки из трех не принимали ежедневно таблетки, предотвращающие заражение ВИЧ. Они рассказали мне, что встречались со многими парнями и [занимались сексом], но возможностей поговорить об этом с родителями у них почти не было. Одна сказала, что не понимала, что находится в зоне риска. Другая считала, что, если бы она принимала таблетки, окружающие предположили бы, что она уже больна СПИДом, а это страшный позор. Общение с ними было просто ошеломляющим».

Не пугало ли общение с девушками возраста собственной дочери, приговаривающими себя к болезни или даже ранней смерти? Гейтс отвечает, что это напоминало обсуждение неполадок в компьютере. «Это просто здорово – обнажать прозу жизни», – говорит он.

Хотя миллиардер не любит открыто выражать эмоции, ему не чужда эмпатия. Как говорит профессор Линда-Гейл Беккер, еще один эксперт в области СПИД/ВИЧ, «в такие моменты вы видите в нем отца, у него есть щедрость души. Он смотрит в глаза молодым людям. Не относится снисходительно к дуракам или глупым высказываниям, но молодому поколению это нравится. Они извлекают пользу из честности, открытости и его бескомпромиссного подхода».

Оптимизм юности

Возможно, они видят в Гейтсе оптимизм юности. Хотя он верит в перфекционизм, он еще верит, что мир, при всех его чудовищных недостатках, меняется к лучшему. «Здесь не работает правило “ага, вот оно!”, – замечает он. – Искоренение малярии должно произойти примерно в течение 30 лет. Такие вещи не случаются в одночасье».

И все же ни терроризм, ни исход беженцев, ни предупреждения о взрывном распространении СПИДа не разрушают надежд Гейтса. «Я полагаю, что практически все тенденции положительные. [Но] существует три темных пятна, которые внушают постоянное беспокойство. Одно из них – это естественно возникающие пандемии или террористы, обладающие биологическим или ядерным оружием. Другое – искусственный интеллект и беспокойство о том, всегда ли правильно используются высокие технологии. Третий потенциальный кошмар – разрушение демократии как таковой».

«Насколько успешно работает демократия в попытках коллективно решать важнейшие проблемы? Иногда вам кажется, что это довольно хаотичный процесс. Я надеюсь, что все будет в порядке, но меня беспокоит, что бюджеты и законы настолько сложны, что люди чувствуют себя оторванными от правительства. Все, что они слышат, так это то, что дела идут плохо».

Microsoft против Facebook

Если демократия не работает, огромные корпорации, кажется, стремятся ликвидировать этот разрыв. Марк Цукерберг, основатель Facebook, вложил 3 млрд долларов в избавление от всех болезней к концу века, в то время как компания Microsoft поклялась «решить проблему рака». Но многие опасаются, что невыбираемые корпорации сосредоточили в своих руках слишком много власти.

Гейтс не соглашается с этим. «Марк Цукерберг – хороший парень. Ларри Пейдж – тоже хороший парень. Я не думаю, что эти корпорации являются обителями зла. Цифровые средства проникают глубже в скрытые области деятельности, но Джон Рокфеллер [нефтяной магнат, филантроп, самый богатый человек Америки во все времена] управлял гораздо большей долей экономики, а прозрачность бизнеса в те времена была явно не на высоте».

Стала ли намного лучше ситуация сегодня? После того как были раскрыты налоговые махинации компании Apple в Ирландии, осуждает ли он компании, использующие различные механизмы для снижения налоговых выплат? «Большинство компаний действует профессионально и осторожно. В общем и целом можно считать, что они соблюдают правила, но сами страны должны решать, являются ли правила налогообложения теми, которых они намерены придерживаться. Является ли их целью сбор большего объема налогов с корпоративного сектора?»

Это кажется весьма осторожной реакцией человека, который всегда подвергает пересмотру ненадежную среду, в которой сосуществуют народы, корпорации и правительства. Гейтса и ему подобных обвиняют в том, что они обладают слишком большой властью, но правда состоит в том – и он отлично знает это, – что подобные ему филантропы зависимы от денег, влияния и доброй воли правительств, то есть от факторов, которые сейчас сильно подорваны финансовой нестабильностью и интересами избирателей.

В Кейптауне миллиардер обратился к делегатам международной конференции по борьбе со СПИДом по вопросу надвигающегося кризиса. В наше время, когда медикаменты начинают терять свою силу, число инфицированных растет, а финансирование сокращается, существует вероятность того, что эпидемия СПИДа вновь выйдет из-под контроля и начнет развиваться по спирали, последствия для всего мира будут страшными. Как сказал Гейтс, «это поворотный момент… Если только мы не сократим радикально число новых инфекций… нас ждут потенциально катастрофические последствия». 



12.12.2016

Источник: SPEAR'S Russia #11(63)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз