Только факты


Hitachi включила Россию в число 11 стратегически важных регионов наряду с Китаем, Индией, Латинской Америкой, США, Австралией и Южной Африкой. Русский рынок оценен компанией как «исключительно перспективный». С 3 июня представительский офис в Москве возглавляет Тосиюки Цугэ. Он живет здесь уже 20 лет, поет в местном хоре и хорошо разбирается в русском национальном. Но SPEAR’S Russia расспрашивал о японском.

05.08.2013





Глава представительства ходит на работу пешком: от его дома («рядом с ГУВД МВД, очень, знаете ли, спокойное место») до бизнес-центра на Трубной улице, где разместился офис «Хитачи Лимитед», всего семь минут. Поэтому Цугэ-сан делает большой круг через Лубянку, чтобы получилось
15 км  – это его ежедневный пешеходный минимум. Он мало пользуется своей служебной машиной
и хранит личные сбережения в Citibank по соседству с домом, отвергая предложения стать клиентом private banking. «Зачем? Для японца деньги – не то, что тратят, а то, что копят». Цугэ-сан утверждает, что японцы не умеют отдыхать, много переживают о работе и будущем, поэтому даже очень богатые представители нации предпочитают аккумулировать большие денежные резервы просто так, на черный день. «Конечно, молодежь уже мыслит немного иначе, некоторые даже покупают машины в кредит, несмотря на абсурдность идеи брать кредит на то, что теряет половину стоимости, едва только сел за руль. Надо признать, однако, что и ссудный процент чаще составляет лишь 0,1%». А вот самое плохое, что японец может придумать для своей репутации, это есть и пить в долг – лучше голодать.
Тосиюки Цугэ описывает свое увлечение хоровым пением как чисто японское. Из 120 млн жителей страны 1 млн поют в разных хорах. Кроме репетиций и выступлений с хором «Московские певчие», слушает музыку дома – особенно часто Рахманинова и Шостаковича, любит ходить на концерты классической музыки.

В своем японском доме в префектуре Тиба (35 км к востоку от центра Токио) он проводит отпуск и остается, когда бывает в командировках – не больше трех раз в год. Там живет семья – жена, дочь и сын. «Согласно японской народной пословице, лучший муж – здоровый мужчина в отъезде». Поэтому у состоятельных японцев много претензий к своим официальным спутницам. Традиционно не работающие, они уделяют много времени саморазвитию, дополнительному образованию и уходу за внешностью. К пенсионному возрасту обеспеченная и свободная от детей японская жена готова открывать для себя столицы мира, активный отдых класса люкс и знаменитые арт-галереи. В то время как истощенный годами офисной маяты супруг хочет разве что лежать в горячем источнике, созерцая бабочек. И тогда – развод и половина имущества. Или – под одной крышей, но в разных частях дома и разными жизнями – все же официальный развод экономически невыгоден обеим сторонам.

Уроки русского

Японского школьника Тосиюки Цугэ всегда занимало, почему в его учебной программе нет такого предмета, как русский язык. «В моем представлении большой мир тогда делился на США и СССР. Так почему же в школах почти не преподают русский, а только английский?» В 13 лет мальчик купил в магазине аудиокурс русского языка и приступил к самостоятельному изучению. Поэтому в частный католический университет Sofia в Токио пришел уже с солидным запасом русской лексики. Но впервые применить знания на практике довелось лишь на третий год работы в Mitsubishi Corporation – командировка в Советский Союз в качестве переводчика с группой монтажников обещала карьерный прорыв. «Оказалось, несмотря на все мои высокие баллы по этому предмету, говорю я очень плохо. Русский разговорный сильно отличался от своего академического прототипа», – вспоминает господин Цугэ. Открылись и другие неожиданные сложности. К примеру, узкая профессиональная специализация работников. Один электрик в России занимается трансформатором на 380 ватт, второй – трансформатором на 220, а третий – специалист по трансформатору низкого напряжения. «В Японии тоже ценится глубина знаний, но для карьерного роста больше требуется широта, так что там чаще встретишь специалиста широкого профиля».

Показать собственной спиной

Во многих японских компаниях, представленных в России, заведено «экспортировать» рядовых сотрудников – более дисциплинированных и стойких к трудностям. В Hitachi Ltd – не так. Кроме гос­подина Цугэ, здесь работает лишь одна японка, да и та давно живет в России. Как он добивается от русских японского отношения к труду? «Доказать необходимость тяжелой работы на словах невозможно, лучше действует язык финансового поощрения и наказания, но самое действенное – проиллюстрировать, как говорят в Японии, своей спиной». Цугэ-сан допоздна засиживается на работе, кроме того, старается понять характер и склад ума каждого сотрудника – без знания психологии не добиться самоотдачи. Флегматику строго напомнит о дедлайне, притормозит нервного холерика, но одно требование остается неизменным: на рабочих совещаниях оперировать только фактами. Он требует всегда отделять факт от надежды, реальную перспективу от иллюзорной, желательное от действительного – только так возможно продуктивное планирование. Пока компания не ведет торговых операций в России, но если головной офис в Токио решит и дальше развивать активность в нашей стране, главного бухгалтера непременно выпишут из Японии.

Десять деловых встреч, три ужина в хороших ресторанах или один ужин с алкоголем равны по ценности для результата переговоров – это, говорит Цугэ-сан, общая для России и Японии особенность ведения бизнеса. Они с партнерами часто бывают в «Ю-МЭ» на Покровке, в Ginza и других ресторанах Аркадия Новикова, особенно нравится SIXTY на 62-м этаже башни «Федерация». «Что еще сказать про японцев? Они склонны зацикливаться на мелочах. К примеру, если в одном слове допущена орфографическая ошибка и она повторяется во всем документе, японец предпочтет перепечатать несколько томов документации. А я вот думаю: ну и зачем? Значит, уже думаю по-русски». лава представительства ходит на работу пешком: от его дома («рядом с ГУВД МВД, очень, знаете ли, спокойное место») до бизнес-центра на Трубной улице, где разместился офис «Хитачи Лимитед», всего семь минут. Поэтому Цугэ-сан делает большой круг через Лубянку, чтобы получилось 15 км  – это его ежедневный пешеходный минимум. Он мало пользуется своей служебной машиной и хранит личные сбережения в Citibank по соседству с домом, отвергая предложения стать клиентом private banking. «Зачем? Для японца деньги – не то, что тратят, а то, что копят». Цугэ-сан утверждает, что японцы не умеют отдыхать, много переживают о работе и будущем, поэтому даже очень богатые представители нации предпочитают аккумулировать большие денежные резервы просто так, на черный день. «Конечно, молодежь уже мыслит немного иначе, некоторые даже покупают машины в кредит, несмотря на абсурдность идеи брать кредит на то, что теряет половину стоимости, едва только сел за руль. Надо признать, однако, что и ссудный процент чаще составляет лишь 0,1%». А вот самое плохое, что японец может придумать для своей репутации, это есть и пить в долг – лучше голодать.

Тосиюки Цугэ описывает свое увлечение хоровым пением как чисто японское. Из 120 млн жителей страны 1 млн поют в разных хорах. Кроме репетиций и выступлений с хором «Московские певчие», слушает музыку дома – особенно часто Рахманинова и Шостаковича, любит ходить на концерты классической музыки.

В своем японском доме в префектуре Тиба (35 км к востоку от центра Токио) он проводит отпуск и остается, когда бывает в командировках – не больше трех раз в год. Там живет семья – жена, дочь и сын. «Согласно японской народной пословице, лучший муж – здоровый мужчина в отъезде». Поэтому у состоятельных японцев много претензий к своим официальным спутницам. Традиционно не работающие, они уделяют много времени саморазвитию, дополнительному образованию и уходу за внешностью. К пенсионному возрасту обеспеченная и свободная от детей японская жена готова открывать для себя столицы мира, активный отдых класса люкс и знаменитые арт-галереи. В то время как истощенный годами офисной маяты супруг хочет разве что лежать в горячем источнике, созерцая бабочек. И тогда – развод и половина имущества. Или – под одной крышей, но в разных частях дома и разными жизнями – все же официальный развод экономически невыгоден обеим сторонам.

Уроки русского

Японского школьника Тосиюки Цугэ всегда занимало, почему в его учебной программе нет такого предмета, как русский язык. «В моем представлении большой мир тогда делился на США и СССР. Так почему же в школах почти не преподают русский, а только английский?» В 13 лет мальчик купил в магазине аудиокурс русского языка и приступил к самостоятельному изучению. Поэтому в частный католический университет Sofia в Токио пришел уже с солидным запасом русской лексики. Но впервые применить знания на практике довелось лишь на третий год работы в Mitsubishi Corporation – командировка в Советский Союз в качестве переводчика с группой монтажников обещала карьерный прорыв. «Оказалось, несмотря на все мои высокие баллы по этому предмету, говорю я очень плохо. Русский разговорный сильно отличался от своего академического прототипа», – вспоминает господин Цугэ. Открылись и другие неожиданные сложности. К примеру, узкая профессиональная специализация работников. Один электрик в России занимается трансформатором на 380 ватт, второй – трансформатором на 220, а третий – специалист по трансформатору низкого напряжения. «В Японии тоже ценится глубина знаний, но для карьерного роста больше требуется широта, так что там чаще встретишь специалиста широкого профиля».

Показать собственной спиной

Во многих японских компаниях, представленных в России, заведено «экспортировать» рядовых сотрудников – более дисциплинированных и стойких к трудностям. В Hitachi Ltd – не так. Кроме гос­подина Цугэ, здесь работает лишь одна японка, да и та давно живет в России. Как он добивается от русских японского отношения к труду? «Доказать необходимость тяжелой работы на словах невозможно, лучше действует язык финансового поощрения и наказания, но самое действенное – проиллюстрировать, как говорят в Японии, своей спиной». Цугэ-сан допоздна засиживается на работе, кроме того, старается понять характер и склад ума каждого сотрудника – без знания психологии не добиться самоотдачи. Флегматику строго напомнит о дедлайне, притормозит нервного холерика, но одно требование остается неизменным: на рабочих совещаниях оперировать только фактами. Он требует всегда отделять факт от надежды, реальную перспективу от иллюзорной, желательное от действительного – только так возможно продуктивное планирование. Пока компания не ведет торговых операций в России, но если головной офис в Токио решит и дальше развивать активность в нашей стране, главного бухгалтера непременно выпишут из Японии.

Десять деловых встреч, три ужина в хороших ресторанах или один ужин с алкоголем равны по ценности для результата переговоров – это, говорит Цугэ-сан, общая для России и Японии особенность ведения бизнеса. Они с партнерами часто бывают в «Ю-МЭ» на Покровке, в Ginza и других ресторанах Аркадия Новикова, особенно нравится SIXTY на 62-м этаже башни «Федерация». «Что еще сказать про японцев? Они склонны зацикливаться на мелочах. К примеру, если в одном слове допущена орфографическая ошибка и она повторяется во всем документе, японец предпочтет перепечатать несколько томов документации. А я вот думаю: ну и зачем? Значит, уже думаю по-русски». 

Атлас

Материалы по теме



05.08.2013

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Naggayi 06.11.2013 01:27

Thank you so much for this ariletc, it saved me time!


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз