Страховка от инфляции


Долгосрочные перспективы сельскохозяйственных инвестиций кажутся безоблачными. И даже скептики не спорят с тем, что рост этого сектора имеет множество фундаментальных оснований. Разделяя эту убежденность, Наталья Ларина напомнила SPEAR’S Russia о том, что для полноты картины надо учитывать существующие риски и привычки российских хайнетов.

10.05.2011





Имеет ли смысл непрофессиональному частному инвестору выделять сельское хозяйство в область особого интереса?

Думаю, такой смысл есть, но при условии, что инвестор понимает рынок. С точки зрения соотношения риска и доходности агроинвестиции можно выделить в отдельный класс активов, которому присуща очень большая волатильность.

Тем не менее инвестирование в товары сельскохозяйственного комплекса дает некоторые преимущества. Во-первых, это диверсификация портфеля. В долгосрочной перспективе корреляция этого класса активов с акциями и облигациями очень низкая. Поэтому с позиции диверсификации и снижения общего риска портфеля сельское хозяйство – инвестиция интересная. Сложность заключается лишь в том, что корреляция здесь непостоянна: она бывает положительной, бывает отрицательной, что в итоге серьезно затрудняет расчеты и прогнозирование.

Второе преимущество состоит в том, что инвестиции в сельское хозяйство – своеобразная страховка от инфляции. И здесь речь идет не только о сельхозсырье, а в целом обо всей группе commodities. Дело в том, что commodities традиционно входят в расчет индекса инфляции и, в зависимости от региона, занимают высокую долю в этом показателе. Если для развитых рынков она не слишком высока, то для ряда развивающихся стран доля в индексе инфляции может быть существенной и доходить до 80%.

Какие товары показывают наименьшую корреляцию с рынком акций?

Сахар и какао. Если предложение по зерновым – пшеница, соя, кукуруза (три крупнейшие группы) – более или менее распределено по земному шару (основные производители по этим группам – США, страны Европы и Китай), то по сахару и какао оно более концентрированно. Например, ситуация с какао сильно зависит от положения дел в одной-единственной стране – Кот-д’Ивуаре. А это значит, что в ценообразовании какао играют роль принципиально другие факторы, нежели в ценообразовании сои.

Ценовые скачки последнего времени не только спровоцировали интерес инвесторов, но и дали поток аналитики о грядущем продовольственном кризисе.

Я отношусь к подобным прогнозам весьма спокойно. Такие заявления регулярно появляются по каждому рынку. Не в последнюю очередь связано это со стремлением аналитиков инвестбанков и управляющих компаний привлечь внимание инвесторов к тому или иному рынку. Естественно, есть фундаментальные факторы в поддержку инвестиций в сельскохозяйственный сектор. Население земли увеличивается, к тому же параллельно с этим повышается качество жизни, а вместе с ним и потребление. Чем лучше люди живут, тем большую долю в их рационе занимает мясо. А на то, чтобы «вырастить» дополнительный килограмм мяса, необходимо потратить несколько дополнительных килограммов зерновых. Добавьте к этому урбанизацию, проблемы экологии, повсеместное сокращение посевных площадей. Все это позволяет говорить о долгосрочном растущем тренде, что не может не заинтересовать состоятельных частных инвесторов, которые ориентируются на большой горизонт: от пяти лет и выше.

И все-таки как можно поучаствовать в этом рынке?

Выбор инструментов большой. Начиная со срочных контрактов и заканчивая специализированными фондами. Веяние последних лет заключается в том, что раньше основной спрос на срочные финансовые инструменты создавали производители зерновых, хеджировавшие свои ценовые риски, а сейчас эти инструменты используются в спекулятивных целях. То есть не для того, чтобы захеджировать производственный риск, а чтобы получить доход. Высокая спекулятивная составляющая спроса, в свою очередь, ведет к росту волатильности. С этим связаны основные риски.

С другой стороны, есть акции публичных компаний, работающих на этом рынке. Помимо непосредственно сельхозпроизводителей интерес представляют производители семян, удобрений, техники для сбора, упаковки, мер защиты урожая от насекомых. Границы, очерчивающие инвестиционную вселенную, могут разниться, но, в принципе, все, что я назвала, допустимо отнести к близким областям, позволяющим принять участие в этом рынке.

Что касается специализированных фондов, они также могут предлагать как прямое (через срочные контакты), так и опосредованное (через акции компаний, работа­ющих в данной сфере) участие в рынке сельхозсырья. В последнем случае коэффициент участия непосредственно в рынке (пшеница, соя, мука, сахар) ограничен. Эти фонды гораздо больше коррелируют с рынком акций, нежели с рынком commodities. Зато и волатильность у них ниже, чем при инвестициях напрямую в сельскохозяйственные культуры.

В любом случае возникает ситуация, которая может привести к большим потерям.

Мы всегда стараемся учитывать в своей работе тот факт, что частные инвесторы, как правило, склонны опаздывать в своих решениях по входу и выходу из тех или иных активов. Нередко они стремятся инвестировать на так называемых «хаях» – пиках роста актива, а выходить «на дне», что может привести к существенным потерям. В таких случаях мы стараемся переубедить, объяснить клиенту, что раз котировки стремительно выросли, высока вероятность, что они таким же образом пойдут вниз. Пытаемся показать длинные треки, приводим примеры из прошлого. Так, например, за последние 30 лет динамика стоимости по ряду сельхозкультур демонстрировала как резкие – от 50 до 200% – взлеты цен, так и точно такое же стремительное падение.

Если говорить о нынешней ситуации по сельскому хозяйству, мы чувствуем, что спрос на подобного рода инвестиции есть, и наш банк всегда готов предоставить необходимые инструменты для участия в этом рынке.

Еще один пример популярности обсуждаемой темы – распространившаяся на Западе мода на «зеленые» private equity фонды. Чего здесь больше – экономики или моды?

Здесь сложно провести четкое разграничение. Могу лишь сказать, что есть очевидные и, наверное, очень правильные идеи в основе такой моды. Когда базовые потребности человека удовлетворены, он начинает думать о том, чтобы повысить качество жизни. В первую очередь люди задумываются о здоровье, о качестве продуктов питания, их экологичности. Поэтому я бы причислила «зеленые» инвестиции к социальной теме. Такой тренд есть, и он очевиден. Правда, с точки зрения доходности «зеленые» инвестиции практически не отличаются от рынка акций. Они подаются инвесторам под девизом: «Для меня не так важно заработать больше, как не навредить окружающей природе своими инвестициями». Однако в долгосрочной перспективе, при горизонте в 10–20 лет, у социальноответственных инвестиций есть потенциал обогнать фондовый рынок.

Много ли в России клиентов с таким мировоззрением и с таким инвестиционным горизонтом?

Эта тенденция распространена в первую очередь на Западе. Подобных фондов там много, и активы под их управлением растут экспоненциально. В России же потребность заработать как можно больше пока что превалирует над идеей «заработать правильно». Но в перспективе ситуация должна измениться. Так или иначе, мы продукт по инвестициям в сельское хозяйство создали и предлагаем своим клиентам.

Из чего состоит ваш продукт?

Как правило, мы работаем с фондами партнеров, что, по сути, не более чем упаковка конкретных финансовых инструментов. У нас есть несколько партнеров, которые работают с портфелями в доверительном управлении либо ведут фонды в рамках выбранной стратегии. Мы их оцениваем с точки зрения закрепленных у нас в компании показателей эффективности, своего рода системы фильтров. Среди них есть количественные и качественные (компания должна быть прозрачна, должна предоставлять нам нужную информацию, чтобы мы всегда могли получить необходимую поддержку для своего клиента). В итоге у нас в распоряжении есть несколько фондов, которые регулярно предлагаются клиентам банка. Но, повторю еще раз, фонд – только упаковка. Другой упаковкой может быть структурная нота. При этом ряд клиентов у нас предпочитают участвовать в рынке через фьючерсы.

Если поставить себя на место инвестора, среднестатистического клиента вашего банка, вы заинтересуетесь инвестициями в сельское хозяйство? Или оно пригодно только для диверсификации портфеля?

С помощью таких вопросов клиенты любят проверять банкира. Я ставлю перед собой другие цели, поскольку у меня совершенно другой объем активов, другая диверсификация. Поэтому лучше взглянуть на инвестиции в сельское хозяйство глазами агрессивного и консервативного инвестора. И в первом, и во втором случае агроинвестициям найдется место в портфеле клиента. Вопрос в том, какую долю они должны составить. При моделировании портфеля клиента мы разделяем активы на четыре части: наличные деньги, акции, облигации, а все остальные инструменты относим к группе альтернативных инвестиций (структурные ноты, недвижимость, private equity, хедж-фонды и т.д.), доля которой, как правило, не превышает 30%. И поскольку агроинвестиции – актив рискованный, их доля для консервативного клиента будет небольшой – не более 5%, а риск участия в рынке можно ограничить путем покупки соответствующей ноты с гарантией капитала. У агрессивного инвестора доля сельхозактивов может быть больше – 10–15%. Можно также выделить категорию «сверхагрессивных» клиентов, предпочитающих зарабатывать на краткосрочных спекулятивных операциях. В их портфеле доля таких инвестиций, по сути, неограниченна.


Наталья Ларина – руководитель дирекции инвестиционного консультирования частного банка «Уралсиб | Банк 121».



10.05.2011

Источник: SPEAR’S Russia

Комментарии (3)

Anonymous 12.05.2011 14:23

Как просто вас убедить )

mg 11.05.2011 22:59

Пошел покупать пшеницу. идея понравилась

Time_to_live 10.05.2011 13:21

Наталья превосходно умеет отвечать на вопросы, которыми клиенты обычно проверяют банкира )


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз