Ставка на облако


Начав развивать собственную облачную платформу всего шесть лет назад, «Ростелеком» сегодня претендует на лидерство в этом стремительно растущем сегменте IT-рынка. Владимир Волков поинтересовался, чем подкреплены подобные амбиции и почему российский бизнес продолжит дрейфовать в облака, у Эдуарда Горбунова, руководителя направления Центр компетенции по продаже и продвижению облачных сервисов компании «Ростелеком».

17.04.2017





Компания Gartner оценивает мировой рынок облачных технологий в гигантскую сумму – 200 миллиардов долларов, предсказывая его рост на 20% в ближайшие годы. Долю России она оценивает примерно в 2% от этой суммы. Что можете сказать об этих цифрах?

Сейчас мы видим очень сильный тренд на быстрый рост рынка облачных технологий по всему миру. Россия – в тренде. Наше облако растет даже чуть быстрее, чем мы планировали. Хотя этот рост распределен по рынку неравномерно. Например, мы видим, что отдельные компании, которые занимаются предоставлением облачных сервисов уже давно, столкнулись с определенной стагнацией. Некоторые откровенно демпингуют. Это связано с тем, что запланированные ими мощности не были загружены реально клиентами. Что касается «Рос­телекома», то, наоборот, направление, связанное с облачными сервисами, очень динамично растет.

Насколько российский облачный рынок можно назвать зрелым? В частности, как вы оцениваете готовность облачной инфраструктуры?

Я считаю, что инфраструктура полностью готова. Нет никаких проблем с точки зрения технологий – они способны обеспечить все потребности бизнеса с точки зрения доступности, производительности, удобства работы в облаке. Основным стоп-фактором развития рынка виртуализации в России мы видим сложности в принятии решений о миграции в облако со стороны бизнеса. Хотя отказ от собственной IT-инфраструктуры в пользу облачных сервисов выглядит логичным шагом, особенно в кризис.

Проблемы в российской экономике в последние годы подталкивают российские компании идти в облако или, наоборот, тормозят этот переход?

Подталкивают. Миграция в облако помогает компании снизить издержки и сократить риски, связанные с эксплуатацией IT-систем. Скажем, валютные, которые она несла бы при закупке собственного оборудования. Но главное, что на фоне сокращающегося рынка, увеличения стоимости IT-ресурсов бизнес вынужден искать какие-то другие варианты их получения внутри организации. И логичным, совершенно правильным развитием ситуации было бы передавать этот вид ответственности на сторону тех людей, на этом специализирующихся, – крупных провайдеров, которые за счет эффекта масштаба могут оказывать очень интересный сервис как по качеству, так и по его стоимости.

Насколько сложно индустрии переламывать сознание бизнеса, привыкшего работать на собственной IT-инфраструктуре?

Скажем так: индустрия потихоньку переламывает сознание. Это сложный процесс. При общении с клиентами – особенно с лицами, принимающими решения, – мы до сих пор часто видим закостенелую точку зрения: если мы передадим вам свои данные, свою IT-инфраструктуру, вы будете не так бережно все это хранить. Многие по-прежнему убеждены в том, что в этом случае возникают какие-то дополнительные риски потери или компрометации информации. Им как-то приятнее – а в действительности просто понятнее – старая традиционная схема. Вот свое помещение со своими серверами, где содержится информация, – они это понимают. Когда ты начинаешь им рассказывать об облаке, пугаются. Люди боятся того, чего не понимают. Наша основная задача – донести до клиента, что на самом деле гораздо безопаснее отдавать свою IT-инфраструктуру на сторону сервис-провайдера, чем хранить все у себя.

Как вы с этим боретесь?

Как правило, проводим серию встреч с руководством, с отделами, отвечающими за безопасность, делаем экскурсии в ЦОД, знакомим с персоналом. Все это для того, чтобы показать, что в облаке безопаснее, чем в локальной инфраструктуре.

Тем не менее сейчас мы замечаем, что большие игроки – скажем, крупные сырьевые компании – хоть и смотрят на облака с осторожностью, все равно разворачиваются потихоньку в эту сторону. Начинают чаще всего с того, что выносят в облако какие-то некритичные сервисы. Чтобы отработать механизмы взаимодействия, проверить, насколько оно стабильно, надежно. Так формируется некая среда доверия между заказчиком и оператором. Мы понимаем, что как только такие большие игроки перейдут в облако по-серьезному, блокирующий фактор с точки зрения безопасности будет пройден, остальные начнут подтягиваться автоматически. При создании таких «песочниц», формировании доверия между провайдером и клиентом это движение пойдет гораздо быстрее.

Вы сказали, что бизнес боится потери данных в облаке. Какие еще риски кажутся компаниям существенными в отношении вирту­ализации и насколько они в действительности оправданны?

Потеря контроля над данными – это, несомненно, страх номер один. Говоря по-простому, у бизнеса нет ощущения, что в облаке их информация находится в надежном месте. В действительности никаких оснований для подобных опасений нет.

При построении таких инсталляций, при формировании облака большое внимание уделяется процессам – организационным и техническим, – предотвращающим подобные угрозы. Надо понимать, что системные администраторы, которые обслуживают облака на стороне сервис-провайдера, не имеют доступа к клиентским данным, а все работы, связанные с обслуживанием инфраструктуры, производятся в жестком соответствии с регламентом и отображаются в различных системах мониторинга, так что произвести несанкционированные действия с облаком кому-либо из службы эксплуатации крайне трудно. И в этом существенное отличие от собственной инфраструктуры, где никто, как правило, за этим не следит и не реагирует должным образом на такие инциденты.

Кроме того, мы как сервис-провайдер прекрасно понимаем, что сохранность клиентских данных – это также вопрос нашей репутации: если у нас произойдет подобная ситуация, продукт перестанет быть конкурентоспособным. Поэтому мы полностью гарантируем безопасность со стороны нашей платформы. Это плюс нашего облака – мы накопили огромный опыт по защите подобных проектов. К слову, сейчас у нас в облаке находится более 800 клиентов, в том числе и крупные отраслевые игроки.

Мы этот опыт транслируем вовне в таких продуктах, как Security Operations Centre (SOC). В том числе потому, что понимаем, что демонстрация надежности сервисов информационной безопасности в облаках важна для развития этого рынка. К тому же в России известны примеры, когда какие-то люди просто приезжали в компанию и изымали у нее серверы. Это достаточно болезненный вопрос и дополнительный аргумент в пользу того, что хранить информацию в облаке гораздо надежнее.

То есть вы хотите сказать, что к вам эти люди приехать не могут?

А что, есть места, куда они не могут приехать? Могут. В нашем случае это очень долгий и сложный процесс, требующий согласования процедур и привлечения ответственного руководства компании. Мы как сервис-провайдер обеспечиваем работу в том числе и крупных федеральных проектов, которые требуют особого отношения с точки зрения обеспечения информационной и физической безопасности. Все это находится, как правило, в тех же зданиях, где расположены части нашего облака. Это режимные объекты, и никто просто так войти туда не может. Даже с совершенно законным и обоснованным постановлением суда. Просто так, по щелчку пальцев приехать и забрать серверы не получится.

Это специфическая история «Ростелекома» ввиду его особого положения или другие сервис-провайдеры обеспечивают такие же условия?

Мне сложно комментировать надежность других облачных провайдеров. Но «специфическая история» определенно становится нашим плюсом.

Хорошо, давайте вернемся к страхам ваших потенциальных клиентов в отношении облаков.

Второй страх заключается в том, что облачные сервисы ненадежны. Существует некое представление о том, что инфраструктура в облаке используется под большое количество клиентов, что приводит к деградации предоставляемой услуги. И что по этой причине локальная IT-инфраструктура будет работать надежнее и быстрее.

На самом деле это не так. У нас очень много кейсов, когда люди приносят к нам свои сервисы именно потому, что облако заведомо более отказоустойчиво по сравнению с любой инфраструктурой заказчика, которую он в состоянии сам построить.

Почему?

Благодаря нашей опорной инфраструктуре, нашим мощностям, нашей специализации на этом виде деятельности. Кроме того, мы как сервис-провайдер берем на себя финансовую ответственность за то, чтобы инфраструктура качественно работала.

Вот на две эти темы – безопасность данных и производительность – приходится большая часть вопросов, которые задают заказчики, когда я приезжаю на встречи обсуждать проекты миграции в облако. Дальше возникают вопросы более тонкого технического характера о том, какой функционал мы получим, насколько это будет удобно с точки зрения управления сервисами. А дальше уже начинается ветка о финансовой эффективности выбранного решения.

PAY AS YOU GROW

Насколько болезнен сам по себе процесс миграции в облако?

Процесс миграции может усложняться только в случае, если у заказчика есть какие-то специфические приложения, требующие особого подхода. По факту же это требует просто осознанного, заранее спланированного подхода.

В целом достаточно разработать план миграции, провести тестовые инсталляции, чтобы проверить их работу в облаке. Мы как сервис-провайдер, естественно, активно участвуем в этом процессе. Подсказываем, помогаем настраивать, консультируем наших заказчиков, чтобы все было максимально гладко. Мы часто выполняем часть настроек своими руками, если у клиента не хватает знаний или компетенций.

После этого, как правило, никаких проблем не возникает. Мы активно общаемся с клиентом только первый месяц, пока происходит миграция и выстраиваются процессы эксплуатации. После этого все забывают о том, что у них были какие-то вопросы.

После переезда требуется какая-то глубокая перестройка процессов на стороне клиента?

В целом нет. Если не считать того, что появляются новые договоры, возникают отношения с новой организацией, которая тесно интегрирована в деятельность вашей компании. И это, конечно, требует от персонала на стороне клиента привлечения иных компетенций. Скажем, если раньше я обслуживал серверы, работал с железом, то сейчас мне приходится заниматься обслуживанием виртуальной инфраструктуры. То есть я должен повысить свою компетенцию, свою ценность как носитель знаний для компании. Здесь могут возникать некоторые вопросы в связи с тем, что люди иногда не хотят развиваться, теряют свою ценность для компании. Кроме того, переход в облака также открывает новые возможности по построению каталога IT-услуг в организации, внедрению процессов ITIL (библиотека инфраструктуры информационных технологий. – Прим. SPEAR’S Russia), это делает работу отдела IT более прозрачной, что не всегда нравится сотрудникам.

Это серьезная проблема?

На самом деле это не большая проблема. Скорее – фобия, страх неизвестности. Она вполне преодолима. Особенно если учесть, что технологии, которые работают в облаке у сервис-провайдера, кардинально не отличаются от облаков, которые используются в локальной инфраструктуре.

С ваших слов получается, что, как ни повернись, в облаке никаких проблем и один сплошной профит. То есть облако – панацея при решении задач любого бизнеса. Вы это хотите сказать?

Мы ни в коем случае не говорим, что облако – панацея, которая решит любые проблемы, любые задачи заказчика. Естественно, когда клиент переезжает в облако, он должен руководствоваться качеством и доступностью сервисов. И, разумеется, экономической целесообразностью такого переезда.

Как она считается?

Есть такой параметр, как совокупная стоимость владения – Total Cost of Ownership, – когда мы учитываем каждую затрату, каждый киловатт энергии, который необходим для работы сервиса, чтобы точно рассчитать, во сколько обходится бизнесу его организация. Например, такая простая вещь, как корпоративная почта, требует значительных ресурсов: вам нужно организовать серверное помещение, закупить оборудование, лицензии, провести работы по инсталляции, интеграции этого сервиса, обеспечить информационную безопасность. Вам приходится постоянно платить за продление вендорской поддержки. Нанимать людей, которые будут следить за работой этого сервиса. Это сложная модель, состо­ящая из большого числа параметров и с не совсем прозрачными издержками. Облако же дает возможность четко планировать финансы. Его цена фиксирована. Оно, по сути, не содержит никаких скрытых затрат.

Есть еще один важный момент и большой плюс облака: в нем вы заказываете ровно столько ресурсов, сколько вам нужно на сегодняшний день. Если вы что-то разворачиваете у себя внутри, то всегда делаете это с определенным запасом, с прицелом на рост. То есть вы как бы переплачиваете сегодня за функционал, который потребуется вам только завтра. А стоимость вычислительных ресурсов имеет свойство падать со временем. Облако позволяет динамически наращивать ресурсы по мере роста бизнеса. Или сокращать, когда в них нет необходимости. Это модель Pay-as-you-Grow. Она более выгодна.

Наконец, в облаке можно заказывать услуги более высокого уровня, которые будут предоставляться как сервис. Это следующий, более продвинутый этап взаимодействия. Как я уже говорил, чаще всего компании идут в него постепенно. После инфраструктуры начинают брать более высокие уровни – платформенные решения, покупают базы данных как сервис. В итоге это взаимодействие органично развивается в то, что компании начинают потреблять законченный сервис, который полностью находится на стороне провайдера. Полный IT-аутсорсинг. На нашем жаргоне это называется «все как сервис».

«Все» – это облачная инфраструктура, приложения, решения. Что еще?

Люди и компетенции. Можно сказать, что это аутстаффинг. Вам не надо нанимать персонал, обучать, содержать. Вы просто получаете функции, которых не хватает в вашем собственном IT-отделе.

Облачные сервисы в России – это конкурентный рынок? Уточню: велик ли риск того, что, перейдя в облако, клиент может оказаться в монопольной зависимости от провайдера, который со временем начнет просто повышать цены на свои услуги? Каковы издержки перехода от сервис-провайдера «А» к сервис-провайдеру «Б»?

Однажды пройдя процесс виртуализации, ваши сервисы становятся легкими во всех смыслах слова. В том числе их очень просто перемещать. Так что миграция из одного облака в другое переходит очень быстро. По сути, это только вопрос времени на перемещение данных из точки «А» в точку «Б», от провайдера «А» к провайдеру «Б».

Говорить о монополии тоже не приходится. Российский IT-рынок развивается очень динамично. Здесь уже достаточно много облачных провайдеров. Это конкуренция, которая никогда не позволит вольно себя вести по отношению к заказчику и качеству сервисов.

СКВОЗНОЙ СЕРВИС

«Ростелеком» занялся облаками сравнительно недавно – в 2011 году. Зачем вообще ведущему телеком-оператору страны понадобилось идти в эту область?

Это мировой тренд. Если мы посмотрим на Запад, то там все крупнейшие интернет-провайдеры со временем стали полноценными сервис-провайдерами. Во-первых, это логично, потому что интернет в его классическом понимании вообще близок к IT в целом. Это соприкасающиеся вещи. Наличие у нас развитой инфраструктуры в виде интернет-каналов, магистральных линий позволяет создать эффективную структуру по доставке сервисов клиентам. То есть мы можем контролировать и контролируем сервис на всех участках, начиная от нашего облака и заканчивая каналом связи и конечным оборудованием заказчика. Конечно, это наше конкурентное преимущество, которым мы хотим пользоваться.

Во-вторых, IT-технологии достаточно быстро дешевеют. Стоимость инфраструктуры, интернет-каналов постоянно снижается. Так что год от года нам было бы все сложнее наращивать доходы без диверсификации, создания новых сервисов. Так что облака, IT-услуги – для нас это органичное развитие той деятельности, которой мы занимались исторически.

Сколько времени заняла подготовка?

Мы очень долго готовили этот сервис внутри себя. Сначала были небольшие инсталляции – пробовали, накапливая компетенции. Вывели продукт на рынок. Поняли, что мы готовы брать на себя ответственность, готовы выдерживать все SLA (Service Level Agreement – формальный договор между заказчиком и поставщиком сервиса. – Прим. SPEAR’S Russia). Что мы можем вести правильную ценовую политику, которая сделала бы наш продукт конкурентным. Начали это направление активно развивать. Пришла определенная команда людей, которая взяла на себя инициативу. И сейчас мы видим, что год от года мы растем в разы.

Насколько существенным куском бизнеса «Ростелекома» стало облако?

Мы делаем очень большую ставку на облака. Это самое динамично развивающееся направление в компании сейчас. Думаем, что в ближайшее время около трети доходов компании будут приносить облачные технологии и дополнительные сервисы, которые предоставляются помимо наших основных видов деятельности.

Кто ваши главные конкуренты – можете назвать несколько компаний? И почему вы считаете, что сможете их обыграть на этом поле?

Не так сложно найти информацию об этих компаниях – штук 10, это точно. Но пока что ни одна из них не может предложить тот набор опций, который есть у нас.

Хорошо, не называйте конкретных имен. Просто объясните, чем облако «Ростелекома» отличается от аналогичного сервиса компаний, которых вы сами считаете своими конкурентами?

Во-первых, мы нацелены на крупных корпоративных клиентов, поэтому обеспечиваем высокую доступность сервиса и его производительность.

Во-вторых, мы используем три различные системы виртуализации, и у нас есть четыре географически разнесенные площадки. Как правило, провайдеры специализируются на чем-то одном – вендоре, производителе и так далее. Мы же даем широкий выбор. Это важно, потому что среди наших клиентов достаточно распространен процесс миграции между различными системами виртуализации, чтобы найти оптимальный сервис под свои задачи.

В-третьих, мы нацелены на то, чтобы оказывать, как я уже говорил, весь комплекс услуг. Мы, благодаря нашему портфелю, в котором сейчас 19 облачных продуктов, готовы полностью обеспечить потребности организаций в IT-сервисах, стать единым сервис-провайдером. Причем это совершенно разные продукты. У нас есть очень широкий сервис, который мы можем контролировать от начала и до конца. Это то, что нас отличает от большинства конкурентов.

ЭТО КРУТО

В каком направлении будет развиваться российский облачный рынок в ближайшие два-три года? И какие цели ставит перед собой «Ростелеком»?

Тренд на миграцию сервисов в облака сохранится. Мне трудно оценить, насколько быстрыми темпами будет идти этот процесс в сравнении с прошлым. Тем не менее этот процесс последовательно станет развиваться. В планах «Ростелекома» – продолжать наращивать свою долю на рынке.

Какую долю рынка вы хотите получить?

Естественно, хотелось бы получить все 100%. Но если серьезно, то нет. Мы любим конкуренцию.

Все так говорят.

Это правда. Но чтобы развиваться и расти, надо – это объективно – выйти из зоны комфорта, а если ты монополист, то делать тебе этого не нужно. Так что, естественно, хотелось бы увеличить свою долю. Но в целом мы продвигаемся достаточно быстро. Мы полностью соответствуем ожиданиям, которые формируем по отношению к росту наших продуктов. За исключением моментов, когда их опережаем.

Я говорил уже, что команда, которая сформировалась в «Ростелекоме», – энтузиасты, эксперты в своих областях. Им нравится гонка. Мы готовы соперничать в чистой конкурентной борьбе, в рыночных условиях. В подобном есть определенный азарт. И нам это нравится. 



17.04.2017

Источник: SPEAR'S Russia #4(67)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз