Слово в пути


Серийный предприниматель, гражданин мира, любитель русского рока и ненавистник провинции и бизнес-школ Максим Валецкий – о любимых городах, мотоциклах, политике и преимуществах жизни после 50.

18.08.2016





Максим, вас очень сложно поймать – интервью дважды переносили. Откуда вы сейчас и куда?

Сегодня прилетел из Лондона, завтра улетаю обратно – у меня там семья. До этого близкий друг позвал на сплав по Куре в честь дня рождения – он что-то такое устраивает каждый год вместо попойки с Петром Наличем на десерт. Попойка, конечно, тоже имела место, но в палатках, романтично и без Налича (против Петра ничего не имею, но почему-то он появляется почти на всех днях рождения).

Ваш идеальный юбилей тоже отметили бы в палатке?

Мой идеальный юбилей – 50 лет – в своей любимой Португалии.

Любите русский рок?

Как никакую другую музыку – заболел на всю жизнь, когда в 1984 году мне в руки попала кассета БГ «Радио Африка». Раньше любил только русский – иностранный текст на уровне стиха сложнее воспринять, чем обычный, – когда выучил английский, полюбил и англоязычный.

Назовете любимые группы?

Сложно сказать – и «Аквариум», и ДДТ, и «Сплин», и «Машина», и «Кино», и менее известные группы с неприличными названиями, которые и печатать стыдно. Сейчас в русском роке мало что происходит нового – это история некоммерческая, а все хотят заработать деньги. С другой стороны, когда я случайным образом оказался за рюмкой водки с двумя великими фигурами русского рока и спросил у них, почему в русском роке не появляется ничего нового, то получил неожиданный ответ – «А на … нужно, если есть мы!»

С БГ как познакомились?

В Лондоне через общих знакомых. Стали общаться, сдружились не могу понять на чем – на уровне болтовни о королях и капусте. Никаких бизнес-интересов нет и в помине. Сам не играю – абсолютно лишен голоса и слуха. Зато пишу с удовольствием, когда время есть. И на мотоцикле езжу.

Воплощаете образ рокера?

Я очень люблю дорогу, а мотоциклы люблю вдвойне: самостоятельное плавание, ветер, состояние одиночества здорово прочищают мозги. Картинка постоянно меняется, одновременно происходит преодоление себя: я обычно езжу долго, часов по 12, в день могу проехать 1000 км. Могу в момент сорваться и доехать от Англии до Италии. Европа, правда, не столь пригодна для таких бросков, как Америка, но туда еще надо долететь, взять мотоцикл напрокат или тащить с собой свой, это неудобно и дорого. Зато в Штатах можно совершенно не задумываться, где остановиться, пообедать и пр.: везде ждет удобный мотель, еда, сервис, заправка. В Европе все сложнее, что-то вечно закрыто, недооткрыто…

Модель мотоцикла у меня достаточно скучная, но безумно удобная: у меня BMW R1200 RT, стандартный дорожник, идеальный для большого пробега. При этом он достаточно маневренный, чтобы с удобством ездить по городу. Для маленьких американских дорожек взял бы, наверное, Harley.

Вы правда начали ездить, когда вам исполнилось 50?

Правда. Я в этот момент вообще решил, что много чего недоделал в жизни. Стал больше ходить, путешествовать, делать что-то нестандартное. Я полностью согласен с Владимиром Яковлевым [автором проекта «Возраст счастья]: демографические изменения и новый быт дали нам возможность четвертого возраста, от 50 до 75, когда человек здоров и при этом свободен. Даже если нет накоплений – жить можно достаточно скромно и при этом путешествовать. Я, кстати, участвовал в его книгах – и как герой, и интервью брал.

Что касается скромной жизни – я довольно быстро миновал все эти новорусские истории с пяти­звездочными отелями, яхтами и джетами. На организацию таких поездок тратится больше времени, чем на сам трип. Сейчас путешествую дешево, причем я не одинок: недавно летел из Лондона в экономе, неподалеку сидели четыре бизнесмена, которых я в жизни не смог бы там вообразить.

Останавливаюсь не в отелях, а в квартирах – удобно, уютно и безумно интересно смотреть, как живут люди.

Среди бизнесменов моего поколения уровень пафоса упал почти до нуля: люди начинают увлекаться не блеском, а ценностями: ходят в походы, например, ездят на мотоциклах.

Консьерж-сервисы не стоит жалеть – всегда найдется кто-то, кто еще всем этим не наелся.

Предпочитаете путешествовать один?
Когда как. Недавно, например, проехали по Англии и Ирландии с сыновьями – старший на своем мотоцикле, младший – со мной.

Какие у вас любимые города?

Нью-Йорк, Лондон, Мадрид, Барселона. Я люблю имперские города, масштабные, с широкими улицами, и не люблю провинцию – в деревушку можно заехать выпить кофе, тронуться дальше и не жалеть, что туда не вернешься.

А в Лондоне-Нью-Йорке хочется осесть?

Осесть нигде не хочется. Наибольшее удовольствие мне доставляет перемещение в пространстве.

Вы признавались в нелюбви к бизнес-школам. А где брать идеи, вдохновение и опыт для построения бизнеса (бизнесов), если не там?

Я не думаю, что бизнес-идеи имеют значение сами по себе.

Идея мертва по сравнению с исполнением: люди теряли на блестящих идеях и выигрывали на завалящих. А исполнение зависит от команды – смог человек собрать вокруг себя таланты или нет. Блестящих идей море, но возьмите любой рынок: из десятков производителей смартфонов вперед вырывается только Apple, из десятков платежных терминалов – только Qiwi.

Хотя все идеи были хороши – команды разные. Хороший партнер – это человек, который не даст сделать полную глупость. В одиночку сделать глупость много проще.

В MrDoors я идейный вдохновитель, хранитель традиций, моя задача – сплачивать команду, поддерживать ее боевой дух. К счастью, у меня хорошая команда, и голова за каждый грузовик с мебелью у меня не болит. Период бурного роста экономики прошел, когда он возобновится, неизвестно. Рост покрывает любые ваши неэффективности – именно поэтому для неэффективных экономик он так важен. Рост закатывает ее в асфальт, а как только каток роста останавливается – неэффективность начинает бурно прорастать. Так что сегодня наша задача – повысить эффективность компании. Как? В бизнесе никогда нет единого ответа, единого решения – когда кажется, что оно найдено и все исправит, то, как правило, это решение неверное. Где-то нужно применять лучший софт, где-то сменить технологию, улучшить логистику или эффективность продаж. Начали, например, выходить в новые сектора – делать, скажем, кухни, и очень удачно. Это скучная каждодневная постоянная работа, которой в российской экономике пока мало кто занимался.

Зарабатывание денег и получение удовольствия от жизни существуют для меня параллельно. Есть городская легенда, пропагандируемая кинематографом, что можно найти дело по душе и заработать на этом. В реальной жизни они, как правило, не совмещаются. Я не буду делать ради денег то, что мне противно, то, чем я занимаюсь, мне в целом нравится, но не могу сказать, что во время визита на мебельный завод мой лоб покрывается испариной счастья. Это нормальная работа, но это не моя мечта.

Мне нравится путешествовать на мотоцикле, писать блоги, когда есть темы и настроение. Но зарабатывать этим возможности нет (хотя я и подумываю о том, чтобы организовывать мотоциклетные туры по Европе). Вот я и разделяю. Еще мне нравится быть клоуном во всех смыслах этого слова, в том числе и в самом прямом – люблю веселить народ. Может быть, кстати, и буду этим когда-нибудь профессионально заниматься. Причем точно не ради денег, это будет развлечение для развлечения. Дети у меня тоже клоуны те еще.

Вы сразу поскучнели, когда речь зашла о бизнесе

Потому что не люблю о нем говорить. Я стал бизнесменом, потому что в те годы заняться было больше нечем. За 25 лет в бизнесе я сделал один очень успешный проект, несколько удачных и средних и довольно много неудачных.

В одной из своих статей вы отмечаете, что в СССР личной и деловой свободы не было, но не было и ненависти. Сейчас свобода, с определенными оговорками, присутствует, ненависть – тем более. В ваших бизнесах получается обходиться без ненависти, пользуясь при этом свободой предпринимать?

Когда бизнес основан на честной конкуренции – там, как правило, царят нормальные отношения. Почему я должен не любить своего коллегу, если он сделал серию мебели лучше, чем я? Тем интереснее мне в следующий раз сделать серию лучше, чем его. Если кто-то написал статью лучше вас – это ведь не повод его ненавидеть? Там, где начинается нечестная игра, начинается и вражда.

В ритейле сейчас развиты ассоциации, люди встречаются, есть признанные авторитеты, много площадок для общения. Представить же ассоциацию людей, борющихся за коррупционные подряды, практически невозможно.

Про свою политическую деятельность можете рассказать?

Раньше ею никогда не занимался, сейчас присоединился к Борису Титову и стал членом генсовета «Партии роста». Все наши партии в общем-то левые: у них или социальные, или политические программы, а экономикой никто не занимается. Я человек либеральных взглядов, но думаю, что классические либеральные партии зашли в тупик: они столпились на узкой поляне, ругают друг друга, не выходят на предпринимателей, на людей свободных профессий. Вот и выходит, что громадный слой общества нигде не представлен. А Борис устроил амнистию, благодаря которой тысячи людей вышли на свободу. И компания там хорошая – Ростислав Ордовский-Танаевский, Ксения Соколова, Ирина Хакамада.

Как Brexit повлияет на вашу жизнь между двух стран?

Пока непонятно – может быть, станет сложнее передвигаться. Сам я на референдуме не голосовал – не имею такого права, семейство голосовало против. Во все времена империи достигали максимального размера и потом начинали разваливаться. Англия не хочет быть частью разваливающейся империи. Что будет дальше, сказать невозможно, и ничьим прогнозам не стоит верить. Как я писал на Snob.ru, политика – это хаотическая система второго уровня: если в хаотической системе первого уровня (например, в погоде) предсказание не влияет на ее поведение, то в хаотических системах второго уровня – например, политике и экономик – предсказание результата на систему влияет. Поэтому их поведение точно предугадать невозможно.



18.08.2016

Источник: SPEAR'S Russia #7-8(60)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз