Сила знаний


Может ли бизнес, основанный на создании недорогих частных школ в беднейших районах мира, действительно окупиться, интересуется Майкл Уоттс. И находит ответ у двух американских предпринимателей, которые утверждают: невозможное возможно.

20.10.2015




© Sebastian Harding


Шесть лет назад 30-летний программист Джей Киммельман перебрался в Китай к своей девушке Шеннон Мэй с миллионами долларов в кармане, которые он получил от продажи в Сан-Франциско своей компании, разрабатывавшей образовательное программное обеспечение. В отдаленном регионе на северо-востоке страны в течение полутора лет Мэй преподавала английский язык в сельской школе, одновременно работая над докторской диссертацией в области антропологии. Без языка и без профессии, Киммельман много пил и размышлял, каким новым бизнесом начать заниматься.

Через некоторое время ответ на этот вопрос стал очевиден. В Хуанбайу условия оказались чрезвычайно тяжелыми, у многих местных жителей на лицах остались следы обморожения, а у детей не было приличного образования и шансов на выход из бедности из-за ужасных школ. Дети являлись живым упреком – и коммерческой возможностью.

Таким образом, вместо того чтобы вернуться в Америку, пара решила изучить возможность создания сети недорогих частных школ для развивающихся стран. Они решили взимать плату с родителей, но ее размер не должен был быть высоким. Прибыль планировали получить за счет количества – ожидалось, что школьников будет много. У них был план стать «Макдоналдсом» и «Старбаксом» частного образования.

Идея разработать новую систему школьного образования для сотен тысяч бедных детей казалась абсолютно невероятной, но их это не остановило. Ключевыми факторами успеха были: наличие заработанных на Западе инвестиций, наследие его компании Edusoft и мастерство Киммельмана в деле обработки данных. Пара даже свой медовый месяц провели, исследуя африканские страны, посещая ведущих специалистов в области образования и анализируя, как и где начать. По данным ООН, четверть доходов бедных семей, живущих на территориях к югу от Сахары, направлялась на школьное образование, и это показалось Джею и Мэй весьма многообещающим. Они поселились в Кении, экономическом и технологическом центре Восточной Африки. Страна сохранила сильные британские институты, но государственные школы изнывали от постоянно пропускающих занятия учителей и локальной коррупции, что вызывало у местных жителей разочарование в школьном образовании.

И 6 января 2009 года их компания Bridge International Academies открыла свои двери для дошколят и детей младшего школьного возраста в трущобах Мукуру в городе Найроби. С тех пор компания построила 405 школ («академий») и организовала обучение 100 тыс. детей по всей Кении, а теперь и в Уганде. В сентябре открылись школы в Нигерии, а в апреле следующего года появятся в Индии. Этот журавль в небе действительно может оказаться у них в руке в виде огромной прибыли – ведь они могут получить долю на мировом рынке обучения детей, чьи семьи живут на два доллара в день, что является международной чертой бедности. А размер этого рынка – 51 млрд долларов США.

Открытие каждой новой школы в Bridge International Academies тщательно планируют. Сначала компания определяет лучшие места для своих школ, используя 150-метровый «целевой круг», статистику народонаселения и доходов, данные GPS и аэрофотосъемки. Затем она покупает землю, возводит здание школы силами собственной строительной компании, а потом набирает и обучает местных учителей, часть из которых никогда не преподавали раньше. Эти учителя почти дословно следуют сценарию уроков, подробно расписанному опытными преподавателями на планшетах Android. Все школы преподают по единой, тщательно проработанной методике обучения.

Энергичная пара

Выпускники Гарварда, Мэй и Киммельман соединяют огромную «интеллектуальную огневую мощь» с непоколебимой верой в себя. Особенно Мэй. У этой матери двух маленьких девочек бледная кожа, рыжие волосы и тихий голос, но она умеет убедить других слушать себя. Несколько лет назад в США у нее диагностировали тромбы в крови и предупредили, что она умрет, если вернется в Китай, но Мэй все равно поехала и выжила благодаря лекарствам. «Как видите, я все еще здесь», – сказала она, улыбаясь, когда мы встретились в Лондоне. «Кто вы – пропагандист образования или предприниматель?» – спросил я ее. «А разве нельзя быть и тем и другим?» – удивилась она.

Мэй занимается набором сотрудников и развитием компании, а Киммельман – ее финансированием и технологиями (третий сооснователь уже отошел от дел). Они по-прежнему живут в Найроби, хотя их центральный офис находится в Бостоне. На Bridge в настоящее время работают 6000 человек. Для финансирования экспансии компания сумела привлечь 100 млн долларов инвестиций (в обмен на 90% акций) от ряда венчурных капиталистов, образовательного издателя Pearson и созвездия интернет-светил: Билла Гейтса, Марка Цукерберга и основателя eBay Пьера Омидьяра, чья компания Omidyar Network с самого начала инвестировала 1,8 млн долларов. Финансовые покровители академии с оптимизмом говорят о выходе на фондовый рынок в 2017 году. А к 2025 году Мэй прогнозирует доход в 500 млн долларов.

В Африке компанию Bridge хвалят за то, что она при помощи образования предлагает средство борьбы с исламским терроризмом. Ее удивительный прогресс был не раз отмечен наградами и номинациями от Корпорации зарубежных частных инвестиций правительства США, Фонда социального предпринимательства Шваба и Фонда Катара для инноваций в глобальном образовании. Тем не менее некоторые западные педагоги и гуманитарные организации выражают обеспокоенность. Кевин Уоткинс, старший научный сотрудник Института Брукингса (некоммерческого) в Вашингтоне, говорит: «Если речь идет о сокращении бедности, то сама идея о том, что бедные люди должны платить за образование, – абсурд». Компания Bridge также столкнулась с обвинениями в использовании авторитарных методов обучения, недостаточной квалификации своих учителей, низком уровне результативности экзаменов (выше лишь, чем в государственных школах) и отсутствии в классах спонтанности.

На это Мэй коротко замечает, что кенийские родители продолжают посылать своих детей в их школы и число детей все растет. «Это не какая-то грабительская школа, пытающаяся украсть последнюю копейку у бедных», – говорит она. Bridge берет в среднем шесть долларов в месяц, в то время как, скажем, начальные взносы в компании GEMS Education, крупнейшем в мире операторе частных детских садов и начальных школ, составляют около 6500 долларов в год, и это в стране, где половина населения живет на доллар в день. Компания Bridge стремится расширить возможности родителей, говорит Мэй, а не вымогает у них деньги: «Некоторые утверждают, что родители, живущие в бедности, не должны иметь права тратить свои деньги так, как они считают нужным; что матери или отцу ребенка просто не хватит ума, чтобы понять, что они хотят для собственных детей. Говорить так – это отнимать у них часть их человеческого достоинства».

Мэй приводит в пример урок, который она извлекла в Китае. Так как она говорила по-китайски, компания Intel подрядила ее контролировать американо-китайское строительство экогорода в Хуанбайу. Однако местный секретарь компартии немедленно привлек ее к работе учителем в начальной школе, важность которой для жителей намного перевешивала экологические потребности. Мэй обнаружила, что проект экогорода им спустили сверху насильно, и действительно, в конце концов он провалился.

Доказательства успеха

Будущее компании Bridge теперь часто обсуждается среди инвесторов, стремящихся получить не только финансовую, но и социальную отдачу. Они задаются вопросом: может ли действительно сработать бизнес для бедных? Может ли социальное предпринимательство Bridge создать ценность как для инвесторов, так и для бедных «потребителей» образования? Выход Bridge на фондовый рынок будет рассматриваться как доказательство, что это возможно. Она уже стала крупнейшей в мире сетью недорогих школ для самых бедных, с которой никто не может соперничать. Однако есть одно большое «но»: Bridge до сих пор не получает прибыли и не будет получать, пока не наберет полмиллиона учеников.

В ее пользу свидетельствует адаптированная Киммельманом технология обучения, получившая название «академия в упаковке». Кроме планов уроков его планшеты также отслеживают производительность ученика и учителя и другие важные данные. Эта система «быстрой и информативной отдачи» привела венчурную фирму Enterprise Associates к мысли рассматривать Bridge прежде всего как технологическую компанию с образовательным портфелем, чьи образовательные технологии могут улучшить другие услуги в развивающемся мире.

«Мечтайте всегда масштабно и не принимайте отказов», – говорит Мэй, устремляя взгляд в будущее. В Индии они впервые всерьез задумались о создании государственно-частного партнерства, возможно, с компанией Tata или с Reliance Industries. И, кто знает, может быть, в один прекрасный день они со своей компанией Bridge с триумфом вернутся в Китай. На данный момент, похоже, для них нет ничего невозможного. ‘



20.10.2015

Источник: SPEAR'S Russia #10(52)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз