Проект Манхэттен


Новая волна портных одевает американских джентльменов, смешивая сшитые по мерке наряды с Мэйфэйра и bespoke с Брауэри. О трансформации нью-йорских ателье рассказывает Марк О'Флаерти.

14.11.2014





Пусть нью-йоркские бизнесмены в большинстве своем одеваются хуже всех в мире (месиво из бежевого нейлона и ботинок с квадратными носами), здесь одновременно живут самые стильные люди планеты – мужчины, которые так же внимательно следят за своим внешним видом, как и их супруги или партнеры. Они носят дерзкую одежду с видом денди и вальяжно прогуливаются со встречи на встречу, зажимая под мышкой блестящий черный кожаный портфель. Тренды они считают несуразными и при этом знают и понимают, что такое стиль.

Современные веяния начались, возможно, с Тома Форда. Когда он открыл свой первый одноимен­ный флагманский магазин на Мэдисон-авеню в 2007 году, тот выглядел как классический магазин мужской одежды: помещение с отдельными примерочными, клубными креслами и застекленными гардеробами, наполненными нагрудными платками и шелковыми галстуками ручной отделки. После нескольких сезонов, когда мужской стиль определялся одеждой для невозможно тощих, а посетителей развлекало музыкальное сопровождение из берлинского техно, на смену пришла солидность.

Прошло несколько лет, и ателье пробрались в центр города – молодые стилисты и портные объединились, чтобы обеспечить растущий спрос на сшитые местными мастерами на заказ костюмы, а также рубашки, обувь и бесчисленные аксессуары. Все это было сделано с нью-йоркским чутьем. А продавцы и портные были знакомы с миром бизнеса.

«У нас сейчас больше заказов, чем мы можем осилить», – рассказывает Кент Килро, управляющий директор Freeman’s, в котором клиенты входят в мастерскую к портному через потайную дверь, спрятанную за книжными полками в конце коридора над рестораном. Это Нижний Ист-Сайд, где атрибуты подпольного бара добавляют новизны бизнесу по продаже костюмов за 5000 долларов и коктейлей – за 13.

Скрытые сокровища

Как только вы заходите в «двери» Freeman’s, перед вами все как в истинном магазине мужской одежды: тома с образцами тканей и диван в стиле «честерфилд», на котором их можно просмотреть. Обстановка изящная, но намеренно не такая аутентичная, как на Джермайн-стрит. «Тут нет белых перчаток, – говорит Кент. – Мы здесь сохраняем “обычность”. Мы хотим, чтобы посетитель видел тех, кто работает над его костюмом».

Так оно и есть. Помещение делят магазин и а­телье, где Энрике Веханде, кубинский портной с четырьмя десятками лет опыта работы с тканью, трудится над тем, что Кент выражает емкой фразой: «усовершенствованный континентальный стиль, но одновременно очень американский, редко с косыми карманами, скорее с неаполитанскими деталями – немного приталенный силуэт с мягкими плечами». Bespoke от Freeman’s – в списке лучших в городе, основное внимание здесь уделяется шитью.

The Armoury – подразделение гонконгского бренда в TriBeCa – предлагает высочайшего качества костюмы, которые шьют приглашенные из Италии и Японии bespoke-портные. Одновременно в магазине – исчерпывающий ассортимент почти завершенных готовых элементов одежды (для которых нужно только подправить манжеты и тому подобное), чемоданов, повсе­дневной одежды и обуви (в том числе и на заказ) от Carmina, Saint Crispin’s и Koji Suzuki.

Как и в большинстве нью-йоркских магазинов, в The Armoury создают продукт, который нравится им самим. На полках лежит бестселлер – черный нейлоновый саквояж Porter Х The Armoury. Компания работает с лучшими брендами над со­зданием уникальных вещей. Все члены команды надевают их и носят. Они и клиенты, и ходячая реклама самих себя.

Похожим образом работает и Brooklyn Tailors, расположенный в Вильямсбурге. Он стал известным, когда оптом продавал свои холщовые костюмы сети Barneys, став культовым производителем в Японии.

«Я начал бизнес из-за фрустрации, – рассказывает Дэниел Льюис из Brooklyn Tailors. – Я искал костюм, но не нашел того, что хотел: нигде не было нужного мне баланса между вкусом, качеством и ценой». Льюис ведет бизнес вместе с женой Бренной, и хотя их цены относительно низкие для истинного bespoke (от 1420 долларов), качество у них отменное.

Посетители, которые покупают их костюмы, сочетают ботинки от Joseph Cheaney с рубашками с воротниками на пуговицах, яркой расцветки или с узорами. Получается очень американский вид – почти как у выпускников частных школ, но ярче, чем обычно. В нем есть городская беззаботность. Те же гены можно заметить в работах Тома Брауни, который смешивает спортивные лоу-фай-рубашки с воротниками на пуговицах со своими тщательно сконструированными причудливыми серыми костюмами.

Новая волна мужских магазинов одежды на Манхэттене и в Бруклине пользуется огромным успехом. «Есть целое поколение молодых нью-йоркских профессионалов, сосредоточенных скорее не на трендах, а на добротно сшитой одежде с настоящей историей в деталях», – говорит Джулия Раголиа, директор раздела моды в манхэттенском журнале мужской моды Man
of the World.

Повседневный подход

В Against Nature есть украшения с готическим духом от Ryan Matthew и джинсы на заказ от Simon Jacobs, что придает новое значение дьявольски аморфному термину smart casual. Это либеральная, модная, определенно нью-йоркская смесь, а во всем остальном устаревший вид классического магазина отлично гармонирует с тем, что ищет посетитель. Он далек от антуража больших брендов и массовой моды, рекламируемой многоэтажными плакатами, мая­чащими на Хьюстон-стрит. Он убедительный, солидный и эксклюзивный.

Образцом мог бы стать винтажный магазин из Мэйфэйра, но новые компании в центре города все делают по-своему. «Мы четверо фактически построили этот магазин с помощью группы друзей, – говорит одна из создателей Against Nature Эмбер Дойл. – Вдохновляли нас викторианская эпоха, эдвардианская одежда и ранне­американский стиль».

Дойл и ее друзья установили чучела белых павлинов рядом с полагающимся по всем правилам кожаным честерфилдским диваном, однако это выглядит аутентично для нью-йоркской истории. Магазин расположен в одной из старейших частей города, и вычурный потолок, напоминающий крашеные панели из штампованного олова (которые встречаются здесь в каждом баре), освещенный винтажными лампами, вносит свою лепту.

В The Armoury есть еще один прелестный визуальный элемент: загляните под коврик при входе –
и вы увидите кованую канализационную решетку. Здание, приютившее Armoury, построено вокруг нее. Она была тут раньше и никуда не денется.

«Нашим клиентам от двадцати до шестидесяти и выше, у них разное прошлое и род занятий: музыканты, художники и бизнесмены», – говорит Дойл. В этом сезоне вдохновение для костюмов прет-а-порте черпается у Мика Джаггера времен его первой жены Бьянки – все как в 1970-х, плавные, заостренные лацканы, которые «выглядят агрессивно на вешалке, но прекрасно носятся после примерки». Есть и «рыцарский манжет», фирменный мотив на рукавах всех пиджаков, – элегантный, плавный, отложной отрез.

Тридцать лет назад Эмбер и ее команда вполне могли бы создать безумную моду в духе Patricia Field или Stephen Sprouse в их самом эксцентричном проявлении, но магазины одежды находятся там, где сегодня актуальная мода. «У нас лавандового цвета шелк и льняные костюмы для одного типа клиентов, но помимо этого у нас есть классические серые костюмы-тройки», – рассказывает она.

Прочь, бежевый нейлон! 



14.11.2014

Источник: SPEAR'S Russia #10(42)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз