Принцип настоящего охотника


Успешный предприниматель, владелец Издательского дома «Московский комсомолец», в охотничьих кругах Павел Гусев, пожалуй, больше известен как первый в России человек, начавший заниматься трофейной охотой. Специально для SPEAR’S Russia он рассказал о самых необычных экземплярах своей коллекции, насчитывающей свыше 500 трофеев, и объяснил, что такое, в его понимании, настоящая охота.

15.09.2009





Все охоты хороши, выбирай на вкус – вот принцип настоящего охотника. Мне лично охота интересна тогда, когда она является трофейной. Понятия пойти и попалить из ружья по всему, что шевелится, движется, убегает или улетает, – для меня уже давно не существует. Я должен выслеживать зверя, чтобы добыть в коллекцию необычный трофей. Обычно объектом такой охоты становится старое, отживающее свой век животное, которое обладает красивейшими рогами или великолепной шкурой – то есть неким необычным трофейным качеством. Мой принцип – не стрелять в самок и детенышей. Во-первых, охотник тем самым помогает сохранять животный мир от вымирания, а во-вторых, такой выборочный отстрел старых самцов только помогает дальнейшему укреплению и увеличению того или иного рода и вида.

В последнее время я здорово пристрастился к горной охоте. Уверен, что настоящий охотник рано или поздно приходит в горы, потому что ничего более масштабного, событийного в жизни сложно представить. Это оставляет самые глубокие впечатления. Я помню практически все свои горные охоты и могу поминутно их расписать: где ночевал, под какими скалами прятались от снегопада, ветра и дождя, как трудно было идти наверх. Мы поднимались в Непале на высоту 4,5 тыс. и выше – до 4700 метров. Туда ходят только альпинисты с веревками, всякими крюками, спецснаряжением, а мы с рюкзаком и карабином ползали по этим опаснейшим горам и скалам. Ощущение сверхтрудностей, собственных сверхвозможностей делает тебя мужчиной, охотником с большой буквы. Когда выбиваясь из последних сил, ты все-таки доползаешь до вершины, высматриваешь трофейного барана или козла и понимаешь, что можешь сделать единственный точный выстрел, иначе животные убегут и ты их никогда больше не увидишь, концентрируются все силы и ты точно бьешь в цель, даже если стреляешь с 400, 500, 600 метров. Я делал такие выстрелы, и горжусь ими.

Отдельный случай – Африка. Каждый уважающий себя трофейный охотник должен побывать на Черном континенте. Потому что это единственное место на планете, где сохранился такой многообразный дикий животный мир, где очень опасно, где тебя подстерегают самые неожиданные препятствия. Я пережил нападение леопарда, бегал от слонов и буйволов. Впечатлений – масса. Африка затягивает и поглощает целиком, и те, кто любит охоту, необычные путешествия, настоящий риск, – они, конечно же, едут туда.

Одна из самых сложных – охота в Камеруне, когда выслеживаешь лесного слона в совершенно жутких условиях, трудновыносимых для человека. Температура – под 40 градусов тепла, влажность – под 100 процентов. Ты постоянно находишься в тропическом лесу, куда не проникают солнечные лучи и где создается полное ощущение того, что 24 часа сидишь в сауне (за несколько дней я потерял там 12 килограммов). Ну и, конечно, это очень опасно, так как ты преследуешь слона по болотам (а иногда – и он тебя преследует: были случаи, когда мне приходилось даже бежать от слонов, и лишь благодаря тому, что они плохо видят и полагаются только на отличное чутье, удалось их обмануть).

Еще один страшный случай приключился в Африке, когда мы преследовали раненого леопарда и он буквально с трех метров прыгнул на капот машины. Оставались доли секунды для выстрела – иначе он ворвался бы уже в кабину и это, думаю, закончилось бы для нас плачевно. Ну и, конечно, очень сложная была охота в Непале на высоте свыше 4 тыс. метров за голубым бараном. Там ходишь по тропкам, в ширину меньше метра, под тобой – пропасть в километр, и ловишь себя на чувстве, что идти просто не в состоянии – ты весь мокрый от страха, пот льет, тебя знобит, так как постоянно думаешь о том, что вот-вот сорвешься. Я как-то спросил у шерпов – местных ребят: «Почему мы ходим без палок, веревок – безо всякой страховки?» А они мне говорят: «Вы же застрахованы. Что вы от нас-то хотите? Разобьетесь – выплатят деньги вашим родным».

Охота в России прекрасна по-своему. У меня здесь есть собственное хозяйство – одно в Тверской, другое в Ивановской области. Я считаю, что лучшие охотничьи угодья – там, где человек сумел сохранить зверя и где хорошо поставлена охрана животного мира.

Есть у меня и трофейный дом, в котором хранятся добытые мной на охоте экземпляры. Многие из них включены в Книгу рекордов охотничьих трофеев России. Больше всего я горжусь камчатским медведем, а также бараном Марко Поло, одним из самых крупных в России, которого я добыл в Таджикистане на высоте 4200 метров. Стрелял почти с 600 метров – и попал. Это была сложнейшая охота, при очень сильном ветре, снегопаде, практически буре.

Кстати, часто бывает, что лицензии на отстрел зверя нужно ждать годами. Я так ждал лицензию, например, на белого канадского барана – несколько лет. Это говорит как раз о том, что существуют очень жесткие правила отстрела экземпляров того или иного вида. И ничего странного в этом нет – это норма. А вот то, что в России по сегодняшний день идет охота с вертолетов и при помощи других механических средств, – это позор. Она должна быть категорически запрещена. И мы ведем борьбу с такими «охотниками». Правда, есть некие исключения в других странах. Например, в той же Африке разрешена охота с машины, но, чаще всего, успеваешь выйти из авто и стрелять уже при подходе к животным. В Новой Зеландии для охоты на серну понадобится не менее 10 дней, чтобы подняться на те кручи и горы, где она обитает. И поэтому там официально разрешена охота с вертолетов, но это делают профессионалы, имеющие лицензию и разрешение на такие полеты.

Очень важно, чтобы охотник был хорошо экипирован. Это не значит, что нужно закупить у ведущих фирм самую дорогую одежду. Я думаю, что каждый подбирает за годы то, в чем ему удобно и комфортно. Я, например, для зимней охоты в России специально заказал в ателье костюм из хорошего солдатского шинельного полотна. Это комбинезон, хорошо сшитый и удобно подогнанный по фигуре, брюки при ходьбе не шуршат, и еще они очень теплые. В них можно сесть на снег, можно лечь. И если есть еще прокладка, то они незаменимы.
Но нужно учитывать, что каждая охота требует особой экипировки. Для горной охоты – одна одежда, для охоты на птиц – другая. Причем, одно дело, когда ты охотишься, допустим, в Англии на фазанов, и совсем иное – на утку в Астраханской области. В каждом случае необходимы разные виды спецодежды. То же самое касается обуви. Это очень важная часть экипировки.

Ну и, наконец, какой охотник без правильного оружия! Для меня лучшее – это Holland & Holland, но не из новейших экземпляров, а из старых выпусков. Его я использую для всех видов охоты. Хотя есть в моей коллекции и современное российское, и старорусские ружья. Например,– очень редкая русская двустволка конца XIX века, сделал которую известный мастер Мацке. С ней я охочусь с собакой на луговую болотную дичь.



15.09.2009

Комментарии (2)

Pat 07.06.2013 04:12

Time to face the music armed with this great ifnormatoin.

Cerdey 22.03.2012 20:30

дурачок ты Гусев.


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз