Письма о криптофинансах

Письмо четвертое


23.11.2018




Img_5329
Кирилл Шмидт

Независимый консультант

Вступив на тропу цифровой войны, экономист Нуриэль Рубини не ограничился одним текстом. 11 октября он выступил на заседании Комитета Сената США и в очередной раз обрушил свой гнев на криптовалюты, назвав их «родителями всего мошенничества и пузырей», а блокчейн описал как «самую переоцененную и наименее полезную технологию в истории человечества, которая ничем не лучше Excel». Разумеется, ни один критик не защищен от встречной критики.

В своей речи Рубини приводит большое количество аргументов, подтверждающих его позицию. Тем более странно, что, имея такую, казалось бы, весомую доказательную базу, он местами скатывался на уровень дворовых разборок.

Чего только стоит его высказывание о том, что термин shitcoins (употребляемый участниками рынка для обозначения всех криптовалют, кроме биткоина) – это «серьезное оскорбление по отношению к навозу как к ценному удобрению в сельском хозяйстве». Конечно, жанр публичного выступления предполагает некий эпатаж, но от профессора экономики Нью-Йоркского Университета ждешь несколько иной подачи своей точки зрения.

Как закономерный итог, Рубини получил в свой адрес массу высказываний от адептов криптовалют примерно такого же качества. В частности, ему припомнили твит от 2013 года, в котором он сообщил о падении биткоина «еще на 40%». Биткоин тогда торговался на уровне 58 долларов.

Рубини, безусловно, прав, отмечая многие слабые места биткоина: потребляет огромное количество энергии, не быстрый, небезопасный, используется в криминальных целях. Но качество и стиль обоснований, к сожалению, не вызывают должного уважения.

Если поддерживать такой же бытовой уровень аргументации, который выбрал Рубини, то то же самое можно сказать, например, про… автомобили. Дорогие железки, сжигающие огромное количество бензина, стоят часами в пробках. А еще, как мы знаем из американских фильмов, плохие парни перевозят в багажниках машин наркотики и наказанных ими конкурентов.

Местами приводимые им выводы и вовсе граничат с непрофессионализмом.

Рубини справедливо замечает, что с ценой в 55 долларов за транзакцию биткоину сложно будет стать расчетной валютой, никто просто не станет с такими издержками покупать чашку кофе за 2 доллара. Но он почему-то умалчивает, что такая стоимость транзакций была зафиксирована только единожды, в декабре 2017 года, когда стоимость самого биткоина доходила до 20 тыс. долларов. Сейчас же средняя стоимость транзакции находится на уровне 40 центов.

Критикуя практику хардфорков как инструмента появления новых валют, Рубини приводит в пример Coca-Cola, которая только спустя 100 лет выпустила новый напиток Coke, переименовав прежний в Coke Classic. Этому факту Рубини противопоставляет прецедент выделения Etherium Classic из родительского Etherium, который произошел спустя всего три года после появления первого.

Но почему, приводя в пример консервативную продуктовую стратегию Coca-Cola, Рубини закрывает глаза на Apple, обновляющую свою линейку iPhone каждый год? Или почему он не вспоминает большую немецкую тройку автомобилестроителей, выводящих новые модели каждые 1,5–2 года?

Рубини упоминает об отсутствии страхования вкладов, об отсутствии безопасности операций в целом, о том, что в криптоиндустрии не существует ни одного института, предлагающего соответствующие решения.

Однако вряд ли такой видный экономист, делающий доклад в Сенате США, мог пропустить информацию о том, что на момент его выступления американскими финансовыми регуляторами было выдано как минимум три лицензии (компаниям BitGo, Northern Trust и Prime Trust) на предоставление кастодиальных услуг для криптовалютных активов. Четвертой компанией стала Coinbase, получившая такую лицензию от Управления финансовых услуг штата Нью-Йорк 23 октября.

Получение такого одобрения означает, что эти организации полностью соответствуют всем строгим требованиям и стандартам, предъявляемым к любым депозитарным компаниям, вне зависимости от того, какие активы они хранят в интересах своих клиентов.

При всем глубоком уважении к Нуриэлю Рубини как к ученому данная речь производит впечатление скорее компиляции уже давно известных всем недостатков и ограничений криптовалют. Причем для человека такого уровня аргументация совсем слабая, а манера изложения этих банальных фактов похожа скорее на ссору супругов, нежели на беспристрастный анализ данных.
Пожалуй, единственным интересным лично для меня моментом стало сравнение уровня проникновения интернета в начале его появления с количеством пользователей криптовалют. Рубини приводит следующие цифры: 738 млн пользователей спустя девять лет после появления интернета и только 22 млн кошельков по прошествии примерно того же срока после появления первого блока биткоина.

Но вопрос в том, что биткоин никогда не претендовал на такую же значимую телекоммуникационную роль, как всемирная паутина. Его единственная цель – дать возможность совершать платежи от одного участника к другому напрямую, без привлечения финансового посредника. С этой фокусной задачей он справляется полностью.

Пол Волкер, бывший председатель ФРС США, назвал банкомат единственной полезной инновацией, придуманной банками. По сути, банкомат кардинально изменил процесс взаимодействия людей с кредитными учреждениями. Больше не было необходимости успевать в банк до закрытия и стоять в очереди к кассиру. Сегодня мы не только охотно получаем деньги из банкомата, но и безбоязненно отдаем ему денежные купюры, пополняя свой счет. Сотрудник кассы как посредник в этих операциях больше не нужен. Для того чтобы завоевать такое доверие, банкоматам потребовалось 50 лет.

Биткоин предлагает технологию, при использовании которой можно отказаться от посредника в принципе. Это в корне может изменить процесс взаимодействия людей не только с банками, но и с финансовыми расчетами в целом.

Первые банкоматы выдавали наличные в обмен на специальные бумажные жетоны.

Пока не появилась эффективная фильтрация, 90% входящих электронных писем было спамом. Чтобы смотреть первые телевизоры, нужно было ставить перед ними увеличительное стекло.

Думаю, что девять страниц текста, описывающего принципы работы биткоина, дали миру гораздо больше пользы, чем 37 страниц критики, написанные Рубини.



23.11.2018

Источник: SPEAR'S Russia #11(81)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз











Почему мы не отдаем больше?


S9lmqzuqjkt8yr2xjzqaoq
 

Австралийский философ Питер Сингер признан во всем мире как специалист по вопросам этики и морали. Названия некоторых его сочинений говорят сами за себя: «Демократия и гражданское неповиновение», «Человеческая жизнь больше не священна», «Живет ли Австралия по этическим законам?». Фонд «Нужна помощь» издал на русском языке одну из самых важных книг Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». В ней философ разбирает психологические, социальные и эволюционные барьеры, которые мешают людям заниматься благотворительностью; объясняет, откуда берется установка «ничем не помочь», почему проще потратить время и деньги на помощь одному конкретному человеку, а не на предупредительные меры, которые спасли бы десятки людей, а также почему чувство справедливости на самом деле мешает заботиться о других. Журнал SPEAR’S Russia публикует одну из глав, объясняющую, как сама человеческая природа влияет на наше отношение к этим вопросам.