Обнаженный Брэнсон


Миллиардер, любимец СМИ и публики, красавец, спортсмен, основатель компании Virgin Ричард Брэнсон совсем не склонен к рефлексии: «На самом деле ваши недостатки вовсе не интересуют других людей». Умение вызывать интерес – то самое, в чем ему нет равных. Алина Проскурякова прочитала книгу «Обнаженный бизнес» и посетила встречу с ее автором в надежде понять, как это ему все удается. Звукозаписывающий бизнес, извлечение стволовых клеток, высокоскоростные полеты и банковское дело – одно из последних начинаний.

20.12.2012





Ричард Брэнсон не скрывает высокой продажной стоимости собственного публичного образа: «Так легче выйти на новые направления в бизнесе. Кредиты, которые были выданы нам за последний год, были выданы под бренд». Сэр Ричард произносит «нам», вежливо имея в виду Virgin и всю ее команду, но этим «мы» никого не проведешь. Если в мире и есть бренд, абсолютно неотделимый от своего создателя, то это Virgin. Virgin – это Брэнсон и никто другой.

Человек без слабостей, он, похоже, питает слабость только к силе. Брэнсон предпринял несколько попыток быст­рее всех пересечь Атлантический океан на собственных судах Virgin Atlantic Challenger и Virgin Atlantic Challenger II, прежде чем не зафиксировал абсолютный рекорд. Пересек Атлантику на воздушном шаре Virgin Atlantic Flyer и побил мировой рекорд скорости, пролетев на нем над Тихим океаном. И еще – установил рекорд самого быстрого пересечения Ла-Манша.

Он успешно продает даже свои деловые неудачи, которые подробно описывает в книгах, переиздающихся огромными тиражами. Он обожает внимание любого рода. Высокий социальный статус делает его легкой мишенью для сатиры – и он по-детски радуется пародиям на себя. Несколько раз Брэнсон появлялся в субботнем утреннем шоу BBC Live & Kicking, где изображал «мариновальщика» из комедии Trev and Simon (по созвучности его фамилии с названием популярного производителя маринованной закус­ки Branston Pickle).

Похоже, роль шута ему нравится не меньше всех прочих, а таких как минимум три. Брэнсон – одаренный бизнесмен: построив знаменитый бренд Virgin, объединивший несколько десятков разных бизнесов, от музыкальных магазинов до сверхзвуковых самолетов, он заработал около 3 млрд фунтов стерлингов. Брэнсон – социально ответственная личность: примерно столько же он обещал потратить на борьбу с глобальным потеплением. Брэнсон – великий авантюрист: совершил более трех десятков опасных путешествий. Но мало ли крупных сумм ежегодно перечисляется частными лицами на благотворительность? Да и склонность миллиардеров к авантюризму – скорее правило, чем исключение.

За что его так любят? Во-первых, за историю. Это не просто любимая прогрессивным человечеством история мальчика с соседнего двора, который добился успеха благодаря единственно упорству и безграничной вере в себя, – идеальное воплощение американской мечты. Не только история двоечника, ставшего миллиардером (из-за врожденной дислексии Ричард отставал по всем предметам в школе), – из таких прогрессивное человечество любит делать героев. Это история, превращенная в шоу. Непрерывное публичное выступление, которого он с детства страшно боялся. Во-вторых, его любят за откровенность. Он детально описал свою жизнь в книгах «Теряя невинность» и «Обнаженный бизнес», ставших международными бестселлерами, и много раз сыграл себя в кино («Друзья», «Спасатели Малибу», «Братья по разуму», «Дуракам везет»), был звездой многих реалити-шоу, в том числе «Мятежного миллиардера» (2004) на канале Fox, где конкурсанты соревновались в предприимчивости и силе духа. Он подробно ответил на все возможные вопросы о себе, открыл самые сомнительные детали своих рискованных бизнес-сделок и даже дверь в собственную спальню – так о чем еще спросить Ричарда Брэнсона? «Вам когда-нибудь было грустно?» Такой вопрос прозвучал из зала на конференции «Деньги будущего» в бизнес-школе «Сколково», устроенной финансовой группой Life, где Брэнсон выступал в качестве гостя. «Я никогда не оглядываюсь назад, в этом смысле мне повезло с характером», – ответил бизнесмен.

Как это возможно: поддерживать хорошее настроение у более чем 50 тысяч сотрудников? – поинтересовался еще один участник конференции. – В чем основная ценность вашей корпоративной культуры?

Мы разделяем компанию на небольшие подразделения и не позволяем, чтобы какое-то из них превращалось в крупную фирму. Когда в Virgin Music стало больше 100 человек, я разделил ее на две компании. Нужно, чтобы подразделения оставались в небольшом масштабе. Маленький масштаб – это тоже красиво, в нем особое обаяние. И мы заботимся о гибкости. Если кто-то хочет работать два дня в неделю, делить свое место с кем-то еще – пожалуйста, или если кто-то хочет работать из дома или полгода путешествовать по миру за свой счет – пожалуйста. Традиционное представление, что все должны работать с девяти до шести, включая пятницу, и бояться спросить про изменения в графике, неправильно. Рациональное распределение занятости улучшает настроение в коллективе. Кроме того, я считаю, что компании должны проводить как можно больше увеселительных мероприятий. Чтобы можно было выпить, а потом вспоминать, как это было здорово. Я выстраиваю иерархию своих личных приоритетов так: сотрудники, клиенты, акционеры.

Ричард, а как вы нанимаете людей? – спросил ведущий встречи Владимир Познер (В. П.). – Вы можете научить человека быть предпринимателем?

Лучший способ стать предпринимателем – просто делать что-то. Ведь что такое бизнес? Это возможность менять жизнь других людей. В Virgin у нас невысокий процент ухода сотрудников, потому что мы стараемся, чтобы они получали удовольствие от работы. Если компания построена на предпринимательском духе, она стимулирует сотрудников к реализации талантов внутри себя, а не к тому, чтобы уходить в собственный бизнес. И еще мечта. Это хороший инструмент оценки профпригодности человека при приеме на работу. К примеру, если кандидат мечтает летать, он нам подходит. Люди, у которых нет мечты, не смогут начать новое дело и добиться успеха.

В. П.: 60% населения подключились к Интернету, но только 10% используют его для банковского обслуживания. Как-то очень консервативно… – ведущий перешел к основной теме мероприятия.

Мобильный банк – это когда вы двигаетесь и на ходу получаете банковский сервис: осуществляете операции, сидя в кафе или в машине; используя телефон как кредитную карту, наличные деньги, можете оплатить чашку кофе через электронный платежный сервис Square. Хотя такие устройства несут потенциальную угрозу банкам. Вот раньше были музыкальные магазины Virgin Megastore, а потом появился Интернет и возможность бесплатно скачивать музыку, и наши музыкальные магазины поч­ти исчезли. Я думаю, что банки-то выживут, но только те, которые будут быстрее других осва­ивать технологии типа Square. 15% населения располагают банковскими счетами, но целых 80% пользуются мобильными телефонами. Представьте, 50% всех мобильных транзакций осуществляется в Африке. Мобильный банкинг представляет угрозу всей африканской банковской отрасли, и если он будет продолжать развиваться, реальная банковская отрасль может просто исчезнуть. Они начинают предлагать услуги малому бизнесу, у которого нет терминалов для мобильного обслуживания, нарушая цепочку и позволяя компаниям получать оплату от своих клиентов, таким образом они создают отдельную платежную платформу, не зависящую от банка.

В. П.: Вы инвестировали в создание Square?

Да, мы это сделали. Мы работаем в нише банкинга, но задумываемся о перспективах его главного конкурента – электронных мобильных технологий. Square – это страшная угроза банкам, но мы пытаемся не бояться инновационных угроз. Наша стратегия – добиться персонализации во всем. Можно добиться ее, даже не заставляя клиента приходить в банк. Можно не встречаться со своим персональным менеджером, многие люди уже не желают ходить в банк. В век высоких технологий не нужно обязательно владеть лучшим продуктом, важно владеть отношениями с клиентом. Если знаешь, как этого добиться, все будет в порядке. Можно делать это и через Интернет. Важно, чтобы у человека на другом конце Сети было  имя и, в идеале, лицо. Зато такой менеджер может общаться с двумястами клиентами вместо десяти, но делать это по-человечески, уметь пошутить, а если допустил ошибку, принести личные извинения. То есть по возможности оставаться человеком. У мобильного банка должно быть человеческое лицо.

В. П.: Ваш проект Virgin Galactic – что это такое?

Virgin Galactic (первый коммерческий проект, позволяющий отправлять людей в космос. – Прим. ред.) – моя давняя мечта. Я хотел отправиться в космос и сделать так, чтобы большинство из сидящих здесь мог­ли позволить себе это. При условии гарантии обратного билета, я уверен, многие не отказались бы. Уже 40 человек из России подали заявки.

В. П.: Ричард, у вас 300 компаний, какое место среди них вы отводите банковскому бизнесу?

Признаюсь, я не питал серьезного интереса к этому изначально, единственное, что меня по-настоящему занимает, – это создание компаний, которыми я мог бы гордиться. Грамзапись и банковское дело не сильно отличаются для меня по сути, поскольку компания – это лишь группа людей, объединенных одной целью. И главное – определиться с человеком, который может мотивировать всех. С таким подходом можно добиться любого результата. Если вы достигли успеха в создании одной компании, можно достичь его и в другой.

В. П.: Для меня удивительно, что вы успешны в таком консервативном деле, как банковское. Считается, что там нет места предпринимательскому духу. Значит ли это, что мы пришли к такому моменту в истории, когда пора перевернуть традиционное восприятие банковского дела? В Совет­с­ком Союзе к деньгам относились презрительно. Быть богатым считалось плохо, и на деньги нельзя было много купить. Потом все очень круто поменялось. И очень быстро многим стало понятно, что деньги-то и были главной ценностью. Как соз­дать ситуацию, когда люди поняли бы, что бизнес – это не только зарабатывание денег? Может, и здорово купить клуб Chelsea, но важнее создавать что-то, что будет иметь значение для очень многих людей, творить. Как сформировать такое восприятие?

Мне кажется, довольно легко. Надо дать людям возможность решать за себя и отвечать за себя. Самим принимать решения. И тогда деньги потеряют свое первостепенное значение.

В. П.: У нас еще есть такая установка, что бизнес должен оплачивать то, на что у правительства не хватает денег. Подводится под теорию социально ответственного бизнеса. Такая медаль, которую ты можешь себе прицепить к груди. Насколько эта идея контрпродуктивна для самого бизнеса?

Концепция социально ответственного бизнеса, конечно, правильная, но то, как она используется в России, превращает ее в контрпродуктивную. Мы в Virgin не располагаем какими-то специальными программами социальной ответственности такого рода. Принцип работы наших отделений – автономность бизнеса, со своим внутренним расчетом прибылей и убытков, это позволяет быть конкурентоспособными на рынке.

Материалы по теме



Алина Проскурякова
20.12.2012

Источник: SPEAR'S Russia

Комментарии (1)

Suayp 16.01.2014 02:05

I'm so glad that the inertnet allows free info like this!


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз