Неземная архитектура


Мало кто может вдохнуть жизнь в роскошную яхту так, как это умеют делать французские дизайнеры Кристиан Лиэгр и Гийом Роллан. Люсия ван дер Пост – о домашнем уюте под парусом.

07.11.2016





Для сообщества счастливых обладателей яхт важнейший вопрос, пожалуй, – это как сделать свой дворец эксклюзивным, непохожим на то, что есть у прочих мореходов. Вы ведь покупаете яхту не для того, чтобы она была такой, как у других. Многие, конечно, идут по весьма привлекательному пути, который я бы назвала «смотрите на меня». Таким нужно нечто настолько роскошное и грандиозное, чтобы другим оставалось только любоваться и завидовать. Те же, у кого развит более изысканный вкус, кому важно, чтобы каждый сантиметр жизненного пространства был тщательно освоен и чтобы яхта имела атмосферу утонченности и легкой недосказанности, все чаще обращаются к Кристиану Лиэгру.

Лиэгр известен тонким подходом к роскоши и прекрасным знанием мореходной специфики. Несколько его проектов получили международные награды, и теперь в его студию дизайна интерьера обращаются многие из тех, кто не согласен ни на что, кроме самого лучшего.

Впервые он привлек внимание представителей британского мира дизайна, когда открыл небольшой, но абсолютно совершенный шоу-рум на Фулхэм-Роуд и обратил наши взоры на древесину венге. Из этого идеального штаба он начал снабжать нас ни на что не похожими элегантными и современными предметами интерьера (чаще всего выполненными, разумеется, из венге), придававшими убранству наших помещений новый, свежий и утонченный вид.

Хотя наибольшую известность ему принесла мебель, Лиэгр еще и архитектор. Он строил и проектировал дома и создавал интерьеры для отелей, ресторанов и частных домов по всему миру. И все эти годы он не забывал и о дизайне интерьера яхт, что неудивительно для человека, выросшего на французском побережье Атлантики. Ему принадлежат интерьеры нескольких лодок из числа самых элегантных, что бороздят морские просторы.

Совсем недавно он решил уйти от каждодневной работы по управлению компанией и продал ее, согласившись на условия Navis Capital Partners, Symphony International и Chanintr Living. Было решено, что Лиэгр продолжит личное сотрудничество с брендом, но руководителем отдела дизайна интерьера яхт станет Гийом Роллан, архитектор, вот уже 15 лет проектирующий мебель для судов совместно с мэтром.

Как и Лиэгр, Роллан вырос рядом с морем и научился ходить под парусом еще в раннем детстве, так что любовь ко всему морскому у него в крови. Он начинал как дизайнер яхт, но затем переключился на проектирование интерьеров. Ежегодно он работает над шестью заказами, и каждый из них по-своему уникален. Роллан всегда отталкивается от пожеланий и пристрастий каждого конкретного клиента и от особенностей его яхты.

Хотя, по его словам, клиенты довольно часто приходят к нему со своим планом, где есть вещи, замеченные ими на других лодках, чаще всего выясняется, что необходимость в этих предметах интерьера – мнимая, а в действительности клиентам нужно нечто другое. Поэтому Роллан и его команда тратят много времени и сил на то, чтобы детально обсудить с каждым клиентом его идеи. По словам дизайнера, заказчикам нравится такой подход к работе – это напоминает им совместный разбор мотора: они видят, как можно решить разные проблемы. «Мы все время задаем вопросы и им, и себе, – говорит Роллан. – Пытаемся все сделать абсолютно правильно. Прежде всего мы стараемся не повторять то, что уже сделали до нас. Иначе нас можно было бы назвать ленивыми. Всегда стремимся улучшить то, что было сделано до нас».

Невидимая роскошь

Главная проблема – это, разумеется, нехватка пространства. «Роскошь, – считает Роллан, – заключается прежде всего в грамотном использовании пространства, а не в том, как выглядят предметы обстановки. Если у вас получается вы­играть здесь и там пару сантиметров, это может намного повысить уровень комфортности лодки. Так, я понял, что можно уйти от традиционной четырехугольной формы кровати, несколько ее сузив. Такую кровать легче обходить, а в условиях яхты это важно. Мы также заметили, что стандартные двери имеют ширину 80–85 см, а это довольно много для ограниченного пространства. Мы выяснили, что, уменьшив двери до 55–60 см, мы высвобождаем довольно много пространства в каюте, создавая дополнительное место для шкафов. Кроме того, такие двери выглядят красивее и пропорциональнее. На самом деле роскошь заключается в невидимом. Суть не в том, что вы видите, а в том, что чувствуете, ощущаете. А эстетика или выбор материала, то есть то, на чем сосредоточены многие, оказываются лишь последним элементом головоломки. Ими мы занимаемся, когда все практические проблемы решены и жизненное пространство найдено».

Роллан не верит в «дизайн» или в «концепции»: «Больше всего я верю в удобство для жизни. На лодке вы со всех сторон окружены морем, ультрафиолетовыми лучами, ветром и волнами. У этой среды крепкий, суровый характер, а значит, лодка должна быть похожа на гнездо, где вы чувствуете себя в безопасности. Она не должна превращаться в «концепцию» или в «манифест дизайнерской мысли». А в темное время суток ваша яхта должна быть особенно уютной и по-домашнему теплой, дающей ощущение защиты от стихий природы. Лодка плавно движется по волнам, и поэтому все линии на борту должны быть плавными, округлыми и текучими. Так что я не верю в прямые углы – на борту все формы должны быть округлыми. Острые углы на яхте уж совсем ни к чему. Помимо всего прочего, при падении вы с гораздо меньшей вероятностью поранитесь, если их не будет».

Роллан убежден, что яхты – это давний атрибут человека, поэтому он старается «привносить в них элементы, находящие отклик в нашей коллективной памяти; это способствует возникновению приятного чувства узнавания и создает ощущение радости жизни». Так, когда Роллану заказали интерьер для яхты Perini Navi, принадлежащей Руперту Мердоку, он остановился «на использовании красного дерева, которое издревле применялось для отделки парусных яхт». «В каютах мы воссоздали маленькие балки, которые также можно обнаружить на классических парусниках, – рассказывает дизайнер. – Таким образом, мы создали приятное чувство того, что твое судно вписано в традицию».

Тихие воды

Студия почти всегда поставляет и всю мебель для судна. Это могут быть, к примеру, кофейные столики в виде гальки. В качестве материалов используются мрамор (если того желает клиент), тик и явор. Предметы всегда изготавливаются с нуля. «Сам вид наших изделий должен успокаивать и вдохновлять», – говорит Роллан. Его интерьеры действительно отличаются от более вычурных моделей, которые часто можно видеть на яхтах, пришвартованных в модных гаванях. Роллан подчеркивает, что его задача как дизайнера – прежде всего поиск решений существующих проблем. Как только появляются детальные планы, он уже может осуществить любые желания клиентов. Но при этом те, кто обращается в студию Лиэгра и Роллана, хотят приобщиться к новому, утонченному пониманию роскоши. Такие клиенты уже знают, что дело не в блеске золота и не в леопардовых шкурах. Новая роскошь заключается в ощущении комфорта и в тщательно продуманном использовании пространства, а также в безупречно изготовленных элементах всех конструкций судна – от рейлингов до дверных ручек.

Правда, в последнее время вкусы клиентов меняются, утверждает Роллан. В наши дни большие деньги удается заработать очень молодым людям. И, по наблюдениям Роллана, эти новые клиенты выбирают возвращение к простоте: «Молодые и успешные не любят статусные предметы, которые можно выставить напоказ. Им нужно что-то более легкое и свежее. Кажется, они не любят устраивать на борту модные тусовки. Они предпочитают тихо уйти под парусом куда-нибудь к укромным бухтам со своими семьями, чтобы насладиться более интимной обстановкой». Именно это им и может предоставить студия Лиэгра.



07.11.2016

Источник: SPEAR'S Russia #10(62)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз